Грех «князя» Оболенского. Как советский актер перешел на сторону вермахта

Реклама

В 1974 году на советские телеэкраны вышел детектив режиссера Самсона Самсонова «Чисто английское убийство». Картина в «английском духе» с участием Алексея Баталова, Георгия Тараторкина, Ивана Переверзева, Ирины Муравьевой очень понравилась зрителям.

Благородный старик

Понравилась настолько, что в 1976 году фильм выпустили в кинопрокат — такое с телефильмами происходило только в исключительных случаях.

Роль старого лорда Уорбека сыграл Леонид Оболенский. В 1970-1980-х годах он запомнился советским зрителям в ролях благообразных стариков — как «наших», так и зарубежных. А работу Оболенского в драме «На исходе лета» Леонид в 1980 году отметили премией «Золотая нимфа» на XX международном фестивале телевизионных фильмов в Монте-Карло за лучшее исполнение мужской роли. Многие считали, что Леонид Леонидович принадлежит к старинному роду князей Оболенских. Сам он поддерживал эту легенду, поскольку она служила объяснением его нахождения в сталинских лагерях — пострадал, мол, за происхождение. В действительности все было куда сложнее.

Революционная семья

Леонид Оболенский родился в 1902 году в Арзамасе в семье банковского служащего Леонида Оболенского-старшего. Дедом будущего актера был известный русский журналист и писатель Леонид Егорович Оболенский, в свое время проведший полгода в Петропавловской крепости по подозрению в связях с революционерами. Оболенского высоко ценил Лев Толстой, много с ним полемизировавший по различным вопросам.

Оболенский-старший состоял партии меньшевиков, но после Октябрьской революции перешел в стан большевиков, сделав успешную карьеру сначала в Наркомате финансов, а затем и Народном комиссариате по иностранным делам. В конце жизни он в течение нескольких месяцев возглавлял Эрмитаж.

Так что никакими князьями тут и не пахло — эта ветвь Оболенских была настроена вполне революционно. Да и сам будущий актер в возрасте 16 лет стал корреспондентом красноармейской газеты 3-й армии Восточного фронта. На фронте он познакомился с одним из пионеров отечественного кинематографа Львом Кулешовым, который в это время занимался фронтовыми съемками. В ленте Кулешова «На красном фронте» Оболенский и сыграл свою первую роль в кино.

Приятель Эйзенштейна и Марлен Дитрих

В 1920-1922 годах Оболенский учился в Первой Госкиношколе (ныне ВГИК). В то время он много выступал на эстраде как танцовщик. Пионерам нового революционного искусства жилось голодно, и каждый зарабатывал как мог. «Мне они завидовали, потому что я питался в ресторане, где бил чечётку. Научился чечётке на эстраде во время нэпа», — рассказывал впоследствии сам актер. Лев Кулешов писал, что Оболенский однажды познакомился с молодым человеком, который удивил его оригинальными мыслями об искусстве. Нового приятеля актер привел к Кулешову и приобщил к кино. Звали друга Сергей Эйзенштейн.

Оболенский играл в театре у Мейерхольда, пробовал себя в качестве кинорежиссера и одновременно продолжал сниматься сам, став одной из звезд советского немого кино. А когда появилось кино звуковое, Оболенский отправился в Берлин, где изучал передовую аппаратуру и технику съемок. В столице Германии Леонид Леонидович весело проводил время с немецкой коллегой по искусству, которую звали Марлен Дитрих.

По возвращении в СССР Оболенский активно использовал накопленный опыт, однако вскоре у него начались проблемы. Его стиль определили как «формализм», и в середине 1930-х годов подобный ярлык не сулил ничего хорошего. Отойдя от активной деятельности, Оболенский сосредоточился на преподавании. В период «Большого террора» он попал на карандаш органов, но как раз в этот момент сняли наркома Ежова, и дело в его отношении закрыли.

«Житие» монаха Лаврентия

Оболенский стал доцентом ВГИКа, писал диссертацию о звуковом кино. Работа была в разгаре, когда началась Великая Отечественная война. Когда гитлеровские полчища рвались к Москве, Леонид Леонидович Оболенский вместе с другими студентами и преподавателями вступил в народное ополчение. 

38-й стрелковый полк Московского ополчения сгинул в окружении под Смоленском. Пропал и Оболенский. Друзья считали, что актер и режиссер геройски погиб, однако в 1945 году сотрудники органов НКВД обнаружили его в одном из православных монастырей в Молдавии. К новоявленному монаху Лаврентию чекисты имели вопросы вовсе не из-за его религиозных убеждений. Тем более что в действительности Леонид Леонидович особой религиозностью никогда не отличался. А в монастыре он оказался, потому что знал: есть грехи не только прописанные в святых книгах, но и в Уголовном кодексе.

«Добровольно поступил на службу»

В октябре 1941 года боец Оболенский, попав в окружение, положил винтовку и вышел к немцам с поднятыми руками. Ну не готов оказался актер к сражению до конца. Наверное, даже в малодушии обвинять его нельзя. Да, собственно, никто и не собирался требовать с него ответа за сдачу в плен. Вопреки мифу, большинство освобожденных советских военнопленных после прохождения проверки возвращались домой. Никаких санкций в их отношении не применялось. Но Оболенский пошел дальше, чем другие.

Из материалов дела: «В феврале 1943 г. добровольно поступил на службу в ветеринарную роту 306 немецкой пехотной дивизия (ПД), где служил по август 1944 года. С июня по июль 1943 г. работал секретарём у Яруцкого — представителя “Русской освободительной армии” (РОА) при штабе 306-й немецкой ПД, помогал тому в составлении фашистских листовок, выступал на переднем крае немецких войск перед микрофоном с антисоветской речью, обращённой к личному составу Красной Армии. В июле 1944 г. назначенный командиром 306-й немецкой пехотной дивизии генералом Келлером завхозом “дома отдыха” для добровольцев, по заданию последнего вёл наблюдения за политическим настроением отдыхающих и выявлял среди них кадры для комплектования школ ефрейторов и пропагандистов РОА».

Актер первоначально был так называемым «хиви», то есть «добровольным восточным помощником». Такие формирования для выполнения вспомогательных функций формировали в вермахте из числа военнопленных, которых считали благонадежными. Помогать гитлеровцам стал и Леонид Оболенский. Во время следствия причины своего поступка он объяснял просто: не верил в то, что Красная Армия возьмет верх, и пытался жить в новых реалиях.

«Ларец Марии Медичи» , 1980 год.
«Ларец Марии Медичи» , 1980 год. Кадр из фильма

10 лет лагерей

Поклонники актера впоследствии будут придумывать различные версии его поступка. Одни утверждают, что Оболенский согласился сотрудничать с немцами, чтобы просто убежать. Однако прослужил он у немцев целых полтора года, причем, как уже говорилось выше, в его верности гитлеровцы не сомневались. Другие и вовсе предполагают, что Оболенский работал на советскую разведку. Но, видимо, это была такая большая тайна, что даже сама советская разведка не в курсе дела.

К августу 1944 года боец вермахта Оболенский понял, что не угадал и Красная Армия уже сломала Рейху хребет, а скоро оторвет и голову. И вряд ли артиста, облаченного в немецкую форму, ждет теплая встреча с советскими солдатами. Тогда он придумал выход: припрятав штатскую одежду во время передвижения от одного населенного пункта до другого на территории Молдавии он отстал от обоза. Переодевшись в гражданское, он отправился в Кицканский монастырь, что в 5 км от Тирасполя, где рассчитывал найти убежище от мирской суеты.

Но сотрудники НКВД нашли Оболенского и в монастыре. 2 ноября 1945 года военный трибунал Кишинёвского гарнизона приговорил его по ст. 54-1 «б» УК УССР к 10 годам лишения свободы в ИТЛ, к лишению прав сроком на 5 лет и с конфискацией всего принадлежащего ему имущества.

Народный артист

Актера отправили на Север на строительство железной дороги. Однако вскоре Оболенского перевели в ведомственный театр НКВД в Печоре. Затем он поселился в Минусинске, где работал режиссёром в местном драматическом театре.

В 1952 году Оболенский был амнистирован со снятием судимости. Тем не менее оставались ограничения на проживание и работу в крупных городах. Он устроился режиссером на Свердловскую киностудию, а позднее переехал в Миасс, где работал в качестве режиссёра-методиста клуба кинолюбителей Дворца культуры «Прометей». В начале 1970-х вернулся в кино в качестве актера, ежегодно снимаясь в двух-трех картинах. Среди них были такие знаковые проекты, как «Красное и черное», «Ларец Марии Медичи», «Россия молодая». В 1991 году актеру присвоили звание «Народный артист РСФСР».

Он не раз делал попытки добиться реабилитации, однако получал отказ. Поклонников его таланта, а также, разумеется, активистов движения «Мемориал» это сильно задевало.

«Россия молодая», 1981, 1982 гг.
«Россия молодая», 1981, 1982 гг. Фото: Кадр из фильма

Сделано в Молдавии

В наших краях многие не понимают разницу между амнистией и реабилитацией. Амнистию, то есть прощение, Оболенский получил еще в 1952 году. Реабилитация — это подтверждение того, что человек был осужден необоснованно.

При пересмотре дела Леонида Оболенского в 1991 году следователи пришли к выводу, что доказательств его работы в качестве агитатора РОА недостаточно, а вот служба во вспомогательных частях вермахта сомнению не подлежит. Это значит, что осужден Оболенский был справедливо.

Впрочем, фанаты Леонида Леонидовича пошли кружным путем. В 2005 году решение о реабилитации актера, умершего за 14 лет до этого, вынесла Высшая судебная палата Республики Молдова, посчитавшая, что в его действиях «отсутствовал состав преступления». Вряд ли это что-то меняет в образе Оболенского. Скорее, много говорит о постсоветской Молдавии.   

Реклама