Как русские классики плевали на своих героинь

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Русские мужчины ленивы и ненаблюдательны. Если описывают внешность девушки, максимум – выдавят из себя: «блондинка, грудастая» или «брюнетка, ноги ничего». И «великая русская литература» – отличное тому подтверждение. Классики тоже не заморачивались.
Вот Лермонтов. Что там у него про княжну Мери? Маленькая ножка, маленькая ручка. Удивительные подробности. И еще вот это: «Ее легкая, но благородная походка имела в себе что-то девственное, ускользающее от определения, но понятное взору…”
То есть, если по-простому, автор нам говорит: слушайте, нормальная телочка, но неохота мне ее тут описывать, тратить силы. Зато на любимого Печорина сил не жалко: там и про волосы, и бледное лицо, и про стройность, и даже про пуговицы на бархатном сюртуке. Понимаете? Мужиков наши классики вообще описывают с наслаждением и подробностями, вплоть до пуговиц. А женщины, ну что женщины? Маленькая ручка, маленькая ножка.

Ладно, почитаем других. Достоевский не лучше. Вот что он пишет про Настасью Филипповну в “Идиоте”: «глаза темные, глубокие, лоб задумчивый”. Лоб задумчивый, ясно? Это что значит? Морщины? Складки? Непонятно. Окей, идем дальше: “Она была несколько худа лицом, может быть, и бледна…” Класс! Может быть, бледна… А может быть, румяна? А может, не она? И что значит “несколько худа лицом”? Впалые щеки? А, Федор Михалыч?
В описании Сони Мармеладовой русский пророк достигает особых литературных высот. Соня – блондинка с голубыми глазами. И хватит. Короче, Барби на бульваре. Вам мало, что ли? Достоевский же про дух, а не лицо, зубы, волосы, руки-ноги. Но минуточку! Раскольников описан как раз очень внятно, есть даже про пятна на его старой шляпе. Опять сексизм со стороны классика.

Тургенев немногим лучше. Хотя известно, что не пропускал ни одной смазливой девчонки, приударял даже за дочкой попа в своем имении. Возьмем ту же Асю из одноименной повести. В отличие от Сони Мармеладовой – она брюнетка, уже лучше. Но дальше начинается околесица. То автор описывает светлые глаза, то называет ее «черноглазой девочкой». Иван Сергеевич, вы хотя бы сами представляли, кого описываете? Судя по всему – не очень. Да наплевать вам на свою героиню. И на читателя наплевать, схавает и так.

Чехов? Тоже мимо. О героине рассказа «Попрыгунья» известно лишь, что ей 22 года. Всё! А Дама с собачкой? Она блондинка! И это все подробности. И еще, пренебрежительно, вскользь: «Маленькая женщина, ничем не замечательная, с вульгарною лорнеткой в руках». Зато в рассказе «Злоумышленник» Чехов не жалеет таланта, чтобы описать никчемного и тупого мужика, целый абзац тратит на его нечесанные волосы. Деревенского мужика!
И только Лев Николаич уже тщательнее всматривается в своих героинь. По крайней мере мы знаем, что у Анны Карениной не только маленькие руки, но и густые ресницы. Что она полновата. Спасибо и на том. Хотя остаются бьюти-вопросы к классику. И лучшим, подробнейшим описанием в великорусской литературе следует считать кусочек про Наташу Ростову: “Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, со своими детскими открытыми плечиками…” Граф, вы гений!
А теперь – внимание. “Наше всё”, Александр Сергеевич вообще никак не описывает Татьяну Ларину. Да, он ее любит, конечно, мы знаем! Но заморачиваться с описанием? Ну на фиг! Лучше про “горячий жир котлет” и про лимбургский сыр. Про сыр у нашей творческой интеллигенции вообще всегда получается лучше, чем про девушек. Обидно.

Алексей Беляков

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты