«Я не протяну и двух месяцев»: рассказ бывшего главбуха «Седьмой студии» Серебренникова о своем деле, недуге и отце, который может умереть

Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и журналист Дождя Когершын Сагиева во вторник, 30 мая, побывала в изоляторе временного содержания на Петровке, 38, где в настоящее время находится обвиненная в мошенничестве бывший бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева. В каких условиях оказалась Масляева, а также почему она готова на все, чтобы ее отпустили домой, — в материале Дождя.

Нина Масляева — бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова — сидит в двухместной камере-клетке, в которой пахнет мочой, на Петровке, 38.

На ней синий бархатный костюм со стразами, розовые теплые тапочки (дочери передали ей вещи). Пожилая женщина выглядит бледной, ее рыжие короткие волосы растрепаны, на глазах — слёзы. Нина повторяет: «Я не выдержу, не протяну двух месяцев, мне уже очень плохо».

Суд арестовал Масляеву до июля — женщину с диабетом второй стадии, гипертонией и ишемической болезнью сердца. Скоро под конвоем ее увезут в СИЗО № 6, где камеры на 40 человек, катастрофически не хватает врачей и лекарств. Соседка рассказывает ей, как подготовить медицинские документы, чтобы как можно быстрее родственники смогли передать собственные таблетки. Я обещаю поговорить с врачами в будущем, это ее немного успокаивает.

Нина Масляева с 2000 года работает в культуре, всегда бухгалтером. До сих пор она числится в театре у Никитских ворот. До этого работала в театре Модерн.

«Я же не Кирилл Серебренников и не Юрий Итин (директор «Седьмой студии», отправлен под домашний арест — прим. ред.), этим все сказано, я простой человек, наемный работник, поэтому меня и кинули в тюрьму. Я готова на все, сотрудничать со следствием, лишь бы меня отпустили. У меня больной отец, ему 85 лет, сидит с медсестрой, а платить кто ей будет? Он же умрет, я об этом всё время думаю», — говорит Нина Масляева и начинает тяжело дышать.

Все эти доводы — о состоянии здоровья Масляевой и отца звучали и во время заседания, но судья все же отправил в СИЗО. «Одно могу сказать, я хочу выйти, я не молодой человек, чтобы здесь сидеть. Адвокат подал апелляцию, чтобы меня домой отправили, я молюсь, чтобы дома оказаться, чтобы прийти в себя. Я не буду исчезать. Помогу следствию», — подчеркивает она.

Чуть раньше Нина Масляева дала признательные показания, но позже поменяла адвоката и от своих же слов отказалась. Детали дела обсуждать не хочет, всего боится. Я пытаюсь ее успокоить. Она снова и снова говорит, что брошена и никому не нужна.

Нина Масляева — обычный бухгалтер, пожилая женщина, которую, может, и не бьют, как арестантов в соседних камерах (и они об этом прямо говорят), однако остаток жизни в тюрьме — это тяжелый кошмар, которого она попытается избежать. Следователи, которые ведут дело «Седьмой студии», это прекрасно понимают.

Источник





Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!