Геннадий Онищенко: Второй волны коронавируса не будет, и первой-то не было

Экс-главсанврач и депутат Госдумы прокомментировал слухи о грядущей эпидемииЭкс-главсанврач и депутат Госдумы прокомментировал нашему обозревателю Александру Гамову слухи о грядущей эпидемииЭкс-главсанврач и депутат Госдумы прокомментировал нашему обозревателю Александру Гамову слухи о грядущей эпидемии Фото: Иван МАКЕЕВ

— Геннадий Григорьевич, дискуссия идет – будет вторая волна коронавируса, не будет – в России, в Москве, в других городах?

— Второй — не будет, потому что и первой не было.

— То есть, как это понять?

— Ну, потому что волн в эпидемиологии не бывает. Волны бывают на море, на озере, в речке, в бассейне.

А в эпидемиологии есть такое понятие, как эпидемический рост заболеваемости. Так вот, что касается эпидемического роста, который предполагается всеми, сейчас ходят разные мнения, в том числе и некоторые эксперты ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения. — А.Г.) на эту тему высказываются.

Но моя позиция такая, что сегодня в нашем обществе уже достаточно активно формируется популяционный иммунитет — за счет переболевших, за счет людей, которые болеют скрытно и в бессимптомной форме. Что наиболее благоприятно, с точки зрения выработки иммунитета. Но, с другой стороны, они, как говорится, представляют опасность для групп риска, которые находятся в общении с ними, так что — опасность заражения существует.

Поэтому…

— Что же нас ждёт?

— Вариант, скорее всего, будет таким. Коронавирус, который живет по законам воздушно-капельных инфекций и который участвует в сезонном подъеме заболеваемости, в осенне-зимнем, он, конечно же, будет регистрироваться наряду с гриппом. Но интенсивность его будет совершенно другая. Это первое.

Второе. Мы извлечем уроки из тех мер, которые принимались…

Третье. Появляются специфические средства защиты в виде вакцины — наши специалисты уже заканчивают ее испытания. Это тоже очень мощный фактор.

И, если мы сделаем так, что будем профилактировать группы риска, то есть, старшее поколение — с помощью вакцинации (надо еще посмотреть, как она будет работать на этой группе) — окажется, что не все так страшно. И, в общем-то, коронавирус будет просто участвовать в эпидемическом процессе. Наряду с другими болезнями.

Но вот такую фатальную угрозу он представлять не будет. Потому что у него нет тех свойств, которые нужны для этого. У него недостаточная контагиозность (свойство инфекционных болезней передаваться от больных организмов — здоровым. — А.Г.) Первое.

И второе – он не имеет той неординарной изменчивости, которую имеет грипп.

Вот что касается гриппа, в этом году в рутинной вакцине четырехвалентной будет изменено три штамма. Три новых штамма будет! Вот это я понимаю. У гриппа генетическая лябильность очень высокая — то есть, он каждый год выступает в новом качестве и прорывает популяционный иммунитет.

А в данном случае, у коронавируса таких свойств нет.

— И еще вопрос. Вы обычно предсказывали сроки начала эпидемиологического порога гриппа… А вот эпидемиологический порог коронавируса, если я правильно выражаюсь, он когда может наступить?

— Какой порог?

— Эпидемиологический — коронавируса?

— На сегодняшнее утро у нас всего за восемь месяцев, начиная с ноября прошлого года, когда о коронавирусе заговорили, — заболело чуть более 16 миллионов человек на планете и уже более 9 миллионов выздоровело – 9 миллионов 700 тысяч. Активных сейчас, на сегодняшнее утро, 6 миллионов 300 тысяч, — это те, которые находятся в состоянии заболевания и которым оказывается медицинская помощь.

— А если о России говорить?

— А у нас та же самая ситуация. У нас очевидное преобладание выздоровевших над больными. И баланс между новыми выявленными и выписывающимися идет в пользу тех, кто выписывается. Эти объективные данные говорят о том, что, в общем-то, на сегодняшний день ситуация находится под контролем.