Дарья Мороз рассказала о причине развода с режиссером Константином Богомоловым

Реклама

В программе «Скажи Гордеевой» актриса рассказала о причине развода с режиссером Константином Богомоловым

Актриса Дарья Мороз.

Актриса Дарья Мороз.

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

Актриса Дарья Мороз откровенно ответила на разные вопросы журналистки Екатерины Гордеевой. Она рассказала о кризисе в браке, о том, что у нее сохранились прекрасные отношения с режиссёром Константином Богомоловым. Рассказала, какие отношения связывали ее с Олегом Табаковым и почему театр после его ухода умер. Мороз призналась, что всегда считала свою внешность не самым главным из того, «что может принести пользу в профессии и в жизни».

— Я хочу выглядеть по-разному, — говорит Дарья. — Костя (Константин Богомолов, бывший муж Мороз – Ред.) меня растил как артистку. Это требовало в работе, длиной в 10 лет, в том числе внешних изменений. Хорошо быть загадочной, неулыбающейся. Когда я даю интервью, мне не нравится, как я выгляжу. Не люблю демонстрировать свое внутреннее состояние на публике. От меня ждут, чтобы я эмоционировала, но считаю это неправильным. Многие считают меня непонятной женщиной в силу того, что я держу дистанцию. Но это единственный способ сберечь себя.

ТЯЖЕЛЫЙ МОМЕНТ, КОГДА ПАПА СНОВА ЖЕНИЛСЯ

Дарья рассказала, что главный человек в ее жизни — это ее отец, режиссер Юрий Мороз. И дочка Аня, конечно же.

— Я нелегко пережила момент, когда папа снова женился. Момент потери, брошенности что ли, был болезненным, — призналась Дарья. — Папа с Викой (актрисой Викторией Исаковой) стали парой через довольно короткое время после маминой гибели. Где-то прошел год… У меня, пережившей тогда ужас потери мамы, был страх потерять и отца. Конечно, в 17 лет ты уже начинаешь жить самостоятельно. Но… Именно в этом моем возрасте папа переключил свое внимание на другого человека. Наверное, еще и поэтому это было болезненно — у нас с Викой не криминальная разница в возрасте. Но я старалась держать себя в рамках, потому что это папина жизнь. Дети эгоистичны — это нормально.

Мамы не стало, когда мне было 16 лет. Все последние годы маминой жизни я была колючим подростком, была не самой простой девочкой. Мне родители говорили: с таким характером кто же возьмет тебя замуж. Это долго во мне сидело. Мама была человеком, для которого семья – главное, первоочередное. Несмотря на ее занятость брошенным ребенком я не была. Для меня же работа и самореализация гораздо важнее, чем это было для нее.

Актриса Виктория Исакова и режиссер Юрий Мороз.

Актриса Виктория Исакова и режиссер Юрий Мороз.

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

А КТО ОТЕЦ РЕБЕНКА?

На аватарке в Инстаграме Дарьи Мороз – портрет молодого Олега Табакова. И вот почему…

— Во-первых, мы внешне похожи, — смеется Дарья. – Во-вторых, Олег Павлович очень важный для меня человек и в профессиональной жизни, и в эмоциональной. Благодаря Табакову еще в студенческую пору я сыграла с десяток больших и серьезных ролей на сцене «Табакерки» и во МХАТе. Это было большое доверие с его стороны. Потом он принял меня в театр. Мы много партнерствовали на сцене. К Олегу Павловичу у меня очень близкое и теплое отношение, как партнёру и как к человеку. Я у него многому научилась. Была смешная история, связанная с появлением на свет моей дочери Ани. На раннем сроке у меня была угроза прерывания беременности. Мне надо было в этот период с кровати не вставать. Но залечь надо было так, чтобы в театре никто не понял, почему я не играю спектакли. Я пришла к Олегу Павловичу и объяснила свою ситуацию, почему в течение двух месяцев не смогу играть спектакли. Он все понял и только сказал: «Хорошо, лежи дома… А отец ребенка кто?». Ну как же, говорю я, — Костя Богомолов. «Интересно, интересно», — сказала Табаков. И ведь действительно никому не рассказал в театре. Больше того, вообще забыл про мою беременность. И потом спрашивал у завтруппы, а чего это Мороз у нас не играет?

Олегу Павловичу я могу выразить только уважения и благодарности за 20 лет жизни в театре. Мы все еще заряжены его энергией. Когда его не стало, для меня этот театр (МХТ им.Чехова – Ред.) умер. Нечестно делать вид, что ничего не изменилось. Табаков делал совершенно другой театр. Я обожаю мхатовскую сцену, для меня она родная. Ни у какой другой сцены нет такого запаха. Здесь пахнет дУхами великих предшественников, Книппер-Чеховой… Табакову нравилось зарабатывать деньги. Он что-то сделает хорошее, а это еще и денежку принесет. Ему было по кайфу, ему это было весело. Он вообще был веселый человек. У него было чутье на таланты, на то, что будет успешно.

Дарья Мороз объяснила, почему после ухода Табакова из жизни в 2018 году, она не приняла нового худрука МХТ им.Чехова – Сергея Женовача:

— Как можно принять человека другой группы крови? Это было бы странно. Я не лезу на амбразуру, но несовпадение внутренних ритмов Олега Павловича и Сергея Васильевича кардинально. В том числе ритмов руководства театром. При Табакове у нас было по 20 премьер в год, а теперь — 4 премьеры. Другие ритмы, другое видение профессии, другой юмор – для меня все другое. Это сложно. Для меня тот театр закончился.

В прошлом году Дарья Мороз уволилась из труппы, сейчас она работает по контракту. «Для театра – это одно и то же, для меня — другой уровень свободы и личное право считать этот театр для себя закончившимся», — призналась Мороз.

Дарья Мороз с мужем, режиссером Константином Богомоловым.

Дарья Мороз с мужем, режиссером Константином Богомоловым.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

ЕСЛИ БЫ МХТ ОТДАЛИ БОГОМОЛОВУ — ЭТО БЫЛА БЫ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

Она объяснила, почем Табаков не подготовил себе замену. Не успел. Это проблема всех больших худруков.

— Если бы МХТ отдали Косте – это была бы прямая преемственность. И это было бы здорово. Костя (Богомолов) так много работал с Олегом Павловичем, он принимал в жизни театра огромное участие при Табакове. Теперь он руководит другим театром (на Малой Бронной – Ред.). И там ему приходится разрывать себя на части – и руководить, и ставить спектакли.

То, что Богомолов не позвал на Бронную свою экс-супругу, Дарья считает закономерным.

— В какой-то момент мы с Костей наработались так много вместе, что нам понадобилась пауза, которая длится до сих пор. Наверное, она прервется. Существует смычка между артистом и режиссером. Костя меня сделал как актрису. Он меня воспитал, долго, мучительно, профессионально, заставляя отказываться от всего наработанного раньше и идти куда-то вперед. Хотя мой папа считает, что костин способ работы с артистами – это только метод. Папа не очень принимает этот метод. Я-то считаю, что это шире чем просто метод. Это идеология. Костя дает огромную школу, он прививает вкус…

Дарья продолжает общаться с Богомоловым: «Мы перезваниваемся каждый день».

— Когда мы разводились, еще никакой «она» не было. Мы разошлись не потому, что кто-то к кому-то ушел. Это случилось задолго «до», примерно за два года. Причины были сугубо личные, внутренние. Мои, в первую очередь. Бывают же кризисы в браке. Этот кризис я не смогла перебороть, хотя должна была. Я просто устала. Уперлась в такую внутреннюю стену, когда поняла: если я что-то не поменяю, я просто закончусь. Это было связано со многими вещами. Поняла, что я тяну за собой весь окружающий мир, в том числе Костю, Аню, всех…. Шел неостановимый процесс внутри меня, но я не хотела разрушать весь мир. Понятно, что мы с Костей – люди непростые, мы очень властные, а кто-то кому-то должен уступать. Были моменты, когда я жалела, что приняла такое решение. Было страшно, потому что есть дочь Аня. Как я могу так с ней поступить? У нее была семья: папа и мама, а теперь тоже семья, но в других обстоятельствах… Но не было другого выхода.

Мы сохранили с Костей прекрасные отношения. Мы, конечно, не дружим семьями. Но Аня бывает у Кости и Ксении (Собчак) дома. Они вместе ездят отдыхать, у них прекрасные отношения. Хотя по первости было сложно. Я тогда сказала Косте, что можно знакомить ребенка с кучей своих девушек, но для ребенка это будет травматично. Поэтому давай ты познакомишь Аню с Ксенией, когда будешь уверен, что это твоя новая семья.

Реклама