Историк Соколов назвал причиной убийства возлюбленной травлю от сторонников Понасенкова

Реклама

Олег Соколов

На процессе по делу об убийстве и расчленении аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко обвиняемый экс-доцент Института истории СПбГУ Олег Соколов заявил, что к страшным событиям привела травля, которой его подвергли сторонники историка Евгения Понасенкова, с которым у него было несколько гражданских судебных тяжб.

За неделю до смерти Анастасии завершилось одно из этих судебных дел, из-за которого, по показаниям нескольких свидетелей, Соколов очень нервничал. 

Адвокат Соколова Сергей Лукьянов, сменивший предыдущего защитника месяц назад, сказал Русской службе Би-би-си, что не готов ответить на вопрос, будет ли Понасенков вызван в суд в качестве свидетеля. Юрист уточнил, что его подзащитный не называл своего оппонента виновником произошедшего.

В ходе суда над историком фамилия Понасенкова всплывала несколько раз: при оглашении содержания телефонов Соколова была зачитана оскорбительная смс-ка в его адрес, присланная сторонниками Понасенкова; с адвокатом, помогавшим судиться с ним, Соколов часто переписывался вплоть до дня трагедии. Наконец, уже после смерти аспирантки – которую, по версии обвинения, Соколов в ссоре душил, затем убил выстрелами из обреза и расчленил тело, попытавшись затем выбросить куски в реку – в интернет-поиске с компьютера профессора появился запрос «Соколов-Понасенков». 

Но на заседании в среду никто из свидетелей и подсудимый вначале не вспоминали об оппоненте профессора, пока адвокат Соколова не стал уточнять показания завкафедрой истории нового и новейшего времени, коллеги Соколова по университету. 

«На предварительном следствии вы сказали, что Олег Валерьевич пренебрежительно относится к другим мнениям. Что вы имели в виду?»

«Это в связи с судебными тяжбами с Понасенковым», — ответил завкафедрой, который был также научным руководителем Анастасии Ещенко в аспирантуре. 

Он также назвал Понасенкова нарциссом: «Отнести его к профессиональным историкам у меня язык не поворачивается. Отношение Олега Валерьевича к нему было отношением профессионала к дилетанту». 

Затем подлила масла в огонь адвокат пострадавшей стороны – у научного руководителя Ещенко, который в своих показаниях крайне положительно характеризовал и убитую аспирантку, и обвиняемого в ее убийстве Соколова, спросили: знаком ли он с размещенными в интернете экспертизами Академии наук, согласно которым Соколов якобы занимался плагиатом, украв часть текстов у Понасенкова? 

Соколов вскочил с места и вместе с адвокатом начал возражать. При этом при оглашении других, даже самых мрачных подробностей, вроде обнаружения отрезанной головы девушки в икеевской сумке в его квартире – подсудимый сидел молча и никак не реагировал. 

Свидетель ответил, что считает интернет помойкой, не читает материалов там и не верит им. 

Через несколько минут судья дала подсудимому слово для замечания, и Соколов произнес эмоциональную речь, в которой уже объединил себя и убитую аспирантку в один образ – объектов травли. 

«Чудовищная клевета распространялась моими врагами как часть того психотравмирующего воздействия, которое с 2018 года обрушилось на меня — оно стало причиной всех этих страшных событий.

Начиная с 2018 года […] они организовывали мою травлю, они организовывали провокации на моих лекциях; мою парадную расписывали неоднократно оскорбительными надписями. Они взламывали почту Анастасии и угрожали нам. Они угрожали мне, остались их смски с угрозами «твой труп будет лежать в Неве», — заявил подсудимый. Причастными к этому он считает сторонников Понасенкова.

Кстати, об оскорбительных надписях в подъезде упомянул в суде сосед Соколова из квартиры снизу – он был также понятым при обыске и обнаружении головы убитой и пилы и давал показания в среду в качестве свидетеля. 

«Эти люди сознательно ломали нашу жизнь и в течение целых двух лет добивались того, что произошло», — сказал Соколов о сторонниках Понасенкова. 

Клеветой он также назвал упоминание о заявлении якобы избитой им в 2008 году девушки, на что представитель потерпевших ответила ему, что эти материалы есть в Следственном комитете. 

Несколькими неделями ранее он так же взволнованно убеждал суд в том, что до эмоционального срыва, окончившегося трагедией, его довела Ещенко, и настаивал на том, чтобы видеозапись скандала с ней была оглашена для публики – в открытой части процесса. 

Автор книг об истории наполеоновских войн Евгений Понасенков, имеющий репутацию эксцентричного литератора, после убийства Ещенко дал в прессе язвительные комментарии, назвав своего оппонента расчленителем.

Несколько историков, также дававших отрицательные отзывы об уровне исторических книг Понасенкова, жаловались на поступающие им угрозы и оскорбления.

Реклама