Самое ценное, что дало мне медицинское образование — это знания. Знания о собственном теле, его строении, физиологии, знания об окружающем мире

Я знаю, чем на самом деле грозит мне курение. Я насмотрелась на умирающих от рака легких, видела инфаркт в 35, осматривала пациентов перед подготовкой на ампутацию конечностей при атеросклерозе, знаю, что такое ХОБЛ и сколько стоят ингаляторы.
Я знаю, что то, что я тренирую, будет служить мне дольше. Я тренирую мозг – чтобы не сделаться к 60 годам маразматичкой, я читаю книги перед сном и не смотрю ТНТ. Я тренирую тело (умеренно) — пять автобусных остановок до работы и обратно — это не много. Мое сердце скажет мне спасибо в 50.
Я знаю, что я – это то, что я ем. Я отказалась от колбасы и сосисок, консервов, магазинных сладостей, чипсов и прочего, редко ем фастфуд. Занятия по гигиене питания дали мне знания о составе основных продуктов питания, и я понимаю, почему на последние деньги полезнее купить гречу и яйца, а не несколько пачек макарон, почему оладьи лучше есть на завтрак, а курицу — на ужин. Я не занимаюсь домашним консервированием, потому что знаю, что после длительной термической обработки в овощах и фруктах пользы абсолютно никакой.
Я знаю, какими проблемами грозит мне беременность. Поэтому, запланировано забеременев, я позаботилась о своем здоровье и здоровье своего будущего ребенка. Зная о своей наследственности по варикозу, я стала носить компрессионное белье с первого месяца беременности. Видя, что у всех моих кровных родственников остеохондроз, я облачилась с середины беременности в бандаж, потому что не хочу иметь грыжу на позвоночнике в 30 лет. Видя, что моей же коллеге гинекологу из женской консультации абсолютно начхать на мою анемию в анамнезе и половину запломбированных зубов, я начала принимать железо и кальций самостоятельно.


Я заставила свою мать, страдающую АГ и дефартрозом, принимать гипотензивные и аспирин по часам, измерять АД 2 раза в день, покупаю ей дорогущие статины на свои деньги, колю 2 раза в год хондропротекторы, потому что знаю, что инсульт лучше предотвратить (писать в памперс — то еще удовольствие), и знаю, что очередь на протезирование суставов два года (или больше сотни косарей).
У меня есть знания, и я охотно делюсь ими с окружающими, но на меня смотрят как на идиотку, когда я отказываюсь от колбасы, когда я говорю старшим родственницам, что не «закручиваю банки», когда я иногда бегаю по вечерам, когда видят на тумбочке «Мастера и Маргариту», когда я говорю, что обожаю перловку. Все мои доводы разбиваются о стену непонимания и узколобости. Это их право — не хотеть знать.





Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!