Как Света боролась с харрасментом

  • 14
  •  
  • 1
  • 1
  •  

Света была счастлива: она нашла отличную работу. Полгода Света отправляла свои резюме, ходила на собеседования, без толку. Ей уже нечем было платить за крохотную однушку на окраине Москвы. И вдруг повезло. В крупной госкомпании требовался ассистент начальнику департамента. Но когда Света пришла в отдел кадров, его начальница оглядела девушку и сказала: «Знаете, нашему заместителю гендиректора тоже нужна личная ассистентка. Три дня назад предыдущая ушла в декрет. Это больше денег, это отличные возможности для карьеры. Вы же согласны?»

Конечно, Света была согласна. И на следующий день с утра уже сидела в приемной, волновалась, ожидая появления Антона Петровича, нового шефа. Она была на каблуках, в юбке ниже колен, в белой блузке, застегнутой до шеи. Розовая помада, серьги-гвоздики. Света любила деловой стиль, изящество и простоту. 

Он вошел, раскрасневшийся, в распахнутом кашемировом пальто. За ним шагал личный водитель, нес портфель. Света поднялась, улыбнулась. Антон Петрович увидел ее: «А вот и новенькая! Света, да? Ну что, хороша. Беру. Пиши заявление. Работы будет много. Мы занимаемся строительством, а это вещь круглосуточная». 

Антону Петровичу было лет сорок пять. Плешив, с животом, нос-бульба. Обычный чиновник. Свете было все равно, как он выглядит. Она была девушкой-функцией, четкой и строгой. Подруги ей говорили: «Ты красотка, но ты зануда. Поэтому и парня у тебя нет в 23 года». Света не обижалась, она улыбалась: «Я знаю свой маршрут». 

Весь день она разбиралась с бумажками и наводила порядок на своем новом столе. Смотрела в окно: кабинет был на 17 этаже, и открывался красивый вид на Москву. Иногда в приемную заглядывали женщины, задавая Свете пустяшные вопросы. Было ясно, что им просто интересно оценить новенькую. До Светы доносилось их хихиканье за дверью. Но она была спокойна. 

Вечером Антон Петрович сказал: «Так. Я на встречу спешу. Проводи меня вниз, есть указания». 

В лифте он обнял ее за талию: «Думаю, мы сработаемся». Света отступила назад: «Извините, какие указания?». Антон Петрович усмехнулся: «А ну-ка улыбнись!». И вдруг сфотографировал Свету на свой айфон. Вышел из лифта. 

Дома Света позвонила лучшей подруге и спросила, что ей делать. Тут явно намечался харрасмент. Света красиво произнесла это слово, прямо по-английски. 

Ровно в этот же момент Антон Петрович в ресторане, уже глотнув виски, показывал ее фото в телефоне двум своим приятелям, таким же плешивым и с животами. «Классная!» – резюмировали приятели. «Но строит из себя, – усмехнулся Антон Петрович. – Думаю, понадобится месяц. А то и два. Но тем интересней, да, мужики?»

А подруга тем временем объясняла Свете, что это нормально, скоро будут подарки и всякие ништяки, и Свете можно только позавидовать. «Но держись, как можно дольше!» – был ее финальный совет. «Кажется, ты меня не поняла, – произнесла Света. – Мне всё это не надо. Я работать пришла». «Ну а это часть работы!» – весело резюмировала подруга. 

Антон Петрович действительно не терял времени. На следующий день он позвал Свету на обед. Света объяснила, что много дел. Через день Антон Петрович позвал ее на ужин. Света извинилась: «У меня спорт». А в пятницу Антон Петрович положил Свете на стол маленькую коробочку. Света деловито открыла: там были серьги с бриллиантами. «Тебе пойдут», – сказал Антон Петрович и вошел в кабинет. Через минуту туда же вошла Света и положила коробочку ему на стол: «Нет, извините, я не могу это принять». Антон Петрович спокойно взял коробочку и бросил в мусорное ведро: «Мне они тоже не нужны». (Вечером уборщика была рада обрести новые серьги с бриллиантами). 

Света познакомилась с девушкой из бухгалтерии, та сама подсела во время обеда: «Ну что, Петрович атакует?». Света улыбнулась: «Да, много работы». Бухгалтер тоже улыбнулась: «Я о другом. Не волнуйся, жена и дочка у него в Лондоне живут. И он щедрый мужик». Умница-Света ответила: «Вкусные здесь обеды, в нашей столовой». 

А Петрович не унимался. Требовал, чтобы Света оставалась допоздна. Предлагал выпить с ним коньяк, сходить в Большой театр, брал за руку, стал называть «зайкой». Свете это надоело и она пришла к начальнице отдела кадров. Та молча выслушала и надменно сказала: «Ты моя креатура, я тебя поставила на эту позицию. Мне показалось, что ты очень умна и готова к любым задачам. Но ты меня подводишь. Постарайся так больше не делать». 

Уволиться? Да, это был выход. Но почему она должна увольняться? Она прекрасный ассистент с двумя языками, ответственная и надежная. Она безупречно вела график Антона Петровича, напоминая ему даже, когда дни рождения у детей Совета директоров. 

В конце месяца Антон Петрович вызвал Свету и протянул ей конверт: «Это тебе. Премия за работу». Света изумилась: прошел всего месяц, за что? И почему так неформально, без приказа и бухгалтерии? Петрович отмахнулся: «Я распоряжаюсь здесь бюджетами, ясно?»

Света пересчитала деньги лишь дома. Триста тысяч. Огромная для нее сумма. Она могла оплатить квартиру на год вперед. Могла даже взять недорогую машину в кредит, о чем давно мечтала. В этот момент позвонил Антон Петрович: «Ты где живешь? Я заеду через пару часов!». Света назвала адрес. Когда Петрович явился, она вышла на лестничную площадку, вернула ему конверт. «Спокойной ночи, Антон Петрович!». Тот лишь угрюмо вытер нос-бульбу. 

У своей новой знакомой из бухгалтерии Света поинтересовалась насчет «премии». Та засмеялась: «Вот ты балда! Петрович рулит огромными деньгами, он же госчиновник. У него вилла на Лазурке. Госзаказы – это жить, не тужить. Откаты и прочее. Кстати, все его ассистентки были на этой вилле. Возвращались очень довольные». 

В этот же момент Антон Петрович пил за обедом французское вино со своими друзьями и говорил: «Да, она крепкий орешек. Придется сильно увеличить премию. Знаю я их. Тут лишь вопрос суммы». Друзья засмеялись: «Особенно если это сумма из госбюджета». 

Через неделю Антон Петрович предупредил Свету: «Завтра снова будет премия. Очень большая премия. Не вздумай отказаться – хуже будет». 

И на следующий день вызвал Свету к себе. Протянул конверт. Света молча улыбалась. «Ты чего?» – удивился Петрович. 

И в этот момент в кабинет ворвался спецназ ФСБ: «Не двигаться! Руки сюда!». Антон Петрович закричал, что позвонит генпрокурору, и схватил трубку. Но фсбшники с наручниками его опередили. 

…Да, Свете пришлось выступать на суде. Но ее жалкий конверт оказался лишь самой мелкой уликой, Петрович воровал миллионами, выяснили следователи. Да, Свете пришлось уволиться. Подруги сказали, что она «стукачка и упустила главный шанс в жизни». Света не спорила с ними. Она до сих пор уверена, что все сделала верно. «Я знаю свой маршрут». 

Алексей БЕЛЯКОВ

  • 14
  •  
  • 1
  • 1
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  • 14
  •  
  • 1
  • 1
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!