История любви, которая не стала идеальной

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

История  любви, которая не стала идеальной: Вера Шевцова (Репина )  и Илья Репин. Мы все ищем формулу счастья, ищем то, что должно соответствовать нашим представлениям об идеальной любви и браке.  Русские художники точно также искали: кому-то из них везло, а кому-то и не очень. Как-то в письме одному из своих друзей, только-только женившемуся, Илья Ефимович Репин написал: «Если женщина способна быть преданной вполне интересам своего мужа, она — драгоценный друг, который необходим мужчине, с которым он не расстанется ни на минуту во всю жизнь, которого он будет любить и уважать глубоко в душе…» Следовать интересам мужа, ну чем не формула счастья? Однако даже следование интересам не спасает любовь и брак от разрушения. Илья Ефимович Репин женат был дважды и оба брака закончились не очень счастливо. А как все красиво начиналось. Его первой любовью была юная Верочка Шевцова, дочь преподавателя рисования и черчения императорской Петергофской гранильной фабрики Алексея Ивановича Шевцова,  которая уже с девяти лет терпеливо позировала начинающему художнику. В феврале 1872 года эта девочка стала официальной женой Ильи Ефимовича…  Вот как пишет в своих воспоминаниях племянница жены Репина, Л.А. Шевцова-Споре, о знакомстве юной Верочки с художником: «Что касается семьи Шевцовых, то, как известно, Репин впервые вошел в нашу семью в середине шестидесятых годов прошлого века. За шестьдесят пять лет дружеских отношений с Шевцовыми художник переписал и перерисовал многих членов этой семьи. Когда девятнадцатилетний Репин впервые появился в стенах Академии художеств, с ним очутился там же мой дядя, Александр Шевцов — сын петербургского архитектора Алексея Ивановича Шевцова, выученика той же Академии. Молодые люди познакомились, и Репин стал бывать у нас. Он познакомился со всеми детьми архитектора: Софьей (в дальнейшем — жена брата художника, Василия), Алексеем (мой отец) и Верой, своей будущей женой.Не раз писал Репин многих членов нашей семьи. Известны портреты моих деда и бабушки — Алексея Ивановича и Евгении Дмитриевны, в девичестве Губаревой. Публиковались также портреты моих родителей. Особенно удачна семейная картина «На дерновой скамье», где изображены на фоне прекрасно написанного пейзажа под Петербургом, в селе Красном, оба моих деда, оба родителя, жена художника и его дочери — Верочка и Наденька. Припоминаю еще картину «На меже», где изображена жена художника с двумя дочерьми на переднем плане, Верой и Надей, и вдали няня с Юрой на руках. Эта картина побывала на передвижной выставке, и с тех пор ее не видно.»Вера Алексеевна целиком и полностью разделяла интересы мужа, она не была чужда искусству и даже до замужества училась рисованию. Она была музой художника, часто позировала ему для его живописных работ. Старшая дочь Павла Михайловича Третьякова, Вера Зилоти, делает в своих мемуарах такую вот маленькую сносочку на этот счет: «В Москве же Репиным были написаны портреты Веры Алексеевны Репиной, спящей в кресле, дочки их Веры, сидящей на заборе на солнце, и другие, если не ошибаюсь, созданы там. А может быть, и написаны изумительные по живописи и по ярко и тонко выраженной психологии картины: «Царевна Софья», «Иоанн Грозный» и «Не ждали», для которой позировали Вера Алексеевна, Вера и их горничная Надя.» Вера Алексеевна и царевна Софья? Упоминаемая современниками мягкость характера жены Репина, ну никак не вяжется с этим страшным историческим образом, но впрочем стоит заглянуть на эту тему вот сюда: История в художественных образах (Софья Алексеевна). Может быть Вера Зилоти не совсем права на этот счет? Вера Алексеевна Репина была хорошей хозяйкой и матерью. За время совместного брака с художником, ей было рождено четверо детей: дочери Вера, Надежда, Татьяна и сын Юрий. И опять слово Л.А.Шевцовой-Споре: «Мне довелось жить в академической квартире И.Е.Репина в Петербурге в течение трех лет — с 1897 по 1900 год. До этого я, девочка-подросток, училась в гимназии в Польше, где мой отец, полковник артиллерийской службы А.А.Шевцов (брат жены И.Е.Репина), находился на службе в армии. Но вот отца перевели в Подмосковье (в Нахабино), и я осталась без учебного заведения. Было решено отдать меня к дяде в Петербург, где я могла учиться вместе с младшей дочерью Ильи Ефимовича — Таней. Так и было сделано. Я стала ученицей Василеостровской женской гимназии.Квартира художника в Академии была большая, просторная, во много комнат. Она находилась на третьем этаже и выходила окнами на Четвертую линию. Хорошо виден был большой мост через Неву (ныне мост Лейтенанта Шмидта) и далее пакгаузы и постройки Гавани. Было где развернуться во вместительных апартаментах прославленного профессора Академии, а нам, детям, поиграть, потанцевать и порезвиться. Хорошо помню этот лучший в моей жизни период, вечеринки в семье Репиных, совместные игры и затеи, беседы и собрания молодежи.Дом Репиных был открыт и доступен широкому кругу столичной интеллигенции. Кого тут только не было! Кроме тех лиц, которых художник писал или рисовал, у него постоянно толпились студенты, его ученики. На молодежных вечеринках, обыкновенно в субботу, собиралось по многу десятков человек. Особенно велики были собрания в день рождения хозяйки дома — Веры Алексеевны, родной моей тети по отцу.Вообще же своим детям Илья Ефимович, хотя и был занят, старался уделять как можно больше внимания. К сожалению, это никак не получалось. Воспитанием и хозяйством ведала мать семейства, Вера Алексеевна. Даже в обучении рисованию своих дочерей Репин почти не имел никакого успеха. Вера еще более или менее рисовала и писала красками, а две другие дочери так ничему и не научились… Несмотря на многие недостатки в характере Веры, отец любил ее более других детей. Да и вообще это была любимица семьи. Энергичная, веселая, предприимчивая девушка, она бодрила всех и в полном смысле слова являлась душой семьи. С нею никогда не было скучно, и сам Илья Ефимович, помню, из всех детей выделял Веру именно за то, что ему самому было приятно побеседовать с нею — второй, молодой хозяйкой дома. Она могла принять кого угодно и без стеснения занимала беседой любого именитого гостя.  Свое, можно сказать, «привилегированное» положение Вера нередко использовала утилитарно и, в частности, применяла в щекотливом вопросе выпрашивания денег. И отец ей не отказывал.»По мере роста своей популярности Илья Ефимович все больше отдалялся от своей жены. До жены все чаще доходили слухи о его увлечениях другими женщинами, а она в это время уставала от домашних забот и постепенно стала превращаться из милой хозяйки блестящего художественного салона в блеклую тень художника. Но однако при этом, как пишет В.П.Зилоти, она все же старалась жить интересами своего мужа: «Вспоминаю, как-то раз, в Москве, мы с сестрой Сашей заехали к Репиным. Вера Алексеевна, сидя случайно со мной одной в столовой за столом, говорила мне, как она, после целого утомительного дня, уложив свою ватагу ребят, измученная, садится за этот стол помолчать и прийти в себя в тишине.«И вот придет Илья, начнет рассказывать о своей работе в тот день над своими картинами — и усталость моя мгновенно исчезает. Ложусь спать счастливая, полная энергии на будущий день. Тогда я забываю и свое, надоевшее мне лицо, которое утром, когда я причесывалась, приводило меня, в зеркале, прямо в отчаяние своей некрасивостью».А как она была мила! Она осталась для меня идеалом душевной женственности, идеалом подруги художника!» Однако брак все же дал трещину: Репин ревновал свою жену, она ревновала его. Досужие языки поговаривали о том, что и она изменила своему мужу с одним из его учеников… В 1887 году Репин развелся с женой Верой Алексеевной Шевцовой. В 1919 году ее не стало…

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!