В ОДНОЙ КВАРТИРЕ С ПАЛАЧОМ

Ехал в маршрутке. Около беседовали две питерские старушки. Чистенькие, аккуратненькие, явно обе старше восьмидесяти. Обсуждали какие-то бытовые проблемы, газ, электричество, коммуналки (каждая пожила в них). Вдруг я уловил что-то интересное. И был вознагражден прекрасной (не знаю, подходящее ли слово) историей.

Обсуждая коммуналки, одна старушка показала на дом, что мы проезжали. — А вот, кстати, видишь, горит окошко? Это Ленино окно. Ну ты ее знаешь. А у нее была сестра, двоюродная, как же ее… Не Даша… Не Глаша… Как же… Ну не важно. А папа у сестры был генерал. Красавец! Мощный! Вся грудь в орденах! Против Колчака воевал. Ранен был. Герой! А в тридцатых их всех арестовали. Генерала, жену его и двух дочерей: вот эту, не помню имя, и ее сестру. Ну, там, начали просить, кто-то ходил куда-то, были друзья. И ее в итоге отпустили. Как младшую. А все остальные погибли. А квартиру их следователю отдали, который как раз дело вел. И вот ее поселили назад. Не знаю почему. Может, следователю не по чину такая генеральская квартира была, может еще что. Ну и сделали из квартиры коммуналку. И она в одной комнате живет, а следователь с семьей в двух остальных. Вот так и жили.
— Да… — вздохнула (слишком равнодушно, на мой взгляд) вторая старушка. — Долго вместе прожили-то?

— Да так и прожили. Не меняли. Уже перестройка была, когда они умерли. И она, и следователь…

Тут старушки заговорили еще о чем-то и вышли, а я остался. Осознавать. Никакому Галичу до такого сюжета не додуматься. Шекспиру не додуматься. Потому что нет человеческого гения, который мог бы объяснить, как можно жить десятилетия в одной квартире с дочерью своих жертв и с палачом своих родителей. Не объяснить это. Впрочем, советскому человеку и не надо объяснять. И так понимает. Тут я вздыхаю тихо, с сожалением и немного устало, как вторая старушка.

Похожие посты



Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!





Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!