Как должен писать Пушкин в наше время

Реклама

-Здравствуйте, Александр Сергеевич! Как же-с я вам рад! Примите мои восхищения! Проходите, проходите! Немедленно проходите! Изволите кофию?

-Ах, господин редактор, не стоит, право. Так, что там со моей сказочкой? Изволили ознакомиться?

-Как же-с! Всенепременнейше ознакомился. Чудесно! Полнейший восторг! Каков слог! А это ваша чувственность к исконному, народному… И как вам это удается? Вы, смею заметить, гений!-

Полноте, господин редактор, вы право же мне льстите…

-Ничуть! Я действительно вами восхищаюсь! Вы классик! Александр Сергеевич, милейший, мы безусловно берем вашу «Сказку о царе Салтане». Это истинный восторг! Но…есть кое-какие ремарочки-с. Вы присаживайтесь, дражайший Александр Сергеевич, в ногах, как говорится, правды нет-с.

-Ремарочки? И что за ремарочки, осмелюсь вас спросить, любезный господин редактор…

-Ну, вы же знаете, в какое время мы живем. Время, когда надо учитывать все настроения. Вот, предположим, вы пишите:

Три девицы под окном

Пряли поздно вечерком.

«Кабы я была царица, —

Говорит одна девица, —

То на весь крещеный мир

Приготовила б я пир».

«Кабы я была царица, —

Говорит ее сестрица, —

То на весь бы мир одна

Наткала я полотна».

«Кабы я была царица, —

Третья молвила сестрица, —

Я б для батюшки-царя

Родила богатыря».

-И что же тут не так, господин редактор?

-Ну, как же-с? Текст прекрасен, но, покорнейше прошу извинить, наполнен таким мужским сексизмом, что феминистки нас, простите за сравнение, заклюют!

-В каком таком смысле?

-В прямом, Александр вы наш, дорогой, Сергеевич! В прямом! У них же свое понимание действительности, которое мы не можем не учитывать. Если бы вы согласились на некоторую корректуру..

.-Корректуру?

-Да-с. Ну, например:

«Кабы я была царица,-

Говорит одна девица,

Мне бы царь в жару, в метель,

Кофе б приносил в постель»

«Кабы я была царица,

Говорит ее сестрица,

Не теряла б время зря,

А страпонила б царя.»

«Кабы я была царица,-

Третья молвила девица,-

Мне бы царь, скажу я вам,

Куни делал по утрам».

-Вы в своем уме, господин редактор?! Это же сказка!

-Именно, милейший, именно! И ее могут прочитать феминистки! И уж, будьте спокойны, такое устроят, что нам с вами несдобровать! Но и это еще не все. Вот тут прекрасно вы написали, мне очень нравится:

«Родила царица в ночь

Не то сына, не то дочь;

Не мышонка, не лягушку,

А неведому зверюшку».

-Ну, хоть что-то вам нравится, господин редактор!

-Очень нравится, Александр Сергеевич! Но вот это упоминание животных… Ну, зачем нам проблемы?

-А в чем тут проблема, не понимаю!

-Как это в чем? А «зеленые?» Сегодня они прямо с цепи сорвались! Все эти защитники животных, того и гляди с потрохами сожрут. Иди знай, что им придёт в голову! Надо немного изменить, самую малость:

«Родила царица в ночь,

То ли сына, то ли дочь,

Может быть гермофродита,

То ли просто трансвестита.

То ль агендер, то ль бигендер,

То ль трасгендер, то кисгендер…

Там еще есть интерсекс, андрогин, ту-спирит, надо все пятьдесят четыре пола перечислить, чтобы никто не обиделся, как-нибудь срифмовать. Ну, так вы же гениальный поэт! Обязательно справитесь, я в вас всей душой верю-с! А? Каково? По-моему чудесно! Всем понравится. И современно опять-таки!

-То есть вы серьезно? Ну, знаете ли! Вы с ума сошли?

-Погодите, дорогой мой Александр Сергеевич, не стоит кипятиться, вы сами подумайте. Сегодня кругом все обижаются, все под прицелом! Вон даже Михаил Юрьевич Лермонтов «Парус » переписал. Использовал феминитив «парусиха». Мятежную, ищущую бурю… И «Бородино» немного переписал, теперь там «Скажите, тётя, ведь не даром…»

-Это просто какой-то бред! Сумасшествие какое-то!

-Нисколько не бред, нисколько-с. Вот тут еще, вот этот сюжет, где коршун терзает царевну-лебедь. Ну, всем же понятно, что лебедь белая, а коршун, соответственно, черный… И такая негативная картинка вырисовывается, знаете ли!

-А тут что не так?!

-Получается черный это негатив, отрицательный герой, а белый напротив, положительный. Нельзя ли наоборот?

-Да что наоборот-то?!

-Ну, наоборот! Чтобы лебедь терзал черного коршуна, олицетворяя собой вековую эксплуатацию белыми людьми черного населения. Понимаете?

-Да что вы несете, господин редактор?! Да я сам в некотором роде черный! И меня никто не терзает!

-Вы сравнили тоже… Послушайте, я все понимаю, но вы поймите, от нас требуют соблюдения толерантности….

-Кто требует?! Кто?!

-Время, господин вы мой поэт, время! Надо быть более чутким к веяниям! Я бы, например, вообще сделал бы царевну-лебедь царевичем.

-То есть?!! Как это царевичем?!!

-Так это-с. Гвидон полюбил царевича-лебедя. Это так трогательно и современно… И чтоб совсем спокойно было, пусть Гвидон будет азиатом, а царевич-лебедь, инвалидом-колясочником.

-Да подите вы к черту! Отдайте мою рукопись! Не буду я ничего у вас печатать, господин Дантес! Прощайте!

-Погодите, Александр Сергеевич! Я хотел еще пару слов про супругу вашу, Наталью Николаевну…Эх, ушел…Как жаль…Как жаль….

Автор: Александр Гутин

boardboardboardboardboardboardboardboardboardboardboard

Реклама