Как живут в ожидании суда сестры Хачатурян, убившие своего отца

История Марии, Ангелины и Крестины прогремела на всю страну летом 2018 года. Громкое преступление сестер Хачатурян обсуждала вся странаВ истории сестер Хачатурян точка до сих пор не поставлена.

В истории сестер Хачатурян точка до сих пор не поставлена.

Фото: СОЦСЕТИ

Чем больше всплывало подробностей их жизни с отцом, тем меньше девушки были похожи на хладнокровных убийц. В итоге мнения людей разделились, одни считают их доведенными до отчаяния жертвами домашнего насилия. Другие жестокими преступницами, по которым тюрьма плачет.

А что с сестрами Хачатурян сейчас? Как решилась их судьба и решилась ли? Подробнее об этом в материале.

В истории сестер Хачатурян точка пока не поставлена. Очень похоже, что не только общественность в растерянности и не знает, жертвы девочки или преступницы. Не могут разобраться ни суд, ни прокуратура и следствие. Я провела мини-опрос, большинство людей уверены, что сестер уже оправдали. Некоторые думают, что все еще идет суд. А на самом деле ни то и ни другое. Суд пока еще даже не начинался и начнется ли теперь, вообще не ясно…

С чего все началось

Напомню хронологию событий. Сестер арестовали 27 июля 2018 года, в день убийства, следователи СК Останкинского района. Ими и было заведено уголовное дело по статье 105 часть 2 УК РФ «убийство группой лиц по предварительному сговору». Это самая тяжкая статья в нашем уголовном кодексе, до 20 лет строгого режима. Всех трех отправили в СИЗО. Но пробыли там сестры недолго. Общественный резонанс был такой большой, что делом заинтересовались в Главном следственном управлении СК РФ. Все материалы забрали туда.

Тут же началось расследование, изъяты улики, проведены первые экспертизы. И в сентябре 2018-го младшую сестру признали невменяемой на момент совершения преступления. Теперь ей грозит максимум принудительное лечение. У двух других диагностирован синдром жестокого обращения и посттравматическое стрессовое расстройство. А спустя два месяца следователь сам вышел с ходатайством об изменении меры пресечения на запрет определенных действий (очень облегченная форма домашнего ареста). Под этой мерой сестры живут уже три года — они не имеют права общаться друг с другом, с другими свидетелями по делу (долгое время в этом статусе была и мать Аурелия Дундук), пользоваться интернетом и телефоном и выходить из дома с 21 вечера до 7 утра.Ангелина и Крестина

Ангелина и Крестина

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Темная лошадка Михаил Хачатурян

Слух о крутом нраве убитого Михаила пошел сразу же. А постепенно начали вскрываться страшные тайны семьи и обстоятельства убийства. Соседи и все знакомые начинают давать показания, рассказывая страшные вещи — как Хачатурян держал в страхе весь двор, прострелил ногу соседке, ходил с оружием и никого не боялся. Попали в СМИ записи из телефона девочек и самого Михаила. История семьи Хачатурян стала своего рода страшным криминальным сериалом, за которым следила вся страна. Выяснилось, что мать девочек Аурелию Дундук Хачатурян несколько лет не подпускал к детям на расстояние выстрела, причем натурально. Он угрожал ей расправой и оружием, а его в доме было изъято немало.

Сестры у себя дома находились в положении рабынь. Крестина рассказывала правозащитникам, навестившим ее в СИЗО: «У отца был специальный звоночек, он в него звонил, и кто-нибудь из нас трех мгновенно должен был к нему подбежать, хоть днем, хоть ночью. И делать все, что он скажет. Воды принести, еды и разное другое…»

И это далеко не все всплывшие наружу подробности из жизни семьи. Сейчас, спустя два с половиной года после случившегося, о многом уже можно говорить открыто — все доказано следствием и сто раз перепроверено экспертами. Так стала известна одна из самых страшных глав этой истории — инцест.

Собственные дети — рабыни и наложницы

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА (источник — книга «Дело сестер Хачатурян», написанная непосредственными участниками расследования — адвокатами Алексеем Паршиным, Ярославом Пакулиным и Алексеем Липцером), показания одной из сестер:

«Отец всегда говорил, что прелюбодействовать это грех и очень плохо, но так как мы его кровь и дочери, он может делать с нами все, что захочет, а мы должны всегда этому подчиняться. Из наших друзей и знакомых никто не знал, что он пристает к нам с сексуальными домогательствами, это было известно только нашим подругам».

Многолетняя переписка с подругами была изъята следователями и тщательно изучена. Из нее, показаний сестер, из медицинских заключений стало известно, что сексуально домогаться своих дочерей Михаил стал давно, с 2014 года.

Из показаний Крестины:

«Когда в 2016 году (на тот момент девушке было 15 лет) мы с сестрами и отцом были в г. Адлер на отдыхе, мы собрались куда-то идти, он сказал сестрам, чтобы они спускались и ждали нас на первом этаже, после чего он зашел в комнату, разделся и приказал мне лечь рядом с ним… Мне было очень страшно, я сказала ему, что поклялась Богу, что буду хранить девственность до первого мужа, на что он сказал, что тогда я должна буду целовать его, после чего я стала целовать, но мне стало плохо, стала задыхаться, плакать, я выбежала, в это время практически у двери стояли сестры, я побежала к его сумке, в которой находились таблетки, вроде бы клоназепам, чтобы покончить жизнь самоубийством, но они вызвали скорую, где мне промыли желудок. В больнице отец сказал, что я перепутала эти таблетки с но-шпой, и отравилась».

В материалах дела есть допросы сочинских врачей. Все три члена бригады скорой помощи вспомнили этот случай, когда доставили в больницу девушку, принявшую сразу десяток таблеток. Врач сразу определил, что имела место попытка суицида, и поделился своими подозрениями с остальными членами бригады. Но уже в больнице диагноз «таинственным» образом трансформировался в «медикаментозное отравление».

А в 2017-м Михаил Хачатурян взялся и за младшую. Из показаний одной из сестер:

«Примерно в июле 2017 года, когда мы находились дома, отец позвал Марию в свою комнату, закрыв дверь, как обычно он это делает, он заставил ее полностью, догола, раздеться, после чего он начал трогать ее…»

Мария, которая прекрасно знала, ЧТО отец делал с ее сестрами, поначалу пыталась сопротивляться изо всех сил. Следствие нашло подтверждение жуткому случаю. Когда Мария отказала, он вывез ее в лес, привязал к дереву и полоснул ножом по шее. Шрам до сих пор на месте. Его изучили судмедэксперты и подтвердили — он от ножа. Может быть, даже того самого, которым был после зарезан сам отец-тиран.Как в одном человеке уживались истовая вера и набожность и те страшные вещи, которые он совершал по отношению к дочерям, по их словам.

Как в одном человеке уживались истовая вера и набожность и те страшные вещи, которые он совершал по отношению к дочерям, по их словам.

Фото: СОЦСЕТИ

«Был насильником и истязателем»

В 2019 году материалы против покойного Михаила Хачатуряна выделили в отдельное производство. Было установлено, что в отношении своих дочерей он совершил преступления, предусмотренные ст. 117 УК РФ («истязания»), 132 УК РФ («насильственные действия сексуального характера, в том числе в отношении несовершеннолетних»), 133 УК РФ («понуждение к действиям сексуального характера»). Но никакого расследования не было, так как подозреваемый мертв.

— По нормам УПК следователь сначала выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи со смертью. — Объясняет адвокат Крестины Алексей Липцер. Это постановление нереабилитирующее, поскольку содержит в себе установленные факты совершения Хачатуряном преступлений. Однако если родственники умершего не согласны с таким постановлением и хотят доказать его невиновность, то они вправе требовать возбуждения уголовного дела в отношении умершего в целях доказать его невиновность.В истории сестер Хачатурян точка пока не поставлена. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

В истории сестер Хачатурян точка пока не поставлена. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

В 2019-м родственники почему-то не стали этого делать. Хотя и тогда и сейчас категорически отрицают, что в семье брата было сексуальное насилие. Племянник убитого Арсен Хачатурян давал интервью всем российским СМИ. Всегда он говорил одно и то же — да, отец был строг с девочками, но ни о каком сексуальном насилии речи не шло.

— Экспертизы показали, что на кровати есть ДНК Ангелины и ДНК Михаила. Но вы все родители, разве вы не садитесь на кровать своих детей? — говорил в многочисленных интервью племянник убитого Арсен Хачатурян. — Что это за доказательства такие? Были изъяты трусы, грязное белье, ничего не найдено на нем. Это все оговор, никакого насилия не было. Они заслуживают самого строгого наказания.

Официально уголовное расследование дела против сестер было окончено в июне 2019 года. Полтора года назад. Девушкам официально предъявили обвинение — «убийство группой лиц по предварительному сговору». А мотивом преступления следователи назвали «противоправные насильственные действия со стороны отца». То есть, несмотря на все факты и собранные следствием доказательства (да и на мотив!), девушки так и остались в уголовном статусе жестоких убийц.

2,5 года волокиты

Сначала с 30 томами дела знакомились сами обвиняемые. Потом очень долго, протянув все сроки, потерпевшие — родня убитого. Таким образом, только глубокой осенью материалы были переданы в прокуратуру на утверждение и передачу в суд. А дальше случилось удивительное.

В конце декабря 2019-го на тот момент зампрокурора России Виктор Гринь отказался утверждать обвинение. Он распорядился вернуть дело обратно в СК и прямо указал, что девушки действовали в состоянии необходимой обороны, защищаясь от систематического насилия со стороны отца. И дал указания следователям учесть это. Юрий Чайка (действующий на тот момент генпрокурор) это постановление подписал.

До марта 2020 года СК проводил дополнительное доследование. И снова передал дело в прокуратуру с тем же обвинением. Руководство Генпрокуратуры на тот момент сменилось. Дело утвердили и передали в суд.

Больше полугода судья Мосгорсуда Андрей Гуров пытался приступить к процедуре отбора присяжных (по ходатайству обвиняемых суд будет иметь такую форму). Но процесс все время откладывался — то коронавирус, то потерпевшие — сестры погибшего — болеют и болеют.Процесс все время откладывался - то коронавирус, то потерпевшие - сестры погибшего - болеют и болеют

Процесс все время откладывался — то коронавирус, то потерпевшие — сестры погибшего — болеют и болеют

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Мыло-мочало, начинаем все сначала

А тем временем, оказывается, сестры погибшего вспомнили о своем праве настоять на возбуждении уголовного дела против их убитого брата и провести по этому поводу отдельное расследование. Они надеются доказать таким образом невиновность погибшего. И настроены очень решительно.

— Без всяких проверок следователь признал доказанным факт насилия со стороны отца. А по закону Михаил может быть признан виновным только после расследования и приговора суда. Мы настаиваем на том, что все обвинения против Михаила надуманны, обвиняемые его оклеветали с целью защитить себя и таким образом избежать наказания. Если будет доказано, что никакого насилия не было, значит, и мотив убийства установлен неверно. То есть встанет вопрос о полном пересмотре уголовного дела, — считают адвокаты потерпевших Марины и Наиры.

Родня обратилась в Басманный суд, который их требования удовлетворил. А после все это было утверждено и Мосгорсудом. В самое ближайшее время, вполне возможно, убитый Михаил Хачатурян станет фигурантом уголовного дела. А его дочери — потерпевшими.

Из-за этого 1 февраля 2021 года материалы дела сестер Хачатурян из суда вернули обратно в прокуратуру. А прокуратура теперь передаст следствию. И начнется новое уголовное расследование и пересмотр старого.

Выходит, не зря тянул судья с выбором присяжных. Дело в том виде, в котором оно поступило в суд, рассматривать никто не хотел.

— Не любят у нас служители Фемиды оправдательных приговоров, — рассуждают адвокаты сестер. — Как вы думаете, что бы решили присяжные, если мотив убийства — сексуальное насилие отца над детьми? Присяжные же простые, обычные люди. Отец насиловал много лет своих детей… Тут все понятно.

— То есть вы недовольны решением Мосгорсуда?

— Нет, почему же. Мы и тогда, и сейчас не против возбуждения дела против Михаила Хачатуряна. Но повлиять на это никак не могли, такое решают только родственники. Все, что он делал с девушками, подтверждено и доказано. Следствие будет опираться на эти материалы. И, по нашим оценкам, доказать обратное очень сложно.

Всю жизнь в плену отца

А как же сами Ангелина, Мария и Крестина? Общаться с журналистами им категорически запрещено, но мне удалось кое-что узнать об их жизни от матери и адвокатов.

— Девчонки молодцы, ни разу я не слышала от них ни истерик, ни жалоб. Несмотря на то, что они многое пережили и многое им еще предстоит, — говорит адвокат Ангелины, известный правозащитник и борец с домашним насилием Мари Давтян. — Хотя столько лет они в подвешенном состоянии. Зато нам удалось добиться от судьи разрешения Аурелии иметь контакты с детьми. Представляете, каково им было после случившегося оказаться еще и без поддержки самого близкого человека? Мы пытались организовать им работу с психологами, но это бесполезно. Ведь про жизнь с отцом и про все, что случилось, они забыть пока никак не могут, бесконечные суды и допросы возвращают их к пережитому снова и снова.

— Но все равно им сейчас куда легче, чем было с отцом, — говорит защитник Ангелины Алексей Паршин. — Я никогда не забуду, как Ангелина сказала мне тогда еще, в самом начале, летом 2018-го, что в СИЗО не так страшно, как было дома с Михаилом Хачатуряном.

Сама мама девочек Аурелия в разговоре со мной только вздыхала:

— Ой, дети и все мы очень уже устали, конечно. Столько лет никакой свободы, сначала отец их никуда не отпускал. Теперь вот они уже третий год под следствием. И опять все заново, допросы, экспертизы… Им придется опять и опять во все эти страшные воспоминания окунаться с головой. Учиться ни одна не учится, да и как? Ведь не ясно же, что в итоге их ждет. Ангелина пыталась работать в «Пятерочке», но пришлось уволиться, кто будет держать работника, которого постоянно вызывают то в следствие, то в суд. Так что из доходов только мои заработки (Аурелия работает продавцом. — Ред.), мама помогает очень, брат и сын Сережка. Так и живем.Одна из сестер Хачатурян Ангелина, обвиняемая в убийстве своего отца Михаила Хачатуряна

Одна из сестер Хачатурян Ангелина, обвиняемая в убийстве своего отца Михаила Хачатуряна

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

— Девчонок на улице узнают люди?

— Да, бывает часто. Говорят слова поддержки, но они боятся с кем-либо разговаривать. Вдруг что.

— А личная жизнь как? Женихи есть?

— Да какие женихи?! У Марии был парень, но его тоже признали свидетелем по делу, так что им общаться теперь запрещено. Подружки есть, конечно. Но больше всего девчонки переживают, что не могут вот уже столько времени общаться друг с другом. Они же всегда вместе были, неразлучными. И когда теперь они смогут увидеться все втроем и смогут ли? Всю жизнь, получается, они в плену отца, и никак из этого плена не выбраться…

Теперь судьба девочек будет решена, когда следствие и суд определят — насильник их отец или нет. Что же будет дальше и какие еще факты из биографии убитого и его семьи откроются общественности? Продолжаем следить за развитием событий.

boardboardboardboardboardboardboardboardboardboardboard