Бить или не бить: как декриминализация домашних побоев повлияла на уровень насилия

  • 9
  •  
  •  
  •  
  •  

Новая волна обсуждений поднялась вокруг закона о декриминализации домашнего насилия. С момента его вступления в силу в феврале прошлого года уже больше 100 тысяч человек привлечены к административной ответственности. Все эти домашние дебоширы отделались штрафами, но при повторном рукоприкладстве им грозит уголовное наказание.

Закон о декриминализации домашних побоев действует уже второй год. Зарина Жирняк говорит, что уже обжилась в подмосковном кризисном центре для женщин. Сюда она приехала, взяв ребенка, документы и минимум вещей. На сборы было 2 часа, надо было успеть, пока муж не вернулся с работы.

Зарина Жирняк, пострадавшая от домашнего насилия: «Муж синяков не оставлял. У него привычка была по голове меня бить, душить начинал. Уже под конец было, что он лицо кусал. Укусил меня за лицо!»

В полицию женщина не пошла, так как не видела в этом смысла, ведь максимум, что сейчас грозит агрессивному мужу, — это обязательные работы (заставят мести дворы или красить заборы) или штраф до 30 тысяч рублей, а срывать злость он потом вернется домой.

Анна Ривина, директор центра по работе с проблемой насилия, кандидат юридических наук: «Зачастую, когда назначается штраф, получается так, что женщина еще из семейного бюджета должна заплатить за то, что ее побили. Конечно, ей не захочется второй раз обращаться за помощью, потому что она понимает, что эта мера абсолютно неэффективная. Самое страшное, что до нашего общества донесли посыл, что бить теперь можно, потому что это не преступление, а всего лишь правонарушение, примерно такое же, как неправильно машину припарковать».

Наказание стало мягче, зато тех, кто понес ответственность, стало в несколько раз больше. В 2017 году, после декриминализации побоев, таковых насчитывалось почти 114 тысяч человек, в 2015-м и 2016-м их было меньше 20 тысяч. Но юристы говорят, что такие цифры необязательно означают рост насилия, хотя и это не исключено. По административной статье проще дело открыть и легче довести до суда, да и женщин теперь редко уговаривают пойти на мировую и забрать заявление, ведь штрафы — это доходная часть бюджета. Только за прошлый год за побои нарушителей обязали заплатить почти полмиллиарда рублей.

Яна вспоминает, как муж ее душил. Когда женщина поняла, что ей не вырваться, потянулась к столу, нащупала нож и ударила, после чего сама вызвала скорую. Прибывшие врачи констатировали смерть. Яну осудили. Через 3 месяца, правда, приговор отменили, признав, что это была необходимая самооборона. Муж Яну и раньше бил, она обращалась в полицию, но дело так и не открыли. А мать двоих детей, защищаясь, чуть не отправилась в колонию на 6 лет.

Как выяснила корреспондент Дина Иванова, в этом часто неравном бою за свою безопасность женщинам помог бы охранный ордер. Такие успешно применяют, например, в Европе, а скоро могут ввести и в России. В Государственную думу уже внесен соответствующий законопроект.


Инна Святенко, председатель комиссии Московской городской думы по безопасности: «Чтобы он не подходил, не заходил в квартиру, не имел права общаться с детьми на какой-то период времени, определенный уполномоченным органом. Если человек нарушает эти правила общения, тогда наступает, простите, уже серьезная ответственность, и не административная, а уголовная ответственность».

Все громче сейчас звучат голоса тех, кто считает, что закон о декриминализации домашних побоев требует доработки, ведь изначально инициаторы поправок говорили, что наказание смягчают за родительские шлепки и подзатыльники.

Ольга Пересветова, основатель проекта «Дом — убежище для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия»: «Для меня очень стало странным, что в этом законе совместили абсолютно два несовместимых понятия — это наказание ребенка и домашнее насилие. То есть получается, что наказание ребенка приравнивается к домашнему насилию. Это абсолютно разные вещи».

В МВД уже признали, что штрафы не останавливают насилие, а наряду с сухими цифрами статистики о тысячах открытых дел и осужденных есть реальные жертвы. Маргарита Грачёва из подмосковного Серпухова, которой муж из ревности отрубил кисти, уже перенесла несколько операций и сейчас привыкает жить с протезом. О насилии в семье она несколько раз сообщала участковому, но дальше воспитательной беседы дело почему-то не продвинулось.

  • 9
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  • 9
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты