Казанский убийца — кумир для подростков?

Российские СМИ идут по стопам Геббельса

Кадр из фильма “Прирождённые убийцы”
Кадр из фильма “Прирождённые убийцы” | Обработка от Александра Воронина | «Fitzroy Magazine»

Я уже натурально заколебался слышать про убийцу, расстрелявшего детей в казанской школе. Инфа лезет изо всех щелей. Едва я захожу в Интернет, на меня вываливаются целые чемоданы с подробностями. Как он относится к родителям, и как им теперь плохо. Как учился на программиста. Что предлагал своим друзьям. Как был прилежен, усерден и опрятен. Откуда взял деньги на покупку оружия. Считает себя богом, философствует. Ни о чём не сожалеет. Самочувствие прекрасное. Это я только те заголовки прочёл, которые сразу в глаза бросаются. Честно говоря, натурально диву даюсь: наши средства массовой информации определённо больны. Вытаскивая любые, даже абсолютно незначительные детали, неустанно смакуя их, подбрасывая в огонь новые поленья, они намеренно превращают школьного палача в яркую поп-звезду. Заставляют публику следить за его жизнью, ежедневно жаждать самых горячих подробностей. Итоги такого поведения известны — убийца становится кумиром для подростков (благо, одиноких непонятых душ у нас полно), и неизбежны новые атаки. Но отечественную прессу это не волнует.

Окровавленные боги

В кинохите начала девяностых “Прирождённые убийцы” пара серийных стрелков — Микки (актёр Вуди Харрельсон) и Мэллори (актриса Джульетт Льюис) путешествуют по Америке, расстреливая различных людей, попадающихся им на глаза. Газеты и телевидение делают из умытой кровью парочки новых богов. Пока убийцы избегают ареста, ими восхищается подсаженная на иглу кровавого шоу страна — домохозяйки, школьники, сами журналисты. Их фото публикуют глянцевые издания, им посвящают статьи и телепередачи, сувениры с их изображениями идут нарасхват в туристических магазинах, они — часть богемы: у таких людей берут автографы, с ними стремятся сфотографироваться. Никто не воспринимает их как больных ублюдков, это звёзды — наравне с Мадонной и живым тогда Майклом Джексоном. Микки и Мэллори в итоге помещают-таки в тюрьму, они вырываются оттуда с боем вместе с телевизионщиком Уэйном: тот сначала типа заложник, но потом тоже стреляет по охранникам, внезапно выяснив — процесс убийства дарует приятные ощущения. Правда, в финале любовники-маньяки приканчивают Уэйна — он им оказался даром не нужен: благо свою задачу рассказать обществу о новых жертвах уже выполнил.

Цвет носков маньяка

Вот и мы сейчас живём, словно в том старом американском фильме. Убьют ли киллера, захватят ли живьём: пресса тучей слетается на него и облепляет, как мухи весьма известную субстанцию. Размотают кишки по сантиметру и вытащат всё. С кем убийца целовался на выпускном. Чего любил пожрать на Новый год. Продюсеры заплатят его родне и приятелям, дабы те появились в телешоу. А то и самого маньяка доставят на популярный YouTube-канал: не так давно Ксения Собчак взяла интервью у дедушки из Скопина, что двух школьниц годами в подвале держал и насиловал. И ещё скажут — а что ж такого ужасного мы делаем? Общество обожает острый перчик, ему нравится щекотать нервы, мы всего лишь соответствуем запросам. Ну да, как объяснял телеведущий Киллиэн в другом фильме “Бегущий человек” (где в прямом эфире шла охота на заключённых), “мы просто даём людям то, что они хотят”. Действительно, как элементарно. Оперируя столь наивной логикой, почему ж тогда не вернуть бои гладиаторов и публичные казни? Насчёт последних гарантирую: я в Иране наблюдал, народу нравится. Включать утром компьютер и читать (а этих новостей не избежишь) про казанского убийцу, какого цвета у него носки и что он любит на завтрак, меня достало. Но хотя с момента трагедии прошло уже больше месяца, заканчивать освещение этой темы в прессе не собираются. Потребителей-то полным-полно.

Интервью с бандитом

Я, как журналист, не люблю никакие запреты. Нашей доброй власти только мизинчик протяни — она тебе с радостью руку откусит по локоть. Но, определённо, с нынешней ситуацией законодательно требуется что-то сделать. Вспомните, как в своё время у нас с экрана телевизора не вылезали террористы с эксклюзивными интервью, прямо-таки упивались собой ребятки: и Шамиль Басаев, и Салман Радуев, и Аслан Масхадов. Телезвёзд с зелёной банданой на голове разом прикрыли — и по-моему, публика ничего не потеряла. Полевые командиры просто исчезли из информационного поля, в новостях всплывают только когда кого-то из боевиков на Кавказе в очередной раз грохнули. При этом фактура о марке их нижнего белья, семейном положении и предпочтениях в области кондитерских изделий СМИ (к счастью) не приводится. Ведь тиражирование подобной инфы — никакая не свобода слова, а содействие убийцам, работа на их популярность: недаром у нас некоторые дамы из боевых отрядов “демшизы” в девяностые сравнивали Басаева с Че Геварой. Геббельс, кстати говоря, вообще персонально никого не убивал — но своими статьями и радиовыступлениями погубил миллионы людей. Так что не надо здесь отмазок: раскрутка убийц, трансляция их откровений из каждого утюга — тоже геббельсовщина.

Бабло и добродетель

Просить заткнуть фонтан, я так понимаю, бесполезно. Глупо отрицать — люди и правда с удовольствием “маньячные сказки” глядят да читают, а значит, увеличивают количество просмотров на сайтах и YouTube (плюс для рекламы), обеспечивают зрительский рейтинг телевидению (аналогично и рекламодателей). Если в дело вступает бабло, какие уж там морали и призывы прекратить смакование, при сверхдоходах любому СМИ станет крайне сложно придерживаться добродетели (да, если что, я ведь и сам не её образец). Получится ли это изменить? Как уже замечено выше, я не знаю, что делать с законодательством: благо вместе с водой у нас обожают выплёскивать из ванны и ребёнка. Стоило запретить в России изображение свастики, как ретивые чиновники принялись активно штрафовать всех подряд за фото для исторических публикаций. Нам умные не надобны, надобные верные — это ещё Стругацкие сказали. Короче, со времён “Прирождённых убийц” общество не изменилось ни на йоту. Маньяк стараниями новых “акул пера” становится кумиром, образцом для подражания, величайшей знаменитостью. А знаменитыми сегодня хотят стать многие.

Чего уж тогда впоследствии удивляться очередным расстрелам? Ах, ну да, как я забыл. Новые расстрелы означают новые просмотры. Да и рекламу можно дороже продать.

Георгий Зотов

Оставьте комментарий