Когда страх критики мешает творчеству

Недавно одна моя ученица – очень талантливая девушка-иллюстратор, которую я сопровождаю в работе над её собственной и очень объёмной книгой, призналась, что боится следовать моим советам или принимать во внимание готовые иллюстраторские решения в уже изданных книгах, которые я ей нахожу и показываю по теме. А всё потому, что она боится критики. В частности боится, что кто-то ей скажет, что “сразу видно, что это под руководством Ратковски сделано” или “вы это сделали так же, как тот-то!” Некоторое время спустя одна девушка на моём “Творческом завтраке” задала тот же вопрос. Как быть, когда нравится какой-то стиль или приём, ты хотел бы ему научиться, но боишься попробовать, чтобы никто не пришёл и не упрекнул в плагиате. Поясню сразу, что и в первом и во втором случае шла речь не о копировании каких-то конкретных сюжетов других авторов, а о технике исполнения работ.

Я вижу здесь две проблемы. Одна – страх внешней критики. Вторая – страх внутренней критики в случае с использованием готовых решений, когда художник терзается и упрекает себя в недостаточной изобретательности и талантливости. Поэтому считает, что вынужден обращаеться к копилке чужого опыта. Разбираться более глубоко и подробно нужно как раз со вторым страхом. Потому что с внешней критикой как раз всё понятно.

Тот, кто говорит художнику подобные вещи (причём ни с глазу на глаз, а для обозрения широкой публике), ставит его намеренно в позицию, вынуждающую к оправданиям, подрывает авторитет, провоцирует. Название этому есть совершенно чёткое – троллинг. Плохо, если тролем становится человек из близкого круга общения, но тогда просто нужно сделать соответствующие выводы. Тролю по сути дела всё равно. У него нет цели понять и оценить ваши физические и моральные затраты. Может он хочет отомстить вам за что-то или невысокого мнения о ваших способностях. Но с какой радости его проблемы должны становиться вашими? Нужно усилием воли отсекать от себя таких людей. Другого выхода здесь нет, чтобы обеспечить себе здоровую рабочую атмосферу. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на разборки с недоброжелателями. Поэтому и обсуждать этот вид страха я дальше не стану.

С внутренним критиком всё намного сложнее. С одной стороны, каждый должен поступать в соотвествии с внутренними моральными принципами и установками порядочности, а не страхами. Но так как установки у всех разные, важно понимать и юридическую сторону вопроса, чтобы не зайти случайно или намеренно слишком далеко и иметь чёткое представление о том, какая степень подражания технике исполнения чужих работ допустима. При этом важно понимать, где проходит граница между плагиатом и продуктивным творческим заимствованием, когда идёт речь об обучении новым изобразительным навыкам и обогащении собственной изобразительной техники, а не о простом подражании. С другой стороны, никто ведь больше не сокрушается над тем, что работа определёнными материалами требует последовательности определённых шагов. Или для того, чтобы передать глубину рисунка, поколения мастеров работали над тем, чтобы развить ряд приёмов изображения перспективы на плоскости.

Не так давно я открыла для себя такого замечательного иллюстратора, как Джеред Мурэлт (Jared Muralt)

Когда я первый раз увидела работы Джереда, сразу же узнала в его работах стиль знаменитого Мёбиуса. Если вы не знаете, кто это, то коротко расскажу, что речь о французском иллюстраторе комиксов Жане Жиро (Jean Giraud, 1938-2012), который публиковал под своим настоящим именем комиксы-вестерны вроде “Капитан Блюбери”, а под псевдонимом Мёбиус отрывался на психоделических и футуристических комиксах.

Со временем Мёбиус стал настоящей стиль-иконой кимиксов нашего времени. Не то, чтобы он сам полностью придумал типичную вариацию и ритм линий (всё-таки гравюра, в том числе и японская ксилография – это наше всё), но его рука и манера изображения героев сразу узнаётся. Ниже иллюстрация из книги Мёбиуса “40 дней в пустыне” (40 days dans le desert/ 40 Days in the Desert )

И как же быть? Как относиться к работам Джереда? Ведь явно же отличный, способный иллюстратор. Но что это? Копирование, плагиат или всё-таки допустимая норма использования мирового художественного достояния?

Чтобы ответить на все эти вопросы, нужно присмотреться к пути становления успешных иллюстраторов. Сам Мёбиус в начале своей карьеры рисовал в стиле знаменитого рисовальщика Jijé – Жозе Жильян (Joseph Gillain, 1914-1980). Причём работал он в этой технике почти всю свою жизнь, и лишь постепенно добавляя в приобретённую манеру исполнения индивидуальное видение. То есть сначала Мёбиус научился ряду каких-то чётких приёмов, а потом пошёл дальше. Подчёркиваю, что он не обводил чьи-то чужие картинки и печатал их на своих майках, а учился стилю и технике изображения через тщательное изучение типичных для жанра работ в процессе самостоятельной работы.

Чтобы сравнине было более наглядным – вот работа Jijé.

А это работа Мёбиуса, вернее Жана Жиро, когда он подписывался просто Gir и работал в манере Jijé.

Знаменитая Лизбет Цвергер достаточно долго копировала технику исполнения работ художников-иллюстраторов Карла Ларссона (Carl Larsson, 1853-1919) и Артура Рэкхема (Arthur Rackham, 1867-1939) в своих работах. Обратите и здесь внимание на то, что она не копировала их сюжеты и идеи – у неё для этого своих достаточно, но рисовала в очень похожей манере. И тем не менее Лизбет выросла в самодостаточного иллюстратора с ярко выраженным индивидуальным стилем, которому не стыдно признаться, откуда растут ноги у её вдохновения.

На мой взгляд здесь вот что важно. Копирование – осознанное или нет – неизбежно. Если мы вдохновляемся кем-то настолько, что готовы повторять в своих работах его стиль – это очень хороший индикатор. Значит мы хотим выйти на новый уровень мастерства. Если только речь не о так называемых me-too продуктах. Когда плагиатом популярного занимаются специально, чтобы запрыгнуть на модную лошадку и урвать “с паршивой овцы хоть шерсти клок”. Но это уже совсем другой случай, и его мы здесь совсем не рассмативаем. С творческим ростом и развитием он не имеет практически ничего общего.

Работы Лизбет к сказкам Братьев Гримм

Работы Артура Рэкхема

Если бы и та же Лизбет, и тот же Жан Жиро не прошли в своё время через этап копирования техники работы других мастеров, они бы не стали самобытным иллюстраторами с ярко выраженным индивидуальным стилем. И это нужно понимать и принимать, а не бояться. Потому что все эти “критики”, голоса которых мы постоянно слышим у себя в голове и проигрываем снова и снова, как пластинку, мешают нам свободно творить и по-настоящему раскрыться.

Иногда, чтобы понять, как сделана работа, которая нас трогает, нужно копировать, чтобы научиться так же. В таком случае речь об учебной копии. Выученный приём пойдёт только на пользу собственным индивидуальным работам. Я прямо советую своим ученикам открывать любимые книги и копировать иллюстрации, чтобы выработать для себя свою последовательность действий в полюбившейся технике и манере исполнения. Помните, у нас даже Рисовальный флешмоб был на такую тему, и я копировала иллюстрацию Лизбет Цвергер, чтобы разобраться с иллюстративными акварельными заливками.

Eine Lisbeth Zwerer Kopie

Eine Lisbeth Zwerer Kopie

Фишка здесь только в том, чтобы приложить выученный приём к собственной изобразительной манере, а не пытаться слепо копировать учителя.

В случае с Джередом соглашусь, что его работы достаточно близки к технике Мёбиуса. Но и здесь нужно знать и понимать одну важную вещь. И манера исполнения Jijé, и манера исполнения Мёбиуса стали своего рода каноном в мире комиксов – вещами стилеобразующими и задающими направление. А Джеред ведь и рисует именно комиксы, поэтому по вполне понятным причинам придерживается уже узнаваемой для комиксов манеры изображения. И это не отменяет тот факт, что Джеред – потрясающий рисовальщик, которым я очень восхищаюсь. У него очень интересные, насыщенные, потрясающие работы. Много бы кто хотел рисовать так, как Мёбиус, да не умеет. А Джеред умеет, при этом придумывает свои оригинальные итории. Не удивлюсь, если всего через 10 лет его стиль рисования всё-таки видоизменится, и его обогащённая опытом манера рисования станет стилеобразующей для комиксов последующих поколений.

Подумайте только, что речь идёт не о плагиате, а о художественных технологиях и приёмах, которые лучше освоить, чем нет. А если ещё есть возможность обмениваться опытом с живыми людьми – такое просто на вес золота. Ведь без этого этапа в вашем творчестве никогда не будет следующего.

Вообще работать и развиваться интереснее, чем выслушивать незаслуженные обиды – хоть от себя, хоть от других. Лёгких путей развития не бывает. Получать знания, когда ты больше не в школе, – вещь очень сложная. Поэтому так важен полноценный обмен с коллегами и внимательное изучение работ других мастеров. И если этого обмена, советов или использования готовых приёмов бояться, даже избегать, чтобы ни дай бог никто ничего не сказал – это тупик. Оригинальность расцветает только там, где для этого есть плодородная почва, и создаётся она только в процессе работы.






Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!