Андрей Кончаловский откровенно рассказал, как трагедия с дочерью изменила его жизнь

И признался, что от личной боли может расплакаться
Андрей КончаловскийАндрей КончаловскийФото: Евгения ГУСЕВА

Почти четыре года прошло с момента страшной аварии, которая случилась на юге Франции, и где серьезно пострадала дочь Андрея Кончаловского и Юлии Высоцкой – Маша. Несмотря на то, что эта беда еще больше скрепила звездную семью, говорить о ней в прессе актриса и режиссер долгое время отказывались.

И только недавно в эссе для «Российской газеты» автор «Рая» и «Дома для дураков» рассказал о том, насколько сильно это несчастье изменило его.

Накануне своего 80-летия режиссер решил посетить Сахалин — искать новые мысли, познавать людей. «От личной боли могу расплакаться. Где я беру силы при своей личной боли прилетать на Сахалин? Не знаю, не знаю…», — пишет он.


«Есть определенные смыслы, которые появились после того, как произошла трагедия с моей дочкой. И они движут мной сегодня», — объясняет Андрей. Необходимость жить дальше, не смотря ни на что, вкупе с трудом философа Виктора Франкла «Сказать жизни “Да!”», помогли мужчине не опускать руки: «Это великая книга, которая меня многому научила. Научила тому, что в любой ситуации человек может найти смысл».

На фото - режиссер с младшей дочерью Машей, а сына Петю держит на руках его жена Юлия Высоцкая

На фото – режиссер с младшей дочерью Машей, а сына Петю держит на руках его жена Юлия Высоцкая

Несмотря на материальный достаток, Кончаловский старается ограничивать себя. «Жизнь — это боль, да. У дерева же все болит. Но все-таки жизнь — это больше желание. Жизнь — это дефицит. Изобилие — это смерть. Когда я голодаю или держу диету, возникает совершенно иное отношение к еде и куску хлеба. Дефицит очень важен во всем. В свободе, и то дефицит нужен, даже необходим. Как только человек имеет всю свободу на свете, он становится животным. Как только вы видите потухший взгляд и отсутствие всяких желаний, то все, жизнь закончена. Надо пестовать свои желания, пока они у тебя есть, и все будет. И творчество, и все остальное. Голодание продлевает жизнь. Сытость ближе к смерти», — философствует мужчина.

В свои 79 режиссер старается двигаться только вперед: «Мне еще хочется иметь очень много желаний. Разных. Это все называется жажда жизни».

К слову, в начале 2016 года Юлия Высоцкая говорила, что девушка «очень-очень медленно» движется к выздоровлению, но они надеются, что она все-таки поправится.





Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!