Будущее казанского убийцы Ильназа Галявиева: в колонии для «пожизненников» самоубийств не бывает

Реклама

Психическое состояние преступника у следователей не вызывает серьезных опасений

Из камер их выводят только в такой позе.

Из камер их выводят только в такой позе.

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

После следственных действий в Татарстане печально известного убийцу перевезут в Москву, где положат в НИИ имени Сербского, там опытные врачи проведут с ним психиатрические экспертизы. Пока он содержится в одиночной камере СИЗО Казани под круглосуточным видеонаблюдением. По словам правозащитников, убийца на содержание не жалуется, ни о чем не просит.

Если экспертиза признает убийцу больным, он уедет жить в закрытую психиатрическую клинику, где его будут принудительно лечить под наблюдением в камере с людоедами и извращенцами. Если признают здоровым, то он отправится в одну из тюрем для смертников. В России 8 колоний, где обитают около 2 тысяч преступников, которые сидят на пожизненном.

Пока психическое состояние казанского стрелка у следователей не вызывает серьезных опасений. Он планировал свои действия, заявлял о них в интернете, выполнял с точностью до минуты.

Куда хуже выглядели многие другие убийцы при задержании. Жалобы на головные боли и галлюцинации не помешали в свое время отправить на пожизненные сроки экс-полицейского Дениса Евсюкова, расстрелявшего нескольких человек в супермаркете, и аптечного стрелка Дмитрия Виноградова, который застрелил в офисе «Риглы» шестерых своих коллег.

Сотрудники ФСИН не исключают, что казанского стрелка после вынесения приговора могут подселить в камеру к одному из них.

Однажды журналистам продемонстрировали одно из самых унылых мест на земле, где содержатся приговоренные к пожизненному заключению. Учреждение ФСИН России ИК-5 на острове Огненный в Вологодской области (которое местные жители давно уже окрестили «Белозерским пятаком»).

Камеры осужденных на пожизненный срок рассчитаны на двоих. На маленьких окнах толстые железные решетки, из этого же материала кровати, стол и стулья. Переставить или поднять их нельзя — встроены в пол. Почти в каждой камере играет радио, телевизор, DVD-проигрыватель, но ток к розеткам подается по расписанию. Есть также подписка на газеты и журналы.

С невестами или женами разрешают встречаться в специальной комнате раз в два года, да и то только через первые десять лет отсидки. Многие в этих благах уже через десять лет не нуждаются.

А через 15 — 20 у осужденных умирают родители, жены выходят замуж за других, а дети о них забывают. Забывают те, кто отсидел больше 25 лет, и обстоятельства своего преступления, из-за которого попали на зону.

Распорядок у «смертников» незатейливый: подъем с рассветом, завтрак, прогулка 1,5 часа, обед, ужин и отбой на закате. Кормят, как в санатории, парное молоко из своего коровника. Работать можно только в камере — общение с другими заключенными ограничено. Сидельцы делают различную мелкую «сувенирку» из хлебного мякиша, которую потом сотрудники ФСИН продают в интернете. Деньги за нее уходят на счета пострадавших от преступников, а производителям оставляют лишь немного средств на покупку туалетных принадлежностей.

На камерах таблички с фотографиями зеков и описанием их преступлений: «убил девочку, изнасиловал ее мать, склонен к нападению и побегу…», «склонен к каннибализму, убил и съел руки и ноги…», «убил беременную, склонен к нападению», «зарубил двух женщин из-за 20 тысяч рублей…», «взорвал рейсовый автобус, погибли 32 пассажира…». Подробное описание делается для того, чтобы охранники не теряли бдительности, ведь к постояльцам они быстро привыкают.

Именно поэтому оружия у охраны нет, только резиновые дубинки. Огнестрельное — исключительно у караула на вышках: до него руки заключенных не дотянутся наверняка.

— Вы бы сохранили жизнь хоть одному, — спросили тогда журналисты у сотрудника колонии, где сидят убийцы и маньяки.

Вот его мнение: «От силы двум-трем… Остальные (порядка 200 человек) не смогут на воле самостоятельно жить. Ножницы — да и то с тупыми концами — доверяем только двум заключенным. Остальные, не успеешь обернуться, сделают из них две острые заточки».

К слову, в колонии практически нет самоубийств. Все маньяки и душегубы хотят жить. А многие мечтают выйти и продолжать убивать. Раскаявшихся из них — единицы.

«Я мог почувствовать запах крови в вагоне метро или автобусе, и когда он появлялся, инстинктивно начинал искать жертву. Нож или ружье — всего лишь способ оборвать чью-то жизнь. Я и сейчас чувствую этот металлический запах крови во сне. Стоит только раз переступить грань и убить. Потом это становится как наркотик», — признался журналисту один из осужденных.

КСТАТИ

По закону, отсидев 25 лет (есть уже и те, кто отсидел 30 лет), любой осужденный на пожизненный срок (получают за тяжкие, жестокие, массовые преступления, насилие в отношении детей и торговлю наркотиками в особо крупном размере) в России имеет право подать документы на условно-досрочное освобождение (УДО). Суды Европы даже настаивали, чтобы Россия снизила планку условно-досрочного освобождения до 12 лет. Пока еще ни один осужденный на пожизненный срок в России не получил возможность выйти по УДО (заявлений подано около 200).

* * *

Сегодня пожизненное лишение свободы не может быть назначено женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, а также мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста.

Возомнил себя Богом

Утро 11 мая обернулось для Казани трагедией — 19-летний выпускник гимназии открыл стрельбу по беззащитным детям прямо во время уроков. Сам нападавший объясняет свой поступок тем, что он «Бог», решивший очистить мир от «биомусора»…

Реклама