Бесы попутали: почему профессор Пермского университета не давал студентам спастись

Реклама

Он оказался специалистом по Достоевскому

Пока пермский убийца хладнокровно расстреливал сокурсников в родном университете, профессор-словесник Олег Сыромятников так же хладнокровно продолжал лекцию о судьбах в русской литературе, не позволив студентам забаррикадировать двери, забраться под парты и вообще спасаться. Чисто по-человечески любопытно, что в ситуации опасности для жизни могло двигать взрослым человеком, педагогом и, в конце концов, мужчиной?

Он оказался специалистом по Достоевскому
ОЛЕГ СЫРОМЯТНИКОВ. ФОТО: ПЕРМСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ

«Наш преподаватель не сделал ничего из того, что сделала моя мама, — написала в соцсетях Лиза Беляева — та самая студентка, чья мама успела забежать в аудиторию, где находилась ее дочь с ограниченными возможностями, и забаррикадировать двери. — Более того, он даже не удосужился прекратить лекцию — «учеба важнее». Мы полтора часа сидели и ждали смерти… Каким-то чудом повезло и маме, которая задержалась на втором этаже и не попала под обстрел, когда это все началось… А после нам повезло, что мама была в состоянии попросить включить лифт, чтобы я спустилась адекватно. Нам повезло, когда мы вышли из университета и нас никто не застрелил из окна. Но есть люди, которым не повезло сегодня. И уже этого не исправить…».

Лиза записывала лекцию на диктофон, благодаря чему сегодня каждый своими ушами может убедиться, каково это — слушать неспешные речи о добром и вечном на фоне выстрелов прямо за дверями аудитории.

Сам педагог считает, что поступил правильно, «сохраняя спокойствие и продолжая работать», ведь именно это велели ему в деканате, куда он позвонил, когда студенты начали паниковать. Ведь, по словам самого преподавателя, сначала студенты узнали о происходящем из соцсетей, в которых «висели», вместо того чтобы слушать лекцию. Если бы он поддался их возбуждению, то аудитория стала бы неконтролируемой: студенты могли бы выбежать в коридор и нарваться на стрелка или начать прыгать в окна с 5-го этажа… К тому же до официального сообщения от руководства вуза о ЧП и всеобщей эвакуации не было окончательно ясно, не ложная ли это тревога, которую подняли в соцсетях, чтобы сорвать занятия.

Руководство трагически прославившегося ПГНИУ в лице своего президента, профессора кафедры русского языка и стилистики, полностью поддерживает: «Преподаватель сначала предпринял все необходимые меры — заблокировал железные двери в корпусе и в аудитории, то есть сначала обезопасил студентов, а потом успокоил… это было правильное решение с точки зрения психологии». В плюс упрямому словеснику идет и то, что он все же остановил лекцию, когда началась эвакуация (невольно вспомнишь студенческий анекдот: «А ведь мог бы и глазик выколоть»).

Хотя, конечно, преподавателю очень хочется верить — ну хотя бы чтобы просто не утратить веру в наставников. Тем более что продолжал он лекцию не откуда-нибудь из безопасного места, а из той же аудитории, за стенами которой гремели смертельные выстрелы. Он же пусть и высокообразованный, но такой же хомо сапиенс, как и его юные ученики, которому в случае угрозы жизни спасаться велит не разум, а инстинкт. Может, увлеченный своей темой профессор просто недооценил степень этой угрозы?! Ведь здоровый человек, трезво оценивающий, что ситуация опасна для всех присутствующих, не пошутит как Сыромятников: «Вот бы кто-нибудь пришел с ружьем и заставил вас заниматься!».

Большинство обычных людей сейчас клянет злополучного профессора, рисковавшего жизнью детей. И только самая малая толика скорбящих о жертвах трагедии пытается найти человеческое объяснение хладнокровию профессора: «Растерялся, профессора все рассеянные…» Но робкие попытки его оправдать тонут в дружном хоре студенческих обличений: «Он потом уже заявил, что ему было смешно смотреть, как мама одной из студенток предлагает всем лезть под парты! Нелюдь он, раз ему и сегодня смешно!»; «Из-за него студенты были сбиты с толку и не понимали, правда ли они в опасности»; «Да для него просто учеба важнее жизни!»; «Мы больше не будем посещать его пары! Мы все могли погибнуть из-за его халатности».

Действительно, что же за странный такой профессор? Олег Сыромятников — лектор, о котором идет речь, — доктор филологических наук, специалист по русской литературе и православию, философии, этике, эстетике, культурологии, историософии и теологии с 23-летним стажем преподавания, и не только в университетах, но и в духовной семинарии. А еще «доктор-лектор» — специалист по творчеству Достоевского, автор монографий о русской идее «Преступления и наказания» и об эсхатологических аспектах православной поэтики в романе «Бесы». Может, при таком багаже знаний он просто смерти не боится?! Не только для себя, но и для человечества в целом?! Недаром эсхатология, которую он изучал, — православное учение о конечных судьбах мира и человека.

Но в соцсетях у доктора филологии, не остановившего лекцию даже под звуки пальбы, сказано: «Помоги нам, Господи, работать над собой!!! Над исправлением себя, своих недостатков, страстей». А значит, есть надежда на то, что не ведающий страха доктор-лектор все же очнется от своего филологического сна. Господь уже помог ему тем, что в той аудитории, где продолжал свою лекцию, все остались живы. Осталось понять: прислушиваться лучше не к бесам, нашептывающим, что цель (в данном случае учеба) оправдывает шагание по трупам (сие и есть в литературоведческом понимании центральная идея романа «Бесы»), а к 6-й заповеди, учащей, что жизнь — бесценный дар Божий, обращаться с которым нужно крайне бережно. А нарушение этой заповеди — тяжкий грех и преступление, за которым непременно последует наказание.

Реклама