Эльман Пашаев высказался приговоре Михаилу Ефремову и рассказал, кто виноват

Реклама

Бывший адвокат актера объяснился после обвинений в непрофессионализме и исключил вероятность снижения срока наказанияБывший адвокат актера объяснился после обвинений в непрофессионализме и исключил вероятность снижения срока наказания

Бывший адвокат актера объяснился после обвинений в непрофессионализме и исключил вероятность снижения срока наказания

Казалось бы, приговор по делу Михаила Ефремова оглашен.

Адвокат актера Эльман Пашаев лишен профессионального статуса.

Однако градус дискуссии вокруг самого скандального преступления и наказания этого года пока что не остывает совсем.

В интервью программе «Новые русские сенсации» (НТВ) Пашаев вспомнил последнюю встречу с Ефремовым, разговор с начальником СИЗО «Водник» и переговоры с актером после смертельного ДТП. А еще, как отказал в защите Ксении Собчак по делу против послушниц Среднеуральского женского монастыря. «КП» приводит избранные выдержки из беседы юриста.

ПРО ВИП-КЛИЕНТОВ

«Во всем виноват не Ефремов, во всем виноваты журналисты. Ярлыки повесили. Якобы многие клиенты — мои любовницы. Они из шоу-бизнеса, красивые. Мне предлагали защищать Армена Джигарханяна (в суде против Виталины Цымбалюк-Романовской). Но не сошлись по условиям. Я отказал Ксения Собчак, когда в Свердловской области по отношению к ней якобы были совершены неправомерные действия. Когда я посмотрел, как она падает (села на клумбу), сказал: «Нет, мне не надо этого шоу».

Что касается Михаила: если бы Ефремов был обычным гражданином, никакого скандала бы не было. Получил условный срок — и поехал домой. Судили Ефремова!»

ПРО «ИНСУЛЬТ» И ИГРУ НА КАМЕРУ

«Он естественный, натуральный! С ним договариваться нельзя — поплачь или сделай вид, чтобы давить на жалость. Ну не его это».

ПРО ОГЛАШЕНИЕ ПРИГОВОРА

«Был ли он готов? Он заранее знал, что туда пойдет. Он — актер, что мало в изоляторах что ли был? [в кино]. С начальником изолятора я общался — признателен, что он хорошо работает в рамках законодательства. Я просил, чтобы [была помощь] по лекарствам там, как передать, ведь он болен, а не просто обычный наркоман, а человек уважаемый, воспитанный, культурный, много сделал для нашего искусства и культуры. Лауреат государственной премии, которую президент подписывает».

ПРО СЛОВА «ОН ПОДСТАВИЛ МЕНЯ НА ВОСЕМЬ ЛЕТ»

«Если это так, если я его подставил, то почему он пришел ко мне на встречу? Почему просил [меня] о том, что ему надо передать [в камеру]? Сами понимаете, что говорят на всю страну (правозащитники, включая Еву Меркачеву, которая уверяет, что слышала от Ефремова лично слова «он подставил меня на восемь лет» — Авт.). Бред. Полнейший бред»Михаил Ефремов и Эльман Пашаев в суде.

Михаил Ефремов и Эльман Пашаев в суде.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ПРО ПОСЛЕДНЮЮ ВСТРЕЧУ С ЕФРЕМОВЫМ

«Благодарность за работу я не услышал, а услышал, что сейчас все решают его друзья. У меня с его друзьями отношения были «очень хорошими», сами понимаете. Это нормально. Это субъективное отношение ко мне. У меня такое же субъективное отношение к ним. Почему всех натравили на меня? Чтобы избавиться. Чтобы я не гнул дальше свою позицию и не пошел до конца. Они сделали все, чтобы от меня избавиться»

ПРО ПЕРЕГОВОРЫ СРАЗУ ПОСЛЕ ДТП

«Три дня я вел с ним переговоры, он был в шоковом состоянии. Говорю, задаю вопросы, а он не может отвечать. Невозможно было разговаривать. И шоковое состояние, и вы знаете его состояние здоровья. Затем он готовил текст [раскаяния]. Конечно, я сильно его редактировал, но несмотря на это, он все равно потом добавил от себя некоторые фразы. А я ничего не добавлял, только убирал. Моя задача была — убрать лишнее. Я понимал, что его порядочность, искренность обернется нам бумерангом. Но там нет слов «я признаю вину в том, что совершил ДТП».

ПРО ВИНУ ЕФРЕМОВА

«Он [Ефремов] виноват, что выпил очень сильно. Виноват, что его машина попала в ДТП. Он виноват, что ничего не помнит. Он виноват, что не знает, как ему действовать».

ПРО НЕПРИЗНАНИЕ ВИНЫ ЕФРЕМОВЫМ

«Я с ним [линию защиты] согласовал. Но его искренность и честность нам мешала. Как адвокат что я должен был делать? Сказать «Михаил, признавайте вину и пойдемте туда [в тюрьму]»? Я ему обещал, что в суде разберутся. Верил в судебное разбирательство. За 20-летнюю историю опыта ни разу не сталкивался с тем, что суд отказывается исследовать то, что напрямую относится к уголовному делу.

ПРО ПЕРЕГОВОРЫ С ЗАХАРОВЫМИ И «УВАЖАЕМЫХ ЛЮДЯХ»

«ДТП — специфическое преступление, при котором судьба подозреваемого зависит исключительно от потерпевшего (речь идет о попытке договориться с семьей Захаровых о компенсации и отсутствии исковых требований — Авт.). Исключительно. Больше никто не может повлиять на исход дела. Первая задача была — решить вопрос с потерпевшей стороной. Мы пытались с ними встречаться. Мы сделали все [чтобы договориться]. Я вышел в самом городе на уважаемых людей, они разговаривали [с семьей Захарова]. Поняли, что это бесполезно. Потом попытались через старшего сына Сергея Захарова решить вопрос. Договорились провести встречу: я, сын Захарова Виталий и его адвокат. Без журналистов. А потом адвокат звонит и говорит, что готов со мной встретиться, только без Виталия. Я говорю: «Нет, этого не может быть. Без Виталия разговор не состоится».Михаил Ефремов и Эльман Пашаев в суде.

Михаил Ефремов и Эльман Пашаев в суде.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ПРО УМЕНЬШЕННЫЙ СРОК

«Как бы мы ни признавали вину, как бы ни плакали в суде, чтобы вызвать сочувствие, меньше нам [с Ефремовым] никто бы не дал. Слышите? [Уменьшение срока] зависит только от потерпевших! Когда говорят про пять лет (которые якобы мог выторговать другой адвокат, если б Ефремов сразу сознался — Авт.)…господа. Пять лет получают тогда, когда потерпевшая сторона согласна на это и готова договариваться. А они отказались от всего. Условный срок, 2,5 года или 3 года — откуда эта фантазия? ДТП — это не общая уголовка. Мы знали, что дадут 8 лет. Нам уже это объявили на этапе предварительного следствия. Кто? Не могу сказать. Ефремов знал, сколько дадут».

ПРО ГОНОРАР ЗА ЗАЩИТУ ЕФРЕМОВА

«11 миллионов рублей? Скажу так: нулей много. Что касается видеозаписей, (где я беру деньги), то пусть мне покажут эту запись. Кроме глупости, в этом ничего нет. Что я могу ответить? Никогда в жизни на такое [деньги в обмен на условный срок или освобождение] не пойду. Это уголовная ответственность. Даже если мне предлагали бы — не пошел бы. Мне писали люди, готовые на все: взять вину Ефремова на себя за деньги».

ПРО ПОПЫТКУ ОТВЕРТЕТЬСЯ ОТ ПРИЗНАНИЯ ВИНЫ

«Благородный путь признания вины? А толк какой от этого? Я с самого начала говорил, как было. Говорят, что в ближайшее время меня закроют (посадят в тюрьму). Каждый день таскают по разным инстанциям — следственный отдел Мещанского района, Арбата. Если не закроют, я выложу все (некую правду, которая прольет свет на процесс — Авт.). До последнего момента я его не брошу. Буду рядом. Я один шел против цунами. И иду. И сказал: меня никто не остановит и не напугает».

ОБРАЩЕНИЕ К МИХАИЛУ ЕФРЕМОВУ — В СИЗО

«Михаил! Самое главное, здоровья желаю вам. У вас прекрасная семья, прекрасная любящая жена. Вы достойный. Вы честный. Вы порядочный. Берегите себя и все».

Дело Ефремова: финал

Суд по делу Михаила Ефремова превратился в настоящий цирк. В ДТП на Смоленской площади обвиняли даже американцев, которые якобы управляли машиной артиста через интернет. И вот, наконец, шоу подошло к концу

Реклама