Коллега раскрыла правду об ушедшей в монастырь Екатерине Васильевой: «Очень много грешила»

Реклама

Знакомые 76-летней народной артистки, которая недавно приняла монашество, пытаются найти объяснение её решению

Народная артистка РСФСР ушла в монастырь и стала инокиней Василисой

Народная артистка РСФСР ушла в монастырь и стала инокиней Василисой

Недавнее интервью актрисы Екатерины Васильевой, которая она дала своему сыну протоиерею Дмитрию Рощину (на YouTube канале «153ГОРЫ»), вызвало бурное обсуждение в соцсетях. Народная артистка РСФСР рассказала, почему она ушла в монастырь и стала инокиней Василисой, что в общем-то необычно. Но гораздо больше удивили ее суждения об интеллигенции и творческой элите, к которой она принадлежит с рождения. Васильева родилась в семье советского поэта Сергея Васильева. Ее двоюродный дедушка — знаменитый педагог Антон Макаренко. Её мужьями были кинорежиссер Сергей Соловьев и драматург Михаил Рощин. Теперь же Екатерина Васильева говорит: «Интеллигенцию – в шахты! Сколько зла принесла так называемая интеллигенция… Интеллигенция сродни сатанинскому началу… Всем каяться». Откуда в ней всё это взялось, мы спросили у коллеги Екатерины Васильевой — актрисы (а теперь и писательницы) Татьяны Бронзовой, супруги народного артиста Бориса Щербакова. Васильева, Бронзова и Щербаков вместе работали в МХАТе им.Горького у Олега Ефремова.

— Когда Катя так резко говорит об интеллигенции («сродни сатанинскому началу»), она судит по себе, — считает Татьяна Бронзова. — Катя очень много грешила. Пила… Но это не такой уж большой грех, были и другие — в личной жизни, по отношению к сыну, к мужьям… При этом Катя совершенно не злой человек, козней никому не устраивала в театре, не интриговала. Но если человек уходит в монастырь отмаливать грехи, значит, грехов на нём много. Что отмаливать, если ты никому плохого не делал?

Катя очень талантливая актриса. У таких талантливых людей иногда может что-то в голове переклинить… Помню, с ней заключала договор (Бронзова работала завтруппой во МХАТе, а Васильева в то время была приглашенной актрисой – Ред.). Был такой момент: я ей протягиваю ручку, чтобы она подписала договор. Катя мне говорит: нет, ты положи ручку на стол, я возьму со стола… Она из чужих рук ничего не брала. Это было много лет назад, но уже после того, как она ушла в церковь. Кстати, когда она стала сильно воцерковленной, она перестала злоупотреблять спиртным.

— Наверное, это было давно. Екатерина Васильева ушла из МХАТа еще в 1987-м году.

— Она ушла из труппы, но продолжала много играть в театре. Она играла у нас премьеры, много репетировала, поэтому я с ней заключала контракты. Как раз в это время я перевелась из актрис в заведующие труппой. Олег Николаевич Ефремов Катю очень любил как актрису. Она перешла за ним во МХАТ из «Современника». (О Ефремове Васильева очень хорошо говорит, называет его настоящим русским человеком – Ред.). Она обожала Ефремова. Кроме того, что она хорошая актриса, она еще актриса Ефремова на сто процентов. Кстати, была очень послушной актрисой, хотя характер у нее как и многих талантливых людей сложный, поэтому и с мужьями у нее не получалось, и выпить любила. Что тоже неудивительно: все актёры пьют, после спектакля нужно снять стресс, а напряжение почти всегда бывает, нужно расслабиться, поболтать, посидеть в буфете… Но есть актеры умеренно выпивающие. А у некоторых это переходит в болезнь. Когда человек выпивает, он и натворить может бог весь что (ярчайший пример – Михаил Ефремов – Ред.), и трудно ему бывает выходить из запоя. Катя там (в монастыре) спасается… От кого? От себя, от своих страстей.

— Может быть, вера помогла ей спастись от алкогольной зависимости?

— Скорее всего. Помогла не погибнуть. При этом Катя очень умный, образованный человек…

— Ну да… Сын спросил её: великие писатели, такие как Толстой, как Достоевский возможны среди наших современников? И Екатерина Васильева ответила: писатели (и вся интеллигенция) всегда были растлителями. «Зачем они пишут книжки, если эти книжки не о боге?»…

— Не знаю, что с ней произошло. Раньше с ней было очень интересно разговаривать и о Достоевском и о Толстом. Она прекрасно знала литературу.

— У нее отец — поэт, муж – известный драматург…

— Да, в их доме всегда говорили о литературе. Её муж Миша Рощин – умнейший, талантливейший писатель. Катя безусловно образованный человек. Но когда за человеком много грехов и поэтому он приходит к богу, вот такие «перевоплощения» и случаются. Но… затворничество, монастырь, молитва – это то, что ты делаешь для себя. Какую пользу ты приносишь людям? У меня всегда возникает этот вопрос. Катя отмаливает свои грехи в монастыре. Я же считаю, что надо отмаливать грехи поступками. Не нравится быть актрисой, меняй профессию, иди помогать в детский дом или хоспис, к людям, которые в помощи нуждаются. Она не людей спасает, а себя. Уходить в монастырь и молиться там – это снова жить для себя. Вот этого я не понимаю. Думаешь про себя, что ты благостная, а на самом деле — это твой эгоизм. Если бы я хотела искупить свою вину, я бы постаралась как можно больше делать добра другим.

Но, возможно, в миру бороться со своими страстями ей было сложно. А в монастыре – ты под присмотром бога. Наверное, так легче.

Реклама