Чей путь борьбы с вирусом лучше — России, Украины или Белоруссии?

Реклама

Три близких славянских государства выбрали для противостояния пандемии очень разные путиРоссия выбрала средний вариант - пытаясь и жизни людей сохранить, и экономику не обрушить.Россия выбрала средний вариант — пытаясь и жизни людей сохранить, и экономику не обрушить. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Украина все остановила — вплоть до метро в Киеве.

Белоруссия, наоборот, храбрится, даже провели всей страной субботник. И парад Победы.

А Россия выбрала средний вариант — пытаясь и жизни людей сохранить, и экономику не обрушить.

Какой же путь эффективнее?

Об этом мы спросили экс-главного санврача России, депутата Госдумы Геннадия Онищенко, директора Международного института новейших государств Алексея Мартынова и замдиректора Института стран СНГ Владимира Жарихина.

Геннадий Онищенко Фото: Евгения ГУСЕВА

Экс главный санврач, депутат Госдумы Геннадий ОНИЩЕНКО:

В сравнении с Украиной и Белоруссией, конечно, мы правы

— Геннадий Григорьевич, что скажете о белорусском пути?

— Белоруссия, судя по всему, избрала путь таких стран, как Бельгия, Швеция. Сделала акцент на высокий уровень сознательности и медицинской культуры своего населения. Все распоряжения, которые издает главный санврач Белоруссии, направлены на людей индивидуально: будьте в масках, соблюдайте социальную дистанцию…

Я посмотрел парад в День Победы в Минске. На трибунах насчитал пять человек, у которых были надеты маски. Остальные — без них. Минск – почти 1,5-миллионный город, для него это было очень большое скопление людей.

— Насколько число выявленных заражений отражает реальную ситуацию с коронавирусом в любой стране?

— Вопрос резонный. Наращивание числа тестов дает более реальную картину. Хотя мы понимаем, что это большие расходы. Тесты дорогостоящие.

Особенность этой инфекции в том, что она достаточно слабенькая. У 80 % инфицированных заболевание протекает бессимптомно или слабо. Это, с одной стороны, наращивает иммунитет в стране, а с другой — опасно для групп риска.

Поэтому, оценивая цифры зараженных, нужно учитывать и число тестов.

— И как с тестированием у нас и наших близких соседей?

— Среди трех славянских республик мы сегодня лидеры по тестированию: довели его до 170 тысяч в день. Мы на втором месте в мире, у нас 3 миллиона проведенных тестов.

У американцев где-то 5-6 миллионов обследованных. Но у них в два раза больше численность населения, чем в России.

Белоруссия по этому показателю отстает. Поэтому число выявленных инфицированных наверняка ниже, чем есть на самом деле. Но там активно наращивает объем исследований, так что цифры будут расти.

А вот по объему тестирования на Украине я никаких данных не нашел. Видимо, оно очень слабое. Потому что своего теста у Украины нет.

Один из бывших украинских министров заявил, что на Украине некому умирать, потому что населения старше 65 лет практически не осталось в результате нищенского существования.

— Там еще один бывший министр проговорился. Когда в России объявили, что делают уже по 200 тысяч тестов в день, он схватился за голову: а на Украине столько сделали за все время пандемии…

А что с системами здравоохранения у нас и соседей? Которая лучше справляется?

— Белоруссия сохранила советскую систему профилактики. Там даже структура Минздрава почти не поменялась. В полном объеме сохранена санитарно-эпидемиологическая служба.

У нас эта советская система частично сохранена, но адаптирована под капиталистическую экономику. Поэтому в дни пандемии нам в пять раз пришлось нарастить объем больничных коек.

На Украине много хороших специалистов. Она в советское время всегда была лидером в здравоохранении. Но Украина свою первичную сеть практически ликвидировала. Врачи оттуда многие уехали в поисках работы в Европу или Россию.

Украина все остановила - вплоть до метро в Киеве. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— Кто все-таки больше прав? Белоруссия, Украина или Россия?

— Конечно, мы правы. Мы вовремя закрыли границу с Китаем, когда там разгорелась эпидемия. Объявили режим изоляции. Он будет отменяться очень последовательно. Мы на правильном пути.

На Украине практически все пущено на самотек. Хотя закрытие метро, как и школ, детсадов — меры правильные. Потому что ничего больше там сделать не могли. Системной работы на Украине я не вижу.

Что касается Белоруссии, то, на мой взгляд, ультра-европеизированный подход был не совсем выверенным. Нужно знать наше население. Хотя Белоруссия держит ситуацию пока достаточно удовлетворительной.

— А мы? Мы сможем и экономику не угробить, и людей сохранить?

— Начали же снова работать строительство и промышленность, в том числе и в Москве. И это правильно. Я бы сказал, надо еще решительнее в этом направлении идти. Во многих регионах, где ситуация под контролем, нужно разрешать и малому, среднему бизнесу работать. Соблюдая все правила безопасности.

— Оправданно ли коронавирус стал для всех нас проблемой номер один?

— Коронавирус – не такая и страшная проблема сегодня. Мы даем много устрашающей информации. А надо давать — объективную.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир ЖАРИХИН:

Советскую систему вакцинации сохранили мы и белорусы, а Украина — почти разрушила

ПРИВЕТ ОТ СЕМАШКО

— Почему так по-разному складывается ситуация с коронавирусом в России, Белоруссии Украине — мы по разному распорядились большим наследием советской медицины?

— Разное количество отказников от прививок в трех странах за последние годы оказалось. У нас и на Украине прививка — дело добровольное, в Белоруссии — добровольно-принудительное. Но надо признать — у белорусов народ точно более дисциплинирован, чем у нас и украинцев. И со стороны СМИ в Белоруссии меньше пропаганды о вреде прививок. Не пугают они людей.

— А какие выводы из числа заболевших в наших трех странах?

— По абсолютным цифрам заболевших больше всего в России. Но в процентах от населения в России заболеваемость вдвое ниже, чем в Белоруссии. И не надо забывать, что в Белоруссии на высшем уровне принята точка зрения: люди умирают не столько от коронавируса, сколько от сопутствующих болезней. То есть, «шведская модель» применяемая в Белоруссии, дает на сегодня двукратное превышение заболевших — по отношению ко всему населению. Если сравнивать с Россией.

— Но вот Украина имеет лучшую динамику по числу заболевших в сравнении и с Западной Европой, и с Белоруссией и Россией — почему?

— Да, на Украине цифры ниже, чем в Западной Европе. Для поколений родившихся в СССР и в первые годы после его развала сказалась всеобщая вакцинация. Иммунитет у 30-45-летних украинцев очевидно выше, чем у их европейских ровесников. Когда я сказал в интервью китайскому агентству Синьхуа, что КНРуспешно вышла из пандемии в том числе потому, что эффективно внедрила у себя модель товарища Семашко — китайцы это вырезали.

ЛЮДИ ИЛИ ЭКОНОМИКА?

— При выборе мер по борьбе с пандемией из чего исходили в трех странах-соседях?

— Всегда есть выбор. Или в максимальной степени сохранять людей — или экономику. В Белоруссии выбрали путь сохранения экономики. Прежде чем судить об этом, оцените их ситуацию: там нет таких накопленных средств, как например в России. И нет той помощи Запада, которую предоставили Украине. Минск просто не мог себе позволить отправить полстраны в «оплачиваемые отгулы». Поэтому пришлось сказать: товарищи, идите работать, а заболеете — будем вас лечить.

— Но и у Украины особых финансовых подушек не было, однако народ на карантин они посадить рискнули.

— Не склонен доверять официальной статистике Киева — сколько у них действительно заболело и умерло. Анализов они делают мало — на порядок меньше, чем у нас. Было известно о 200 тысячах — это на 40-миллионное население. Капля в море!

КТО НАКОРМИТ ОСЕНЬЮ?

— Какие выводы по развитию экономики «после пандемии» делаются в трех странах-соседках?

— На селе в каждой их трех республик работы не прекращались. У нас в апреле-мае сеяли все с самого юга до севера. Белорусы вообще не снижали темпы посевной. Украинцы, кажется, тоже.

— Белорусы со своим отсутствием ограничений станут главной житницей для соседей уже осенью?

— То, что пандемия закончится, а есть все равно будут хотеть все, понимают не только в Минске. Да, там прошли все сельхозработы без оглядки на коронавирус — а у нас разве нет? Проблемы с оплатой горючего для посевных работ если и возникали — так их же решили. Белорусы вообще выиграли от падения цен на нефть — два их НПЗ этой весной спокойно обеспечили свой агропром, хотя еще в январе крик стоял о недопоставках нефти.

— Кому в итоге будет легче выбраться из эпидемической ситуации?

— Надо разделять последствия для экономик трех стран в целом и последствия для того среднего класса, что определяет общественные настроения. В России этот класс, индустрия услуг были более развиты чем в Белоруссии и на Украине. По крайней мере в российских мегаполисах. Он и пострадает у нас больше всего. Эти миллионы почувствуют больший дискомфорт — и в туризме, в рестораном бизнесе, в сервисном.

Но тут тоже все понятно — мы пытаемся сохранить максимум людей с одной стороны и с другой стороны — уже экономику. Потому и выбрал «срединный путь». Белорусы выбрали экономику с надеждой, что их медицина справится, если что. А что выбрала Украина, станет понятно ближе к осени. Когда мы увидим — до чего реально пандемия их довела.

Директор Международного института новейших государств Алексей МАРТЫНОВ:

Пускай Европа теперь и покупает чумное украинское зерно!

Белоруссия, наоборот, храбрится, даже провели всей страной субботник. И парад Победы. Фото: REUTERS

КТО ТУТ ЖЕСТКИЙ?

— Можно ли сравнить подходы к борьбе с вирусом в России, Белоруссии, на Украине?

— Только Россия отнеслась ответственно к этой угрозе. Результат налицо. Распространение удалось стабилизировать.

— Жесткие карантинные меры в апреле вводила и Украина.

— Меры мерам рознь. В отличие от соседей у нас уровень тестирования существенно выше. Скоро он достигнет 300 тысяч в день – у соседей столько не сделано за весь период пандемии. Такого масштаба нет не только на Украине или в Белоруссии – нигде в мире. Речь о количестве тестов на 1000 населения. И показатели по летальности – именно из-за мер на опережение. Тестирование увеличивается, выявление уменьшается – это говорит о стабилизации ситуации.

— На Украине населения в 3,5 раза меньше нашего, а число заболевших – в 10 раз.

— Достоверной статистикой по Украине мы не располагаем. Как, впрочем, и по Белоруссии. И ВОЗ не может у них такую статистику получить – суверенное право каждой страны выдавать такую статистику.

— Но официально у Украины все неплохо – она ввела жесткий карантин еще в марте. У Белоруссии без карантина дела хуже…

— Белоруссия некоторые вещи делает демонстративно. Например, парад 9 мая. Понятно, что в августе у них президентские выборы. И их оттягивать нельзя. И надо демонстрировать уверенность в силах республики справиться с любой напастью. Но далеко не все страны имеют такую возможность, как у нас, более полутора месяцев не работать и потратить огромные суммы и на поддержку экономики, и на поддержку населения.

ЧТО ПОЗВОЛЕНО ЮПИТЕРУ

— То есть Россия могла себе позволить «сесть на карантин», а соседи – не могли?

— Конечно. Рассуждения о вертолетном разбрасывании денег экономической подоплеки не имеют – адресная поддержка просто эффективнее. Тех, кому тяжелее всего – семьям с детьми, малому бизнесу и так далее.

— Украина рассчитывала на помощь Запада, на кредиты МВФ привязанные в том числе к Закону о земле?

— Эти вещи связаны косвенно. На современной Украине не важно назначение кредита – важно его получить. Они сейчас просто копировали те же меры борьбы с вирусом, что принимали их партнеры на западе.

— Но миллионы украинских гастарбайтеров вернули на родину из Европы – а вспышки эпидемической не случилось?!

— Они, конечно, не могли не привезти вирус на Украину – очень много вернулось из самых пораженных стран, например, Италии. В том числе и поэтому верить украинской статистике по числу заболевших не вполне оправданно. Почему американские СМИ публикуют «расследования» о занижении корановирусной статистики в России, но ни слова не пишут о ситуации на Украине? Совсем не потому, что у нас «хуже», а в Киеве «лучше». Просто Украина позиционировалась как страна, идущая в прогрессивном фарватере, в том числе в реформе медицины, а Россия — наоборот.

— Признать свою неправоту они не могут.

— Ни в коем случае! У американцев в отличие от украинцев в этом году президентские выборы и признавать свои очевидные провалы они не будут – а про Украину просто забудут на время.

СОВСЕМ НЕ ШВЕДЫ

— Белорусское «вольное» отношение к коронавирусу сравнивают со шведской моделью – живем как жили, работаем как работали…

— Сравнение со Швецией хромает. И подушка безопасности у шведов, в отличие от белорусов, была. И они могли себе кое-что позволить – а белорусы нет. При том Минск по ряду причин не захотел воспользоваться помощью, которую предлагала Москва. В том числе средства защиты и ИВЛ. И на этом фоне вдруг наладился диалог с американцами. В Белоруссию едет опытная посол США с хорошим знанием специфики региона, поработавшая с Ющенко и Саакашвили…

ЧТО БУДЕМ ЕСТЬ

— Все три страны смогут после пандемии обеспечивать продуктами себя и экспортировать?

— Несмотря на то, что весенние работы белорусы провели, сейчас никто не скажет, как и когда они выйдут из ситуации и с какими потерями. Как и украинцы. Есть сомнения, в каких условиях, кто будет собирать урожай пшеницы на Украине, которую она активно экспортирует? Ну пускай Европа и покупает это коронавирусное украинское зерно.

Мы же по прогнозам экспортировать продукцию агропрома будем точно — и покупатели на нее найдутся. Наши карантинные меры дают высокие оценки безопасности нашей продукции.

— Советская система, например, принципов здравоохранения продолжает помогать странам-соседям?

— У нас с Украиной и Белоруссией долгое время был общий протокол реагирования на кризисные ситуации, в том числе на эпидемии. На этой традиции и на этих советских врачах старшего поколения та же Украина сейчас только и выезжает. При общей разрухе в системе здравоохранения, которую обеспечила Украине бывшая глава их минздрава — гражданка США Супрун.

Реклама