Дело Веры Пехтелевой: что известно о громком убийстве в Кемерове

«Сейчас можно говорить, что дежурному нужно было позвонить в Главк, сказать, что есть такой сигнал, отработать не можем — нет людей. Тогда бы и машину выделили, и бензин нашли, и потом под суд не попал бы. Но до Главка дело обычно не доходит. Говорят на местах начальники сразу: “А ты почему сразу через голову прыгаешь? Почему нам не сказал?”. Даже если ты говорил».

Фото Дело Веры Пехтелевой: что известно о громком убийстве в Кемерове

Вера Пехтелева — 23-летняя жительница Кемерова, убитая 14 января 2020 года. В преступлении обвиняется ее возлюбленный Владислав Канюс. Дело вызвало бурную реакцию общества, когда стало известно, что трагедию можно было предотвратить: соседи вызывали полицию, но на помощь девушке никто не приехал.

Рассказываем об обстоятельствах этого громкого происшествия.

Что случилось?

14 января 2020 года, начиная с 4 часов 52 минут в службу «112» города Кемерово стали поступать звонки от жителей дома по адресу улица Ленинградский проспект, 28. Заявители указывали на звуки борьбы и громкие женские крики за дверью одной из квартир. Оператор службы поначалу говорила, что наряд выезжает, а после, когда стало очевидно, что никого нет, переводила звонивших напрямую на дежурную часть — однако там просто клали трубку.

В итоге, примерно в полседьмого, жители дома самостоятельно взломали дверь и обнаружили труп девушки — ей оказалась 23-летняя Вера Пехтелева.

Вера Пехтелева. Фото — соцсети

Позднее подробности дела стали известны благодаря cооснователю проекта «Ты не одна» Алене Поповой. Женщина назвала и преступника — им оказался 23-летний Владислав Канюс, с которым погибшая состояла в отношениях. К моменту несчастья Пехтелева эти отношения прервала, но Канюс, якобы надеясь на примирение, позвал её к себе в квартиру, «чтобы забрать вещи».

Владислав Канюс и Вера Пехтелева. Фото — соцсети

«Я стал замечать, что отношения портятся. От общей знакомой я узнал, что она встречается с другим, — рассказывал злоумышленник, — 12 января 2020 года я решил поговорить с Верой по поводу наших отношений, потому что 16 декабря 2019-го Вера переехала в общежитие после очередной ссоры, с собой забрала часть вещей.

13 января Вера приехала, мы собирали вещи, в процессе сбора вещей распивали спиртное, пили ликер, водку, пиво. В процессе распития между нами конфликтов не было.

Конфликт начался, когда я сказал, что знаю, что она встречается с другим парнем. Ей это не понравилось, после чего она начала меня оскорблять, наносить удары. А когда она меня ударила ногой между ног, я разозлился, она отрицала, что встречается с другим мужчиной.

Убивать ее не хотел, я затянул шнур на ее шее, хотел ее припугнуть, хотел, чтобы она потеряла сознание».

По данным судмедэкспертизы, смерть наступила совокупно от удушения и множества повреждений, полученных Пехтелевой в процессе избиения. Согласно официальной информации, за 3,5 часа Канюс нанёс девушке 56 телесных повреждений: сломанный нос, синяки, ссадины, порезы, рваные раны…

Почему не приехала полиция?

Всё возрастающий общественный резонанс начал выводить в публичное поле разговоры сотрудников чрезвычайных служб.

Записи разговоров непосредственно ответственного за реагирование начальника смены дежурной части майора Михаила Балашова говорили о том, что он не смог найти людей для выезда на вызов.Реклама

Впрочем, впоследствии были обнародованы и другие реплики. В них Балашов пытался склонить старшего наряда группы немедленного реагирования к даче ложных показаний: «Ну на крайняк скажем, что просто нет бензина. Иначе, б..дь, мне п…ец будет».

На это Попов отвечал: «На срочный сигнал выехали бы без проблем. На срочный, если на крайняк, конечно, у нас есть (бензин). Ты же сам должен понимать, что ты?».

Анонимный полицейский прокомментировал «НГС Кемерово» ситуацию так:

«Я не оправдываю полицейских, потому что не знаю всех деталей. Но могу с уверенностью сказать, что в такую ситуацию мог попасть любой сотрудник полиции.

Скорее всего, полицейские недооценили этот сигнал. Подобных вызовов (крики о помощи) каждый день по десять штук, а то и больше.

На самом деле ведь один из этих полицейских сразу после сигнала связывался с коллегами и просил, чтобы кто-нибудь отправился на вызов. Но все оказались заняты. Я знаю, что он звонил и говорил: “Нас за это посадят, если мы не отправим экипаж. Надо отправить экипаж”. Экипажа не нашлось.

Сейчас можно говорить, что дежурному нужно было позвонить в Главк, сказать, что есть такой сигнал, отработать не можем — нет людей. Тогда бы и машину выделили, и бензин нашли, и потом под суд не попал бы. Но до Главка дело обычно не доходит. Говорят на местах начальники сразу: “А ты почему сразу через голову прыгаешь? Почему нам не сказал?” Даже если ты говорил.

А ведь большая проблема в том, что полиция разделена по разным подразделениям, и никто не хочет работать.

В отношении сотрудников полиции — можно наказать за халатность, что не предприняли крайние меры: тот же дежурный не бросил дела, сам не поехал отрабатывать. Но, конечно, если посадят — это будет очень чрезмерно».

Кто ответит за смерть девушки?

Изначально Балашову и старшему оперативному дежурному капитану Дмитрию Тарицыну действительно было предъявлено обвинение, позволяющее избежать лишения свободы — по части 1 статьи 293 (халатность). Однако позже прокуратура подала ходатайство об изменении обвинения на более жёсткое, регулируемое частью 2 той же статьи (халатность, повлекшая смерть человека). Здесь наказание может достичь пяти лет лишения свободы.

Также прокуратура попросила ужесточить обвинение Владиславу Канюсу — с части 1 статьи 105 (Убийство; предусматривает до 15 лет лишения свободы) на часть 2 (Убийство, совершенное с особой жестокостью; предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы).

Оставьте комментарий