Бдуны

Реклама

Первое сентября будущего года. Главные новостные заголовки страны: «Учительница замечена в непристойном виде в раздевалке фитнес-центра». «Администрация Н-ского края опубликовала видео с извинениями учительницы за то, что она высморкалась при учениках». «Учитель уволен за запись в соцсети, где пишет, что с ужасом ждет учебного года». «Уволилась директор школы, куда первоклассница пришла на линейку с зелеными волосами».

Скандалы с учителями и детьми, пойманными взволнованной общественностью на чем-то «крамольном», становятся все глобальней. Их обсуждает вся страна, которой, кажется, больше нечем заняться. У всех еще на памяти увольнения учителей за фото в купальниках и последовавший за этим флешмоб «учителя тоже люди», когда педагоги всей страны стали выкладывать в соцсетях свои фотографии в купальных костюмах.

В нынешнем году дети и учителя, вовсе того не желая, снова становятся героями скандальных новостей. Весной причиной колоссального скандала стал «Танец маленьких лебедей», который на последнем звонке в дагестанской школе станцевали мальчики-выпускники, переодетые в пачки. В моем детстве редкий концерт в школе или летнем лагере обходился без такого номера — и все зрители, включая педагогов, просто хохотали и хлопали. Но теперь старая как мир шутка стала причиной колоссальной истерики в Дагестане — и, разумеется, в невинном дуракавалянии разглядели гей-пропаганду и атаку на традиционные ценности. Директору школы в телефонном разговоре с общественником пришлось обещать, что подобное не повторится.

Первое сентября — и вновь скандалы. В Нижнем Тагиле молодой учитель второго класса Александр Алексеев проспал первое сентября, потому что всю ночь готовился к своему первому уроку. Родители потребовали крови: ну в самом деле, дети пришли на линейку, а учителя нет.

Школа выделила другого учителя и собралась увольнять проспавшего. Впрочем, его не уволили, а только сняли с классного руководства.

В Хабаровске молодая учительница танцев, педагог дополнительного образования Юлия Марченко станцевала на линейке восточный танец «Птица счастья». Видеозапись разлетелась по соцсетям, бдительные чиновники сочли выступление непристойным, Юлия Марченко официально извинилась. Директор школы Татьяна Строкова подала заявление об увольнении, но его пока не приняли: городское управление образования «проводит служебную проверку».

Педагог на видео с извинениями перед детьми и родителями объясняет: и костюм был закрытый, хотя местами телесного цвета, и танец этот она уже не раз танцевала на городских мероприятиях, и вообще — просто порадовать всех хотела, но не вписалась в традиционный формат. И напоминает, что это не танец живота, а танец птицы, расправляющей крылья.

Опрошенные учителя по-разному относятся к случившемуся: одни сопереживают коллеге, другие говорят, что не надо подставляться. Но никто не видит в танце ничего непристойного.

Педагог дополнительного образования из Зеленограда Светлана Андреева комментирует:

«Как идея это нормально, если бы танец встроили как-то в действо. И извиняться не за что. Эстетика исполнения просто подкачала: сам танец на асфальте перед детьми в форме смотрится смешно. Встроенный в действо со смыслом — конечно, вполне уместно. А вот за извинения неловко гораздо больше, чем за танец».

Елена Новоселова, репетитор, считает, что танец живота на школьной линейке — так себе идея, и добавляет:

«Но, с другой стороны, это и не настолько ужасно, чтобы возмущаться, осуждать. Ну станцевала и станцевала. Я уверена, что этот танец никому не повредил. У нас в соседней школе дети пели: «А потом о любви говорить до утра, это юность моя, это юность моя». Тоже вроде бы не для 1 сентября песня. Но все лучше, чем нудные речи на полтора-два часа, как было, когда мой сын в первый класс пошел».

Учитель Татьяна Сорокина сочувствует Юлии Марченко:

«Я тронута танцем, совершенно уверена, что это от души. Чудачка, наверное, но тем более неприятно, когда гнобят чудаков».

Евгения Холодова, учитель словесности из Москвы, размышляет о захлестнувшей страну культуре «извинений»:

«Все время думаю об этом в последнее время. Когда слово «извинились» настолько исказило свое значение. Принесли извинения, что показали в рекламе однополую семью, извинились, что сняли в рекламе чернокожего мужчину (это не шутка, это ужас какой-то!). Это надо же настолько перевернуть понятия «прощение», «просьба о прощении», превратить это в акт публичного унижения!

Очень похожи все эти новости по стилю на что-то из бандитской жизни, когда требуют извиняться того, кого грабят, что у него денег мало, или что ударили в зубы и кулак в крови испачкали. Из Чечни это, что ли, пошло? Когда перед Кадыровым извинялись после пыток и шантажа, и такое извинение оказывалось проявлением полнейшего поражения, доведения человека до крайней степени отчаяния и истощения. Вот и сейчас эти мерзкие «они извинились за…» выглядят ровно так же. Искренне сочувствую учительнице (то, что видела, танцем живота не назвала бы, — скорее, похоже на что-то народное). В общем, ужасно, когда на фоне мерзостей и общего ущемления прав людей, посадок в тюрьмы невиновных, уничтожения культурного наследия, воровства, смертей детей из-за недостатка лекарств и чиновничьих проволочек, неизбывного хамства госслужащих, уничтожения краснокнижных животных, пожаров и разворовывания всего и вся, отвратительных условий в тех же школах в глубинке, в детских домах, в ПНИ, у нас находят, к чему и к кому придраться и за что заставлять извиняться. Просто тюремный быт какой-то с активным поиском крайних на фоне сплошной чернухи.

Противно и мерзко из-за этих «извиняющихся за», «разбирающихся с…» и увольняющих за танец на линейке. Бдят. Зла не хватает на них, бдительных и блюдущих нравственность, но никакого представления о нравственности не имеющих».

Сопредседатель профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий говорит:

«Родители бывают разные. Жизнь у родителей тяжелая. Когда они встречают возможность на ком-нибудь выместить свою тяжелую жизнь, то они с радостью это делают. Тем более что учитель — идеальный объект. Вопрос в том, почему директор и управление образования на это отреагировали. Скорее всего, потому, что они боятся. Сейчас вся система образования устроена так, что главное чувство в ней — это страх. Все боятся всего. Боятся, как бы чего не вышло. И директор будет делать любые вещи, чтобы не пожаловались на него. Понятно, что ничего плохого учительница сделать не хотела. Понятно, что никакого танца живота в настоящем смысле там не было. Но директор считает, что оправдаться все равно не может, потому что управлению образования всегда очень выгодно иметь на него компромат, родителей принято сейчас слушать независимо от того, что они говорят, — и в результате директор выбирает дурацкий вариант — извиняться, хотя извиняться здесь решительно не за что. Директор так делает из-за того, что чувствует себя одиноким, несчастным, понимает, что его в любой момент могут снять. Если бы за этой учительницей стояли ее коллеги, которые ее бы поддержали, то, вероятно, все прошло бы по-другому».

Реклама