Болезнь Паркинсона научились выявлять за 15 лет до ее проявлений

  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  

Врачи нередко шутят, что лучше расплескать с Паркинсоном, чем выпить с Альцгеймером. Эти два заболевания сегодня и вправду стали едва ли не самыми распространенными среди пожилых людей, и от них, к сожалению, не застрахован никто. Болезнь Паркинсона до сих пор считается неизлечимой. И все же современные схемы терапии позволяют увеличить продолжительность жизни пациентов, держать под контролем двигательные симптомы заболевания и максимально отсрочить наступление серьезных осложнений. Каковы первые признаки заболевания? Что предпринять, если вы заметили их у близкого человека? Об этом и многом другом нам рассказал президент Национального общества по изучению болезни Паркинсона и расстройств движений, член-корреспондент РАН, профессор, замдиректора по научной работе ФГБНУ «Научный центр неврологии» Сергей Николаевич Иллариошкин.

Болезнь Паркинсона научились выявлять за 15 лет до ее проявлений

фото: pixabay.com

Болезнь Паркинсона – одно из наиболее известных и распространенных заболеваний в неврологии, особенно среди пожилых. Это второе по частоте встречаемости из так называемых возраст-зависимых заболеваний, после болезни Альцгеймера. Чаще всего оно развивается у людей после 50-60 лет. Болезнь Паркинсона проявляется нарушениями, в первую очередь, в двигательной сфере: замедлением движений, изменением походки, повышением мышечного тонуса, скованностью в руках, ногах, дрожанием. Все эти нарушения существенно ограничивают подвижность пациента и его способность к самообслуживанию. Но беда в том, что, помимо двигательных нарушений, болезни Паркинсона свойственны недвигательные (немоторные) проявления, которые ухудшают ситуацию: это и депрессия, и вегетативные расстройства, и нарушения сна, и снижение когнитивных функций, вплоть до деменции в тяжелых случаях.

– Известно ли, почему развивается эта болезнь?

– В 8-10% случаев болезнь носит наследственный характер и связана с мутацией одного из генов, которые вызывают семейный паркинсонизм. Эти гены известны, эти мутации можно диагностировать. Но в большинстве случаев (свыше 90%) такой жесткой генетики нет, и заболевание обусловлено действием комплека факторов, среди которых важное значение сегодня придается определенному токсическому воздействию (индуктору, который поступает в организм либо с вдыхаемым воздухом, либо с потребляемой пищей). Причем, вредоносному действию нейротоксина подвержены лишь люди с определенным складом метаболизма. Есть конкретные вещества, которые являются, так сказать, «главными подозреваемыми» на индукцию патологического процесса. Связь с экологией здесь очевидна и несомненна.

– То есть можно заранее узнать, предрасположен человек к заболеванию или нет?

– Да, безусловно. Сегодня есть методы оценки риска болезни Паркинсона. Более того, у нас нашем в Научном центре неврологии сейчас впервые в стране реализуется научно-практическая программа оценки лиц высокого риска по болезни Паркинсона. Мы можем с помощью большого числа различных тестов вычленять группы людей с высоким риском развития данного заболевания. Два года назад Международное общество двигательных расстройств приняло критерии доклинической (латентной) стадии болезни Паркинсона. Иными словами, есть возможность диагностировать «скрытые» изменения в головном мозге, которые развиваются за 10-15 лет до появления первых симптомов болезни. Чем раньше мы выявляем это, тем успешнее будут наши попытки приостановить патологический процесс.

– Действительно ли заболевание омолаживается?

– Да, это так. Еще 30 с небольшим лет назад, когда я учился в ординатуре в институте неврологии, увидеть пациента с болезнью Паркинсона, который был бы моложе 50 лет, было большой редкостью. Сегодня этим уже никого не удивишь. Считается, что каждый десятый случай болезни Паркинсона – пациенты, которые заболевают до 50 лет, а каждый 20-й случай болезни – до 40 лет. Основная причина такого омоложения – неблагоприятные экологические факторы, воздействие определенных нейротоксинов, многие из которых уже известны и активно анализируются. И это печальная истина, которую надо знать и принимать в этом отношении энергичные превентивные меры.

– Существует ли какая-то статистика заболевших? Ведется ли регистр больных?

– В нашей стране есть фрагментарные сведения в отдельных регионах, в которых проводились научные, как правило, диссертационные исследования. Несколько лет назад нашим Национальным обществом по изучению болезни Паркинсона и расстройств движений проводилась программа электронного регистра болезни Паркинсона в регионах России. На основании полученных данных можно утверждать, что распространенность болезни Паркинсона в нашей стране составляет приблизительно 150 случаев на 100 тыс. населения, что в целом соответствует общеевропейским эпидемиологическим данным.


– Какова средняя продолжительность жизни пациента, который уже начал терапию?

– Это сложный вопрос, здесь все очень индивидуально. Есть много разных клинических форм болезни и много нюансов течения. Какие-то формы болезни Паркинсона более «злые», есть сравнительно доброкачественные варианты течения. А в целом при современных методах лечения, включая комбинацию фармакологической терапии, хирургического лечения с адекватной пищевой поддержкой и физической активностью пациенты с болезнью Паркинсона могут жить и 10, и 15, и 20 лет, и даже больше. Но самое главное: мы не только продлеваем жизнь таким больным, но мы улучшаем качество их жизни даже в развернутых стадиях заболевания. Это очень ценно.

– Какие виды помощи при этой болезни доступны в нашей стране?

– Во-первых, все виды лекарственной терапии. Сегодня существует шесть базовых групп противопаркинсонических средств. Начинается лечение с рационального назначения фармакотерапии, важна правильная комбинация дополняющих друг друга, возможен переход с одной схемы на другую. Но со временем может появиться необходимость в чем-то более радикальном. Существует три вида высокотехнологичной и хирургической помощи пациентам с болезнью Паркинсона. Первый – это особая операция, в ходе которой проводится стимуляция глубоких отделов мозга с помощью имплантируемых электродов (по аналогии с кардиостимулятором). Пациент может 10-15 лет находиться на такой стимуляции, и часто эффект стимуляции похож на чудо, поскольку некоторые симптомы (например, тремор) уходят почти полностью. Это наиболее ценный вид помощи в нашей стране оказывается по квотам, то есть для пациента он бесплатен. Второй вид специального лечения – это строго дозируемое введение особой формы леводопы (наиболее радикального противопаркинсонического средства) в виде геля в двенадцатиперстную кишку, что позволяет более точно рассчитывать по часам и минутам необходимое количество лекарства. Для этого имплантируется специальная помпа. Когда все проводится успешно, у пациента существенно повышается качество жизни. Этот метод лечения очень эффективный у некоторых больных. Он пока в стране хоть и зарегистрирован, но не доступен по госпрограммам, что очень проблемно, потому что пациенту самому потянуть стоимость лечения – а это 2-3 млн в год – очень сложно, практически невозможно. Поэтому сейчас наше общество бьется над тем, чтобы этот метод стал доступен для пациентов. Будем надеяться, что эту проблему удастся решить.

Третий вид высокотехнологичной нейромодуляции – это введение одного из препаратов (апоморфина) подкожно тоже с помощью специальной помпы. Само это лекарство — эффективное, но короткого действия. Метод показан ряду пациентов. В нашей стране этот метод пока не зарегистрирован. рассчитываем, что это скоро случится.

– То есть, доступность ряда инновационных технологий пока ограничена?

– Пока да, к сожалению. Но ситуация быстро меняется в лучшую сторону. Например, глубокая стимуляция мозга проводится уже в восьми центрах на территории страны. А еще пять лет назад это было всего три центра, и все три были расположены в Москве. Сейчас это уже шесть городов.

– Есть ли возможность для пациентов с продвинутой стадией заболевания избежать прикованности к инвалидной коляске и вести относительно полноценный образ жизни?

– Все, что мы делаем, направлено на то, чтобы активизировать пациентов, и позволить им продлить активный образ жизни. Продвинутая стадия болезни Паркинсона может продолжаться 5-8-10 лет и даже больше. Да, к сожалению, на сегодняшний день мы не можем полностью остановить течение процесса. И все пациенты, рано или поздно, приходят к более тяжелому состоянию. Но мы можем обеспечивать им приемлемую жизнь на протяжении лет и десятилетий даже. Это очевидный факт, который отмечают во всех странах, где есть высокотехнологичные виды лечения. Самое главное, чтобы эти виды лечения были доступны больным. За это сейчас идет борьба. И очень важно профессиональное обучение, открытие специализированных центров. Опыт показал, что должны быть специализированные центры экстрапирамидных заболеваний и паркинсонические центры. Должны быть подготовленные специалисты, которые знают все препараты и тонкости ведения больных, умеют правильно отбирать пациентов для хирургического лечения и т.д. Это важно, чтобы не упустить время, в течение которого больному можно помочь. Если мы упустим время, то пациента на операцию уже никто не возьмет. Поэтому важно выстроить целую систему, включающую и осведомленность больных, и доступность медицинской помощи, и подготовленных врачей неврологов, нейрохирургов, физиотерапевтов и пр. И мы к этому обязательно придем.

  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты