Интеллект

Реклама

Интеллект (происходит от латинского intellectus; английское intelligence — рассудок, познание, понимание) — это способность к мышлению, рациональному познанию. Уровень интеллекта возможно развить. Интеллект обычно реализуется при помощи способностей познавать, обучаться, мыслить логически, систематизировать информацию путем ее анализа, определять ее применимость (классифицировать), находить в ней связи, закономерности и отличия, ассоциировать ее с подобной.

Различное содержание деятельности требует развития определенных интеллектуальных способностей, но во всех случаях необходима чувствительность индивида к новому, актуальным проблемам, к тенденциям развития ситуации. Показателем развития интеллекта является несвязанность субъекта внешними ограничениями, отсутствие у него ксенофобии — боязни нового, непривычного. Существенное качество ума индивида — предвидение возможных последствий предпринимаемых им действий, способность предупреждать и избегать ненужных конфликтов. Одной из основных особенностей интеллекта является способность к интуитивному решению сложных проблем. Существенными качествами человеческого интеллекта являются пытливость и глубина ума, его гибкость и подвижность, логичность и доказательность. (Энциклопедия Кирилл и Мефодий)

Составляющие интеллекта и его роль

Интеллект — это, прежде всего, основа целеполагания, планирования ресурсов и построение стратегии достижения цели. Есть основания полагать, что зачатками интеллекта обладают животные, и уже на этом уровне их интеллект посредством механизмов целеполагания и достижения целей влиял и влияет на эволюцию животных. Изучением интеллекта животных занимается сравнительно молодая область науки, когнитивная этология.

Влияние интеллекта выходит за пределы жизни одного человека. Развитие интеллекта у человека выделило его из животных и стало началом развития общества, а затем и человеческой цивилизации.

Интеллект как способность обычно реализуется при помощи других способностей. Таких как: способности познавать,обучаться, мыслить логически, систематизировать информацию путем её анализа, определять её применимость (классифицировать), находить в ней связи, закономерности и отличия, ассоциировать её с подобной и так далее.

К параметрам, формирующим отличительные особенности интеллектуальной системы человека относят:

  • объём рабочей памяти, способность к прогнозированию, бескорыстной помощи, орудийной деятельности, логике;
  • многоуровневую (6 слоев нейронов) иерархию системного отбора ценной информации;
  • сознание;
  • память.

Выделяются биофизические параметры «интеллектуальной энергетики»: количество информации, ускорение (частота, скорость) и расстояние её передачи, — с объединением их в «формулу интеллекта».

Существенными качествами человеческого интеллекта являются пытливость и глубина ума, его гибкость и подвижность, логичность и доказательность:

  • любопытство — стремление разносторонне познать то или иное явление в существенных отношениях, лежащее в основе активной познавательной деятельности;
  • глубина ума — способность отделять главное от второстепенного, необходимое от случайного;
  • гибкость и подвижность ума — способность человека широко использовать имеющийся опыт, оперативно исследовать предметы в новых связях и отношениях, преодолевать шаблонность мышления;
  • логичность мышления — способность соблюдения строгой последовательности рассуждений, с учётом всех существенных сторон в исследуемом объекте, всех возможных его взаимосвязей;
  • доказательность мышления — способность к использованию в нужный момент фактов и закономерностей, подтверждающих правильность суждений и выводов;
  • критичность мышления — способность строгой оценки результатов мыслительной деятельности для отбрасывания неправильных суждений, выводов и решений (способность отказываться от начатых действий, если они противоречат требованиям задачи);
  • широта мышления — способность к всестороннему охвату объекта мыслительной деятельности с учётом исходных данных задачи и многовариантности её решений.

Различное содержание деятельности требует развития определённых интеллектуальных способностей индивида. Но во всех случаях необходима чувствительность индивида к новому, актуальным проблемам, к тенденциям возможного развития ситуации. Показателем развития интеллекта является несвязанность субъекта внешними ограничениями, отсутствие у него ксенофобии — боязни нового, непривычного.

Существенное качество ума индивида — предвидение возможных последствий предпринимаемых им действий, способность предупреждать и избегать ненужных конфликтов. Одной из основных особенностей развитого интеллекта является способность к интуитивному решению сложных проблем.

Развитие отдельных качеств интеллекта определяется как генотипом данного индивида, так и широтой его жизненного опыта. В тоталитарных социальных режимах у конформных индивидов формируется так называемое целевое мышление — сфера мышления индивида сужается до крайне ограниченных житейских пределов, широко распространяется интеллектуальный инфантилизм, а в среде интеллектуалов — созерцательность. В групповом мышлении начинают преобладать расхожие стереотипы, шаблонные ориентации, схематизированные матрицы поведения. Возникают деформации в содержании интеллекта. Возможны деформации и в структуре интеллекта, в его организации. Негативным качеством интеллекта является ригидность мышления — его негибкость, предвзятое отношение к явлению, преувеличение чувственного его впечатления, приверженность к шаблонным оценкам. (Википедия)

Ещё:

Интеллект — это относительно устойчивая структура умственных способностей индивида. В ряде психологических концепций его отождествляют с системой умственных операций, со стилем и стратегией решения проблем, с эффективностью индивидуального подхода к ситуации, требующего познавательной активности, с когнитивным стилем и др. В современной западной психологии наиболее распространенным является понимание интеллекта как биопсихической адаптации к наличным обстоятельствам жизни (Вильям Штерн, Жан Пиаже и другие). Попытка изучения продуктивных творческих компонентов И. была предпринята представителями гештальтпсихологии (М. Вертгеймер, В. Кёлер), разработавшими понятие инсайта. В начале ХХ века французские психологи Альфред Бине и Теодор Симон предложили определять степень умственной одаренности посредством специальных тестов. Их работами было положено начало широко распространенной до настоящего времени прагматистской трактовки интеллекта как способности справляться с соответствующими заданиями, эффективно включаться в социокультурную жизнь, успешно приспособляться. При этом выдвигается представление о существовании базовых структур интеллекта, независимо от культурных влияний.

С целью совершенствования методики диагностики интеллекта (психодиагностика), были проведены (как правило, с помощью факторного анализа) различные исследования его структуры. При этом разными авторами выделяется различное количество базовых «факторов интеллекта»: от 1–2 до 120. Такое дробление интеллекта на множество составляющих препятствует пониманию его целостности. Отечественная психология исходит из принципа единства интеллекта, его связи с личностью. Большое внимание уделяется исследованию взаимоотношения практического и теоретического интеллекта, их зависимости от эмоционально-волевых особенностей личности. Содержательное определение самого интеллекта и особенности инструментов его измерения зависят от характера соответствующей общественно значимой активности сферы индивида (учение, производство, политика и другие). В связи с успехаминаучно-технической революции — развитием кибернетики, теории информации, вычислительной техники — широкое распространение приобрёл термин «искусственный интеллект». В сравнительной психологии исследуется интеллект животных. (Краткий психологический словарь. — Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС». Людмила Андреевна Карпенко, Артур Владимирович Петровский, Михаил Григорьевич Ярошевский. 1998.)

Интеллект

Понятие интеллект определяется достаточно разнородно, но в общем виде имеются в виду индивидуальные особенности, относимые к сфере познавательной, прежде всего — к мышлению, памяти, восприятию, вниманию и пр. Подразумевается определенный уровень развития мыслительной деятельности личности, обеспечивающий возможность приобретать все новые знания и эффективно использовать их в ходе жизнедеятельности, — способность к осуществлению процесса познания и к эффективному решению проблем, в частности — при овладении новым кругом жизненных задач. Интеллект — относительно устойчивая структура умственных способностей индивида. В ряде психологических концепций он отождествляется:

  • 1) с системой операций умственных;
  • 2) со стилем и стратегией решения проблем;
  • 3) с эффективностью индивидуального подхода к ситуации, требующего активности познавательной;
  • 4) со стилем когнитивным, и пр.

Существует ряд принципиально различных трактовок интеллекта:

1) в структурно-генетическом подходе Жана Пиаже интеллект трактуется как высший способ уравновешения субъекта со средой, характерный универсальностью;

2) при когнитивистском подходе интеллект рассматривается как набор операций когнитивных;

3) при факторно-аналитическом подходе на основании множества тестовых показателей отыскиваются устойчивые факторы интеллекта (Чарльз Спирмен, Луис Леон Терстоун, Ханс Юрген Айзенк, С. Барт, Дэвид Векслер, Ф. Верной). Ныне принято считать, что существует общий интеллект как универсальная психическая способность, в основе коей может лежать генетически обусловленное свойство системы нервной перерабатывать информацию с определенной скоростью и точностью (X. Айзенк). В частности, в психогенетических исследованиях показано, что доля генетических факторов, рассчитанная по дисперсии результатов выполнения интеллектуальных тестов, достаточно велика, — этот показатель имеет значение от 0.5 до 0.8. При этом особенно зависим генетически интеллект вербальный.

Основные критерии, по коим оценивает развитие интеллекта — это глубина, обобщенность и подвижность знаний, владение способами кодирования, перекодирования, интеграции и генерализации чувственного опыта на уровне представлений и понятий. В структуре интеллекта велико значение деятельности речевой и особенно речи внутренней. Особая роль принадлежит наблюдательности, операциям абстракции, обобщения И сравнения, создающим внутренние условия для объединения разнообразной информации о мире вещей и явлений в единую систему взглядов, определяющих нравственную позицию личности, способствующих формированию ее направленности, способностей и характера.

В западной психологии особенно распространено понимание интеллекта как биопсихической адаптации к наличным обстоятельствам жизни. Попытка изучения продуктивных творческих компонент интеллекта была предпринята представителями гештальт-психологии, разработавшими понятие озарения. В начале 20 века французские психологи А. Бине и Т. Симон предложили определять степень умственной одаренности посредством специальных тестов интеллекта; так было положено начало широко распространенной поныне прагматистской трактовки интеллекта как способности справляться с соответственными заданиями, эффективно включаться в социокультурную жизнь, успешно приспособляться. При этом выдвигается представление о существовании базовых структур интеллекта, независимых от культурных влияний.

С целью совершенствования методики диагностирования интеллекта были проведены (обычно с помощью факторного анализа) различные исследования его структуры. При этом разными авторами выделяется различное количество базовых «факторов интеллекта» от одного-двух до 120. Такое дробление интеллекта на множество составляющих препятствует пониманию его целостности. Отечественная психология исходит из принципа единства интеллекта, его связи с личностью.

Большое внимание уделяется исследованию взаимоотношения интеллекта практического и теоретического, их зависимости от эмоционально-волевых особенностей личности. Была показана несостоятельность утверждений о врожденной обусловленности различий в уровне развития интеллектуального у представителей различных наций и социальных групп. При этом признается зависимость способностей интеллектуальных человека от социально-экономических условий жизни. Содержательное определение самого интеллекта и особенности инструментов его измерения зависят от характера соответственной общественно значимой активности сферы индивида (учение, производство, политика и прочие). В связи с успехами научно-технической революции стал широко распространен термин интеллект искусственный(Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. Сергей Ю. Головин. 1998)

Ещё:

Понятие интеллекта из альтернативного источника:

  • 1) общая способность к познанию и решению проблем, определяющая успешность любой деятельности и лежащая в основе др. способность;
  • 2) система всех познавательных (когнитивных) способностей индивида: ощущения, восприятия, памяти, представления, мышления, воображения;
  • 3) способность к решению проблем без проб и ошибок «в уме».

Понятие «интеллект» как общая умственная способность применяется в качестве обобщения поведенческих характеристик, связанных с успешной адаптацией к новым жизненным задачам.

Американский психолог, профессор психологии университета в Оклахоме Роберт Стернберг выделил 3 формы интеллектуального поведения:

  • 1) вербальный интеллект (запас слов, эрудиция, умение понимать прочитанное);
  • 2) способность решать проблемы;
  • 3) практический интеллект (умение добиваться поставленных целей и пр.).

В начале XX века интеллект рассматривался как достигнутый к определенному возрасту уровень психического развития, который проявляется в сформированности познавательных функций, а также в степени усвоения умственных умений и знаний. В настоящее время в тестологии принята диспозиционная трактовка интеллекта как психического свойства (способности): предрасположенности рационально действовать в новой ситуации. Встречается также операциональная трактовка этого термина, восходящая к А. Бине: Интеллект — это «то, что измеряют тесты».

Интеллект изучается в разных психологических дисциплинах: например, в общей, возрастной, инженерной и дифференциальной психологии, патопсихологии и нейропсихологии, в психогенетике и пр. Можно выделить несколько теоретических подходов к исследованию интеллекта и его развития.

Структурно-генетический подход базируется на идеях швейцарского ученого-психолога, создателя операциональной концепции интеллекта и женевской школы генетической эпистемологии Жана Пиаже, который рассматривал интеллект как высший универсальный способ уравновешивания субъекта со средой. Пиаже выделял 4 типа форм взаимодействия субъект-среда:

  • 1) формы низшего типа, образуемые инстинктом и непосредственно вытекающие из анатомо-физиологической структуры организма; 2)
  • целостные формы, образуемые навыком и восприятием;
  • 3) целостные необратимые формы оперирования, образуемые образным (интуитивным) дооперациональным мышлением;
  • 4) мобильные, обратимые формы, способные группироваться в различные сложные комплексы, образуемые «операциональным» интеллектом.

Когнитивистский подход основан на понимании интеллекта как когнитивной структуры, специфика которой определяется опытом индивида. Сторонники этого направления проводят анализ основных компонентов выполнения традиционных тестов, чтобы выявить роль этих компонентов в детерминации тестовых результатов.

Наибольшее распространение получил факторно-аналитический подход, основоположником которого является английский психолог Чарлз Спирмен (Spearman, 1863-1945). Он выдвинул концепцию «генерального фактора», рассматривая интеллект как общую «умственную энергию», уровень которой определяет успешность выполнения любых тестов. Наибольшее влияние этот фактор оказывает при выполнении тестов на поиск абстрактных отношений, наименьшее при выполнении сенсорных тестов. Спирмен выявил также «групповые» факторы интеллекта (механический, лингвистический, математический), а также «специальные» факторы, определяющие успешность выполнения отдельных тестов. Позже американский психолог шведского происхождения, исследователь интеллекта, пионер так называемой психометрии Луис Леон Терстоун разработал мультифакторную модель интеллекта, согласно которой существует 7 относительно независимых первичных интеллектуальных способностей. Однако исследования английского психолога немецкого происхождения, основателя клинической психологии в Британии, одного из ведущих современных исследователей интеллекта, придерживающегося идеи его генетической предопределенности Ганса Юргена Айзенка и других ученых показали, что между ними существуют тесные связи и при обработке данных, полученных самим Терстоуном, выделяется общий фактор.

Известность получили также иерархические модели С. Барта, американского клинического психиатра и психологаеврейско-румынского происхождения Дэвида Векслера и американского психолога Ф. Вернона, в которых интеллектуальные факторы выстраиваются в иерархию по уровням обобщенности.

К числу наиболее распространенных принадлежит также концепция американского и британского психолога, внесшего существенный вклад в развитие дифференциальной психологии в областях черт личности, способностей и мотивации Рэймонда Бернарда Кеттелла о 2 видах интеллекта (соответствующих 2 выделенным им факторам): «текучем» (fluid) и «кристаллизованном» (cristallized). Эта концепция занимает как бы промежуточное положение между взглядами на интеллект как на единую общую способность и представлениями о нем как о множестве умственных способностей. По Кеттеллу, «текучий» интеллект выступает в задачах, решение которых требует приспособления к новым ситуациям; он зависит от действия фактора наследственности; «кристаллизованный» интеллект выступает при решении задач, явно требующих обращения к прошлому опыту (знаниям, умениям, навыкам), в большой степени заимствованному из культурной среды.

Помимо 2 общих факторов Кеттелл выделил также парциальные факторы, связанные с активностью отдельных анализаторов (в частности, фактор визуализации), а также факторы-операции, соответствующие по содержанию специальным факторам Спирмена. Исследования интеллекта в пожилом возрасте подтверждают модель Кеттелла: с возрастом (после 40-50 лет) снижаются показатели «текучего» интеллекта, а показатели «кристаллизованного» остаются в норме почти неизменными.

Не меньшую популярность имеет модель американского психолога Джоя Пола Гилфорда, который разработал методы факторного анализа интеллекта, широко использовавшиеся в США в 1950-1960-х годах для диагностики творческих возможностей инженеров и научных работников. Он выделил 3 «измерения интеллекта»:

  • умственные операции;
  • особенности материала, используемого в тестах;
  • полученный интеллектуальный продукт.

Сочетание этих элементов («куб» Гилфорда) дает 120-150 интеллектуальных «факторов», часть из которых удалось идентифицировать в эмпирических исследованиях. Заслугой Гилфорда является выделение «социального интеллекта» как совокупности интеллектуальных способностей, определяющих успешность межличностной оценки, прогнозирования и понимания поведения людей. Кроме того, он выделил способность к дивергентному мышлению (способность к порождению множества оригинальных и нестандартных решений) как основу креативности; указанная способность противопоставляется способности к конвергентному мышлению, которая выявляется в задачах, требующих однозначного решения, находимого с помощью усвоенных алгоритмов.

Сегодня, несмотря на попытки выделить все новые «элементарные интеллектуальные способности», большинство исследователей сходится на том, что общий интеллект существует как универсальная психическая способность. Помнению Айзенка, в его основе лежит генетически детерминированное свойство нервной системы, определяющее скорость и точность переработки информации. В связи с успехами в развитии кибернетики, теории систем, теории информации, искусственного интеллекта и др. наметилась тенденция понимать этот термин как познавательную деятельность любых сложных систем, способных к обучению, целенаправленной переработке информации и саморегулированию (Тьюринга тест).

Результаты психогенетических исследований свидетельствуют о том, что доля генетически обусловленной дисперсии результатов выполнения интеллектуальных тестов обычно колеблется от 0,5 до 0,8. Наибольшая генетическая обусловленность выявлена у вербального интеллекта, несколько меньшая у невербального. Невербальный интеллект («интеллект действия») более тренируем.

Индивидуальный уровень развития интеллекта определяется также рядом средовых влияний: «интеллектуальным возрастом и климатом» семьи, профессией родителей, широтой социальных контактов в раннем детстве и т. д.

В российской психологии XX века исследования интеллекта развивались в нескольких направлениях: изучение психофизиологических задатков общих умственных способностей (Борис Михайлович Теплов, Владимир Дмитриевич Небылицын, Эра Александровна Голубева, Владимир Михайлович Русалов), эмоциональной и мотивационной регуляции интеллектуальной деятельности (Олег Константинович Тихомиров), когнитивных стилей (Марина Александровна Холодная), как «способности действовать в уме» (Яков Александрович Пономарев).

В последние годы развиваются такие новые области исследований, как особенности «имплицитных» (или обыденных) теорий интеллекта (Роберт Стернберг), регуляторные структуры (А. Пажес), связь интеллекта и креативности (Эрнест Торренс) и др. (д. п. н., профессор, зав. лабораторией ИП РАН В. Н. Дружинин) (Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под редакцией Бориса Гурьевича Мещерякова, академика Владимира Петровича Зинченко. 2003)

Научная разработка проблемы интеллекта имеет очень короткую историю и длинную предысторию. Отчего один человек умен, а другой (как ни огорчительно это признавать сторонникам всеобщего равенства) — увы, глуп? Является ли ум природным даром или плодом воспитания? В чем состоит истинная мудрость и в чем она проявляется? Ответы на эти вопросы испокон веку искали мыслители всех времен и народов. Однако в своих изысканиях они опирались в основном на собственные житейские наблюдения, умозрительные рассуждения, обобщения обыденного опыта.

На протяжении тысячелетий задача детального научного исследования такой тонкой материи, как человеческий ум, практически даже не ставилась как в принципе неразрешимая. Лишь в нынешнем столетии психологи отважились к ней подступиться. И, надо признать, немало преуспели в экспериментальных и теоретических разработках, в продуцировании гипотез, моделей и дефиниций. Что, впрочем, позволило им совсем недалеко уйти от расплывчатыхфилософских сентенций прошлого и укоренившихся житейских представлений. Сегодня не существует единой научной теории интеллекта, а есть своего рода веер противоречивых тенденций, из которых самые отчаянные эклектики затрудняются вывести вектор. По сей день все попытки обогащения теории сводятся к расширению веера, оставляя психолога-практика перед нелегким выбором: какую из тенденций предпочесть в отсутствие единой теоретической платформы.

Первым реальным шагом от рассуждений о природе ума к его практическому исследованию явилось создание в 1905 году Альфредом Бине и Теодором Симоном набора тестовых задач для оценки уровня умственного развития. В 1916 году американский психолог Л. Термен модифицировал тест Бине-Симона, использовав понятие коэффициента интеллекта — IQ введенное тремя годами ранее Вильямом Штерном (В. Штерн — немецкий ученый, психолог и философ; основатель персоналистической психологии, один из основоположников дифференциальной психологии и психологии личности, создатель концепции интеллектуального коэффициента, которая позднее легла в основу теста IQ Альфреда Бине). Еще не придя к единому мнению о том, что же такое интеллект, психологи разных стран принялись конструировать собственные инструменты для его количественного измерения.

Но очень скоро стало очевидно, что использование, казалось бы, аналогичных, но отчасти несхожих инструментов дали неодинаковые результаты. Это стимулировало оживленную (хотя и несколько запоздалую) дискуссию о самом предмете измерения. В 1921 году в американском «Журнале педагогической психологии» был опубликован наиболее полный к тому времени свод определений, выдвинутых участниками заочного симпозиума «Интеллект и его измерение». Беглого взгляда на разнообразные предложенные дефиниции было достаточно, чтобы понять: теоретики подошли к своему предмету именно с позиций измерения, то есть не столько как психологи, сколько как тестологи. При этом вольно или невольно оказался упущен из виду важный факт.

Тест интеллекта суть диагностическая, а не исследовательская методика; он направлен не на выявление природы интеллекта, а на количественное измерение степени его выраженности. Основой для составления теста служат представления его автора о природе интеллекта. А результаты использования теста призваны обосновать теоретическую концепцию. Таким образом, возникает замкнутый круг взаимозависимостей, полностью определяемый произвольно сформулированной субъективной идеей. Получилось, что методика, первоначально созданная для решения конкретных узкопрактических задач (и, кстати, в почти первозданном виде сохранившаяся по сей день), переросла границы своих полномочий и стала служить источником теоретических построений в области психологии интеллекта. Это дало повод американскому психологу Эдвину Гарригсу Борингу с откровенным сарказмом вывести свое тавтологичное определение: «Интеллект — это то, что измеряют тесты интеллекта».

Конечно, было бы преувеличением отказать психологии интеллекта в какой бы то ни было теоретической базе. Например, американский ученый-психолог, действительный член Национальной академии наук США (1917), специалист в области психологии обучения, сравнительной психологии, экспериментальной психологии, методов оценки и измерения Эдуард Ли Торндайк в откровенно бихевиористской манере сводил интеллект к умению оперировать жизненным опытом, то есть приобретенной совокупностью стимульно-реактивных связей. Однако эта идея была поддержана немногими. В отличие от иного, более позднего его представления о сочетании в интеллекте вербальных, коммуникативных (социальных) и механических способностей, которому многие последователи находят подтверждение.

До определенного времени большинство тестологических изысканий в той или иной мере тяготели к теории, предложенной еще в 1904 году Чарльзом Эдуардом Спирменом (британский ученый-психолог, член Лондонского королевского общества (1924), специалист в области экспериментальной психологии, истории и философии психологии, психологии личности, социальной психологии). Он полагал, что любое умственное действие, начиная от варки яйца и до запоминания латинских склонений, требует активизации некой общей способности. Если человек умен, то он умен во всех отношениях. Поэтому даже не очень важно, с помощью каких задач выявляется эта общая способность, или G-фактор. Эта концепция утвердилась на долгие годы. В течение десятилетий психологи называли интеллектом, или умственными способностями, именно спирменовский G-фактор, выступающий по сути амальгамой логических и вербальных способностей, измеряемых тестами IQ.

Такое представление до недавнего времени оставалось господствующим, несмотря на отдельные, нередко — весьма впечатляющие, попытки разложения интеллекта на так называемые базовые факторы. Наиболее известные такие попытки были предприняты американскими психологами Джоем Полом Гилфордом и Льюисом Леоном Терстоуном, хотя их работами оппозиция G-фактору не исчерпывается. С помощью факторного анализа в структуре интеллекта разными авторами выделялось разное количество базовых факторов — от 2 до 120. Нетрудно догадаться, что практическую диагностику такой подход весьма осложнял, делая ее чересчур громоздкой.

Одним из новаторских подходов явилось исследование так называемой креативности, или творческих способностей. В ряде экспериментов было установлено, что способность к решению нестандартных, творческих задач слабо коррелирует с интеллектом, измеряемым тестами IQ. На этом основании было высказано предположение, что общий интеллект (G-фактор) и креативность — относительно независимые психологические явления. Для «измерения» креативности был разработан ряд оригинальных тестов, состоявших из задач, требовавших неожиданных решений. Однако сторонники традиционного подхода продолжали настаивать, причем весьма аргументированно (определенные корреляции все-таки были выявлены), что креативность есть не более чем одна из характеристик старого доброго G-фактора. К настоящему времени достоверно установлено, что при низком IQ креативность не проявляется, однако и высокий IQ не служит однозначным коррелятом творческих способностей. То есть определенная взаимозависимость существует, однако она весьма непроста. Исследования в этом направлении продолжаются.

В особое направление выделились исследования корреляции IQ и личностных качеств. Было установлено, что при интерпретации тестовых показателей личность и интеллект нельзя разделять. На выполнении индивидом тестов IQ, так же как на его учебе, работе или ином виде деятельности, сказываются его стремление к достижениям, настойчивость, система ценностей, умение освободиться от затруднений эмоционального порядка и другие характеристики, традиционно связываемые с понятием «личность». Но не только качества личности влияют на интеллектуальное развитие, но и интеллектуальный уровень влияет на развитие личности. Предварительные данные, подтверждающие эту связь, получены В. Плантом и Э. Миниумом. Используя данные из 5 лонгитюдных исследований молодых людей, окончивших колледжи, авторы отобрали в каждой выборке по результатам интеллектуальных тестов 25% студентов, лучше всех выполнивших тесты, и 25% выполнивших тесты хуже всех. Полученные контрастные группы затем сравнивались по результатам личностных тестов, предъявлявшихся одной или более выборкам и включавших измерение установок, ценностей, мотивации и других некогнитивных качеств. Анализ этих данных показал, что более «способные» группы по сравнению с менее «способными» значительно сильнее подвержены «психологически позитивным» изменениям личности.

Развитие индивида и использование им своих способностей зависит от особенностей эмоциональной регуляции, характера межличностных отношений и сформировавшегося представления о самом себе. В представлениях индивида о самом себе особенно явно проявляется взаимное влияние способностей и личностных качеств. Успехи ребенка в школе,игре и в других ситуациях помогают ему создавать представление о самом себе, а его представление о себе на данном этапе влияет на его последующее выполнение деятельности и т.д. по спирали. В этом смысле представление о себе есть разновидность индивидуально самоосуществляющегося предсказания.

К более теоретичным можно отнести гипотезу К. Хайеса о соотношении мотивов и интеллекта. Определяя интеллект как совокупность способностей к обучению, К. Хайес утверждал, что характер мотивации влияет на вид и объем воспринимаемых знаний. В частности, на интеллектуальном развитии сказывается сила «выработанных в процессе жизни мотивов». Как пример таких мотивов можно назвать исследовательскую, манипуляторную деятельность, любознательность, игру, лепет младенца и другие внутренне мотивированные виды поведения. Ссылаясь главным образом на исследования поведения животных, Хайес утверждал, что «вырабатываемые в процессе жизни мотивы» генетически детерминированы и служат единственной наследуемой основой индивидуальных различий в интеллекте.

Так или иначе понятие общей интеллектуальности оставалось эталоном культуры и образования вплоть до появления на рубеже 70-80-х годов нового поколения теоретиков, предпринявших попытки расчленить G-фактор или даже вовсе отказаться от этого понятия. Роберт Стернберг из Иельского университета разработал оригинальную трехкомпонентную теорию интеллекта, претендующую на коренной пересмотр традиционных воззрений. Говард Гарднер из Гарвардскогоуниверситета и Д. Фелдман из университета Тафтса пошли в этом отношении еще дальше.

Хотя Стернберг полагает, что тесты IQ являются «относительно приемлемым способом для измерения знаний и аналитической и критической способности мышления», он утверждает, что такие тесты все же «слишком узки». «Есть много людей с высоким IQ, которые в реальной жизни делают много ошибок, — говорил Стернберг. — Другие люди, которые не так успешно проходят тест, преуспевают в жизни». Согласно Стернбергу, эти тесты не затрагивают ряда важных областей, таких, как умение определять сущность проблемы, способность ориентироваться в новой ситуации, решать старые проблемы по-новому. Более того, по его мнению, большинство тестов IQ делает упор на то, что человек уже знает, а не на то, насколько он способен научиться чему-то новому. Стернберг полагал, что хорошим эталоном измерения умственных способностей было бы погружение в совершенно иную культуру, потому что этот опыт выявил бы как практическую сторону интеллекта, так и его способность воспринимать новое.

Хотя Стернберг по существу принял традиционную точку зрения: относительно общего умственного развития, он внёс в это понятие изменения, включающие некоторые часто игнорируемые аспекты умственных способностей. Он развил «теорию трех начал», которая постулирует существование трех компонентов интеллекта. Первый охватывает чисто внутренние механизмы умственной деятельности, в частности способность человека планировать и оценивать ситуацию для решения проблем. Второй компонент включает функционирование человека в окружающей среде, то есть его способность к тому, что большинство людей назвало бы просто здравым смыслом. Третий компонент касается взаимосвязи интеллекта с жизненным опытом, особенно в случае реакции человека на новое.

Профессор Пенсильванского университета Дж. Барон считал недостатком существующих тестов IQ, что они не оценивают рационального мышления. Рациональное мышление, т.е. глубокое и критическое исследование проблем, как и самооценка, являются ключевым компонентом того, что Барон назвал «новой теорией о компонентах интеллекта». Он утверждал, что такое мышление легко можно будет оценить с помощью индивидуального теста: «Вы предлагаете ученику задачу и просите его думать вслух. Способен ли он к альтернативам, к новым идеям? Как он реагирует на ваши советы?»

Стернберг не вполне согласен с этим: «Проницательность является составной частью моей теории интеллектуальности, но я не думаю, что проницательность — рациональный процесс».

Барон, напротив, полагал, что мышление почти всегда проходит одни и те же этапы: формулирование возможностей, оценка данных и определение целей. Разница только в том, чему придается больше значения, например, в художественной области преобладает скорее определение целей, чем оценка данных.

Хотя Стернберг и Барон пытались расчленить умственные способности на составные части, в концепции каждого из них безоговорочно присутствует традиционное представление об общей интеллектуальности.

Гарднер и Фелдман придерживались другого направления. Оба они — руководители проекта «Спектрум» — объединенных исследований, направленных на развитие новых путей в оценке умственных способностей. Они утверждают, что у человека не одна интеллектуальность, а несколько. Иначе говоря, они искали не «нечто», а «множественность». В книге «Формы интеллекта» Гарднер выдвинул идею о существовании семи присущих человеку сторон интеллекта. Среди них есть лингвистическая интеллектуальность и логико-математическая, оцениваемые тестом IQ. Затем он перечислил способности, которые ученые традиционного направления никогда не сочли бы интеллектуальностью в полном смысле слова — музыкальные способности, способность к пространственному видению, а также кинестетические способности.

К еще большему возмущению сторонников традиционных тестов, Гарднер добавил «внутриличностные» и «межличностные» формы интеллектуальности: первая приблизительно соответствует самоощущению, а вторая — коммуникабельности, способности общаться с окружающими. Одно из главных положений Гарднера состоит в том, что можно быть «умным» в одной сфере и «глупым» — в другой.

Идеи Гарднера сложились в ходе его исследований как лиц, страдающих нарушением мозговой деятельности, так и вундеркиндов. Первые, как он установил, были способны к одним умственным функциям и неспособны к другим; вторые проявляли блестящие способности в определенной области и лишь посредственные в других сферах. Фелдман также пришел к своим идеям о множественных интеллектуальностях в связи с изучением вундеркиндов. Он выдвинул главный критерий: исследуемая способность должна соответствовать определенной роли, профессии или назначению человека в мире взрослых. Он говорил, что «это ограничение позволяет нам не доводить число форм интеллекта до тысячи, десяти тысяч или до миллиона. Можно представить себе сотни форм интеллекта, но когда вы имеете дело с деятельностью человека, это не кажется преувеличением».

Таковы лишь некоторые из множества разнообразных подходов, составляющих сегодня пеструю мозаику под названием «теории интеллекта». Сегодня нам приходится признать, что интеллект — это скорее абстрактное понятие, объединяющее множество факторов, а не конкретная данность, которую можно измерить. В этом отношении понятие «интеллект» в чем-то сродни понятию «погода». О хорошей и плохой погоде люди вели речь с незапамятных времен. Не так давно они научились измерять температуру и влажность воздуха, атмосферное давление, скорость ветра, магнитный фон… Но так и не научились измерять погоду! Она так и осталась в нашем восприятии хорошей либо плохой. Совсем как ум и глупость.

На такие размышления наводит знакомство с одним из недавних номеров американского научно-популярного журнала Scientific American, который целиком посвящен проблеме интеллекта. Особое внимание привлекают несколько программных статей, написанных ведущими американскими специалистами по этой проблеме. Статья Роберта Стернберга называется «Насколько интеллектуальны тесты интеллекта?» С нею содержательно перекликается статья американского психолога Гварда Гарднера под названием «Многообразие интеллекта». Разительным диссонансом звучит статья менее именитого специалиста Линды Готфредсон (университет штата Делавэр), в которой автор выступил в защиту традиционного тестирования и в частности многократно раскритикованного G-фактора (статья так и называется — «Фактор общего интеллекта»). Штатный автор Scientific American Тим Бердсли выступил с рецензией на нашумевшую книгу Р. Хернстайна и Ч. Мюррея «Колоколообразная кривая» — рецензией несколько запоздалой (книга вышла в 1994 году, и один из авторов, Р. Хернстайн, уже покинул этот мир), но неизменно актуальной ввиду острой актуальности самой темы. Публицистический пафос рецензии отражен в ее названии — «По ком звонит колоколообразная кривая?».

В книге Хернстайна и Мюррея «Колоколообразная кривая» речь идет о кривой нормального статистического распределения величины IQ, измеренной у достаточно большой группы людей. В случайной выборке из всей популяции (например, населения США) среднее значение (медиана, или вершина колокола) принимается за сто, а на крайние пять процентов с обеих сторон приходятся нижние значения IQ — 50-75 (умственно отсталые) и верхние — 120-150 (высокоодаренные). Если же выборка специально подобрана, например ее составляют студенты престижного университета или бездомные, то весь колокол сдвигается вправо или влево. Например, для тех, кто по тем или иным причинам не смог окончить школу, среднее значение IQ не 100, а 85, а для физиков-теоретиков вершина кривой приходится на 130.

Журналисты обычно начали критику книги с сомнений в том, что величина IQ действительно характеризует интеллект, так как само это понятие определяется нестрого. Авторы хорошо это понимают и пользуются более узким, но более точным понятием — познавательные способности (cognitivability), которые они оценивают по величине IQ.

Тому, что при этом действительно измеряется, посвящены сотни работ, в которых, в частности, была однозначно выявлена высокая корреляция между IQ школьников и их успеваемостью и, главное, их дальнейшими успехами. Дети с IQ выше ста не только в среднем лучше учатся, но они в большем проценте продолжают свою учебу в колледжах, попадают в более престижные университеты и успешно их оканчивают. Если они затем идут в науку, то получают более высокие ученые степени, в армии достигают больших чинов, в бизнесе становятся менеджерами или владельцами более крупных и преуспевающих компаний и имеют более высокий доход. Наоборот, дети, имевшие IQ ниже среднего, впоследствии чаще бросали школу недоучившись, больший процент среди них разводились, имели внебрачных детей, становились безработными, жили на пособие.

Нравится это кому-то или нет, следует признать, что тестирование IQ — это метод, который позволяет оценить умственные или познавательные способности, то есть способности к обучению и умственному труду, а также достижение успеха при том образе жизни и по тем критериям, которые приняты в развитых демократических странах — таких, как современная Америка. Разумеется, выживание в австралийской пустыне или гвинейских джунглях требует способностей иного рода и оценивается по другим критериям, однако мы и нам подобные живем, слава богу, не в пустыне и не джунглях, сотни поколений наших предков позаботились обеспечить нас кое-чем посложнее наскальных каракулей и каменного рубила.

Важно помнить, что корреляции между IQ и социальными успехами или неуспехами являются статистическими, то есть относятся не к отдельным людям, а к группам лиц. Конкретный мальчик с IQ=90 может учиться лучше и достигнуть в жизни большего, чем другой мальчик с IQ= 110, но определенно, что группа со средним IQ=90 будет учиться в среднем хуже, чем группа со средним IQ=110.

Вопрос о том, передаются ли по наследству способности, измеряемые тестами IQ, остро дискутировался на протяжении нескольких десятилетий. Ныне дискуссия несколько поутихла ввиду наличия достоверно установленных закономерностей, подтверждающих факт наследования, а также ввиду очевидной голословности аргументов противоположной стороны. Передаче IQ по наследству посвящены сотни серьезных работ, результаты которых иногда значительно отличаются друг от друга. Поэтому сейчас принято опираться не на какую-то одну, может быть очень основательную работу, а результаты каждого исследования использовать лишь как точку на графике.

Зависимость сходства IQ у двух человек от степени родства между ними, то есть от числа общих генов, выражают коэффициентами корреляции и наследуемости (это не одно и то же), которые могут варьировать от 0 при отсутствии всякой зависимости до 1,0 при абсолютной зависимости. Эта корреляция довольно значительна (0,4-0,5) у родителей и детей или у братьев и сестер. Но у монозиготных близнецов (МЗ), у которых идентичны все гены, корреляция особенно высока — до 0,8.

Однако при строгом подходе это еще не позволяет утверждать, что IQ всецело определяется генами. Ведь обычно родные братья и сестры живут вместе, то есть в одинаковых условиях, которые и могут влиять на их IQ, сближая их значения. Решающими оказываются наблюдения над разлученными близнецами, то есть теми редкими случаями, когда близнецы с детства воспитывались в разных условиях (а не просто врозь, так как условия в семьях родственников могут различаться незначительно). Такие случаи тщательно коллекционируются и изучаются. В большинстве посвященных им научных исследований коэффициент корреляции оказался равным 0,8. Однако Хернстайн и Мюррей из осторожности пишут о том, что IQ зависит от генов процентов на 60-80, а от внешних условий — на оставшиеся 20-40. Таким образом, познавательные способности человека преимущественно, хотя и не исключительно, определяются его наследственностью. Они зависят и от окружающих условий, от воспитания и обучения, но в значительно меньшей степени.

Два принципиальных вопроса хотелось бы обсудить подробнее. Один — об этнических отличиях в IQ, который и вызвал наибольший ажиотаж. Второй вопрос — об обособлении в американском обществе двух крайних групп с высоким и с низким IQ. Этот вопрос — важный и новый — в рецензиях почему-то почти не упоминается, хотя собственно ему книга и посвящена.

То, что люди, принадлежащие к различным расам и нациям, отличаются внешностью, частотой групп крови, национальным характером и т.д., общеизвестно и не вызывает возражений. Обычно сравнивают критерии нормального распределения количественных признаков, которые у разных народов перекрывают друг друга, но могут отличаться средней величиной, то есть вершиной «колокола». Средние познавательные способности, измеряемые IQ, являясь, как это убедительно доказано, преимущественно наследственными, могут служить такой характеристикой расы или нации, как цвет кожи, форма носа или разрез глаз. Многочисленные измерения IQ у разных этнических групп, в основном в США, показали, что наибольшие и самые достоверные различия обнаруживаются между черным и белым населением Америки. Достоверное, хотя и небольшое преимущество перед белыми имеют представители желтой расы — ассимилировавшиеся в Америке выходцы из Китая, Японии, Юго-Восточной Азии. Среди белых несколько выделяются евреи-ашкенази, которые в отличие от палестинских сефардов два тысячелетия прожили в рассеянии среди европейских народов.

Если все население Америки имеет средний IQ, равный 100, то для афроамериканцев он равен 85, а для белых — 105. Чтобы покончить с демагогией, которая часто сопровождает публикацию этих цифр, надо четко осознать, что они не дают никакого основания ни для расизма, ни для обвинения психологов в тенденциозности.

Расизм, то есть утверждение того, что одна раса выше другой и вследствие этого они должны иметь разные права, не имеет к научной дискуссии об IQ никакого отношения. Более высокий средний IQ у японцев не дает им преимущества в правах, так же как эти права не уменьшаются из-за их в среднем меньшего роста.

Не слишком серьезны и возражения ангажированных критиков, которые говорят, что более низкий IQ у черных объясняется «белой ментальностью» составителей тестов. Это легко опровергнуть тем фактом, что при равном IQ черные и белые оказываются одинаковы по тем критериям, по которым мы вообще судим о том, что именно измеряется с помощью тестов интеллекта. Группа афроамериканцев со средним IQ, равным 110 (их доля среди чернокожих заметно меньше, чем среди белых), не отличается от группы белых с таким же IQ ни по успехам в школе и в университете, ни по другим проявлениям познавательных способностей.

Принадлежность к группе с более низким средним IQ не должна вызывать ощущения обреченности у отдельного человека. Во-первых, его собственный IQ может оказаться выше среднего для его группы, во-вторых, его личная судьба может сложиться более успешно, так как между IQ и социальными успехами корреляция неабсолютна. И наконец, в-третьих, его собственные усилия, выразившиеся в получении лучшего образования, играют хотя и не решающую, но вполне определенную роль.

Тем не менее принадлежность к группе с более низким в среднем IQ создает серьезные проблемы, на которые трудно закрывать глаза. Доля безработных, низкооплачиваемых, малообразованных и живущих на государственное пособие, а также наркоманов и преступников существенно выше среди чернокожего населения Америки. В немалой мере это определяется заколдованным кругом социальных условий, но не может не зависеть от их более низкого IQ. Чтобы разорвать этот порочный круг, а также компенсировать природную «несправедливость», американские власти ввели программу «позитивных действий», которая дает ряд преимуществ чернокожим, отчасти латиноамериканцам, инвалидам и некоторым другим меньшинствам, которые бы иначе могли подвергаться дискриминации. Хернстаин и Мюррей обсуждали эту непростую ситуацию, нередко воспринимаемую как расизм наоборот, то есть дискриминацию белых по цвету кожи (а также по полу, состоянию здоровья, по непринадлежности к сексуальным меньшинствам). У американцев популярна горькая шутка: «Кто имеет сейчас наилучшие шансы при приеме на работу? Одноногая чернокожая лесбиянка!» Авторы книги полагают, что искусственное привлечение лиц с недостаточно высоким IQ к деятельности, требующей высокого интеллекта, не столько решает, сколько создает проблемы.

Что касается второго вопроса, то он представляется даже более существенным. Примерно с начала 60-х годов в США началось расслоение общества, выделение из него двух мало смешивающихся групп — с высоким и с низким IQ. Современное американское общество Хернстаин и Мюррей разделили по познавательной способности (IQ) на пять классов:

  • I — очень высокая (IQ = 125-150, их 5%, то есть 12,5 миллиона);
  • II — высокая (110-125, их 20%, или 50 миллионов);
  • III — нормальная (90-110, их 50%, 125 миллионов);
  • IV — низкая (75-90, 20%, 50 миллионов);
  • V — очень низкая (50-75, 5%, 12,5 миллиона).

По мнению авторов, в последние десятилетия из членов первого класса сформировалась обособленная интеллектуальная элита, которая все в большей степени занимает наиболее престижные и высокооплачиваемые должности в правительстве, бизнесе, науке, медицине, юриспруденции. В этой группе все более возрастает средний IQ, и она все больше отгораживается от остального общества. Свою генетическую роль в этом обособлении играет предпочтение, которое проявляют носители высоких IQ друг к другу при заключении браков. При высокой наследуемости интеллекта это создает своего рода самовоспроизводящуюся касту из людей, принадлежащих к первому классу.

Искаженным зеркальным отражением привилегированной группы выглядит в США группа «бедных», состоящая из лиц с низкой познавательной способностью (V и частично IV классы, имеющие IQ = 50-80). Они отличаются от средних классов, не говоря уже о высшем, в ряде отношений. Прежде всего они бедны (разумеется, по американским меркам). В значительной степени их бедность определяется социальным происхождением: дети бедных родителей, вырастая, оказываются бедными в 8 раз чаще, чем дети богатых. Однако роль IQ является более значимой: у родителей с низким IQ (V класс) дети становятся бедными в 15 раз (!) чаще, чем у родителей с высоким IQ (I класс). Дети с низким IQ значительно чаще бросают школу недоучившись. Среди лиц с низким IQ значительно больше и тех, кто не может, и тех, кто не хочет найти работу. Живут на государственные пособия (вэлфер) преимущественно лица с низким IQ. Средний IQ у нарушивших закон равен 90, но у преступников-рецидивистов он еще ниже. IQ связаны и демографические проблемы: женщины с высоким IQ (I и II классы) рожают меньше и позже. В США все увеличивается группа женщин, которые еще в школьном возрасте заводят внебрачных детей, не ищут работу и живут на пособие. Их дочери, как правило, выбирают такой же путь, создавая тем самым порочный круг, воспроизводя и увеличивая низшую касту. Неудивительно, что по величине IQ они относятся к двум низшим классам.

Авторы книги обращают внимание на те негативные последствия, к которым приводит усиленное внимание правительства и общества к низшим слоям общества. Стремясь достичь социальной справедливости и уменьшить различия в уровнях образования и доходов, американская администрация основное внимание и средства налогоплательщиков направляет на натужное и безнадежное подтягивание низших к высшим. Обратная тенденция существует в системе школьного образования, где программы ориентированы не на лучших и даже не на средних, а на отстающих. В США только 0,1 % средств, выделяемых на образование, идет на обучение одаренных школьников, в то время как на подтягивание отстающих (с низким IQ) расходуется 92% средств. В результате качество школьного образования в США снижается, и математические задачи, которые в начале прошлого века задавали пятнадцатилетним школьникам, их сегодняшние ровесники решить не могут.

Таким образом, цель «Колоколообразной кривой» состоит совсем не в том, чтобы показать этнические различия в познавательных способностях, и не в том, чтобы продемонстрировать, что эти различия в основном являются генетически предопределенными. Эти объективные и многократно подтвержденные данные давно не составляют предмета научной дискуссии. Серьезно обоснованным и тревожным наблюдением является обособление в американском обществе двух «каст». Их изоляция друг от друга и степень выраженности их различий со временем увеличиваются. К тому же низшая каста имеет более выраженную тенденцию к активному самовоспроизводству, угрожая всей нации интеллектуальной деградацией (о чем нелишне задуматься радетелям повышения рождаемости любой ценой). (Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005)

Интеллект — варианты перевода

  • intelligence — интеллект, разведка, ум, умственные способности, рассудок, понятливость;
  • intellect — интеллект, разум, ум, рассудок, умнейший человек;
  • mind — ум, разум, внимание, мнение, интеллект, рассудок;
  • mentality — ум, умственные способности, интеллект, умонастроение, склад ума;
  • nous — сообразительность, ум, здравый смысл, разум, интеллект, сметка;
  • reason — причина, повод, основание, разум, мотив, интеллект;
  • brains — мозги, рассудок, разум, ум, интеллект, киносценарист;
  • sentient — интеллект, разумное существо.

Интеллект человека

Реклама




Поделитесь с друзьями!