Красотой не торговала. Полвека Пилявская хранила верность умершему мужу

Реклама

17 мая исполняется 110 лет со дня рождения одной из самых красивых советских актрис — Софьи Пилявской. Друзья и знакомые вспоминали, что зимой еще можно было ходить с Софьей по улице, а вот летом на нее оборачивались все, а молодые люди даже шли следом.

Нельзя сказать, что Софью такое внимание радовало. Скорее наоборот. Она никогда не пользовалась своими внешними данными в корыстных целях, не торговала красотой. Еще она была однолюбом. Овдовев в 42 года, Софья Станиславовна следующие 46 лет своей жизни хранила верность рано ушедшему мужу — актеру Николаю Дорохину.

Перед выходом на сцену ее обыскивали

У Николая были проблемы с сердцем. Первый инфаркт случился вскоре после ареста отца Софьи. Заслуженного большевика Станислава Пилявского, занимавшего должность председателя Спецколлегии Верховного суда СССР, в 1937 году объявили «врагом народа», а Софью — дочерью «врага народа». В лучших традициях того времени от Дорохина требовали публично отречься от жены. Когда он этого не сделал, стали склонять к сотрудничеству, чтобы он писал на Софью доносы и таким образом появился формальный повод для ее ареста. Но Николай был непреклонен. У него даже в мыслях не было предать Софью. В своих воспоминаниях, которые Пилявская назвала «Грустной книгой», она писала: «Нам рассказали, что мой брат уволен с работы, дочь отца от второго брака исключена из комсомола. Отца обвиняли в сотрудничестве с тремя разведками (по числу знания языков?!), газеты не стеснялись в выражениях: “волчьи глаза матерого хищника”, “подлый изменник” и т. п… Отношение окружающих было разное: большинство избегали, кто-то сочувствовал открыто (таких было мало), а кто-то — только взглядом, кивком, наспех. Фадеев, заходя к нам, прижимал меня к себе и говорил: “Ну прости, ну прости меня!” А сколько пришлось претерпеть мужу из-за того, что я стала дочерью “врага народа”! Первый инфаркт случился у него в 33 года, последний — в 48. А где-то между — повестка из НКВД. Его вынуждали к “сотрудничеству”».

Софья Пилявская в фильме «Покровские ворота» (1982)

Официально отец Софьи был осужден на 10 лет без права переписки.

О том, что же произошло в действительности, Пилявская узнала спустя полвека. Ее отца вместе с другими собратьями по несчастью несколько дней в закрытом товарном вагоне возили вокруг Москвы, создавая видимость отправки на Север. Потом их доставили в подвалы Лубянки, где пытками добивались, чтобы Пилявсякий себя оговорил. Он выстоял. И тогда его расстреляли. Посмертно Станислав Пилявский был реабилитирован.

То, что Софья осталась служить в любимом МХАТе, — заслуга Константина Сергеевича Станиславского. Он мужественно встал на ее защиту. Актриса вспоминала: «Когда на спектакль приезжало правительство, за кулисами было тесно от незнакомых людей, и “штатские” перед моим выходом на сцену проводили руками по бокам (нет ли оружия?)».

Николай Дорохин и Софья Пилявская. Кадр из документального фильма «Чтобы помнили» (1994-2003), эпизод 92.
Николай Дорохин и Софья Пилявская. Кадр из документального фильма «Чтобы помнили» (1994-2003), эпизод 92.

Умер за четверть часа до Нового года

Муж Софьи скончался от сердечного приступа в новогоднюю ночь, за 15 минут до наступления 1954 года. По традиции их семейная пара встречала Новый год в гостях у Ольги Книппер-Чеховой, вдовы Антона Павловича Чехова. Ольга Леонардовна очень любила Софью, у них сложились теплые семейные отношения. Николаю стало плохо на пороге квартиры вдовы писателя. Смерть была скоропостижной. Софья Пилявская овдовела в 42 года. Смерть мужа, самого близкого для нее человека, стала для актрисы страшным ударом, который она стойко переживала, стараясь не показывать на людях свое горе.

В браке с Николаем у них не было детей. Поэтому поддерживала актрису ее мама. А сама она, как могла, поддерживала убитых горем отца и мать мужа. Родители Николая потом рассказали, что перед самым Новым 1954 годом, который они встречали на даче, в дом вбежала их собака Маркиз — пес завыл и упал. Подумали, что он умер. Собаку отнесли в холодные сени, где через какое-то время Маркиз стал опять выть. А в квартире, где Софья жила с мужем, часы с боем остановились в момент его смерти — в тридцать две минуты двенадцатого.

Следующие 46 лет своей жизни она будет хранить верность Николаю. Конечно, в нее влюблялись, ей восхищались. Но она не позволила появиться рядом с собой ни одному мужчине. Все эти 46 лет она встречала Новый год в одиночестве в своей квартире.

Тетушка Костика из «Покровских ворот»

В трудное для Софьи Станиславовны время отдушиной для нее стала работа с молодежью. С 1954 года она начала преподавать в Школе-студии имени В. И. Немировича-Данченко, где в 1972 году стала профессором. Студенты ее обожали. Обожали ее такт, профессионализм, гостеприимство. В доме Пилявской их всегда ждал чай с угощением.

Она продолжала играть во МХАТе им. Чехова. Правда, был в ее долгой театральной карьере момент, когда ролей почти не предлагали. Ее близкая подруга Ольга Книппер-Чехова сказала, что, конечно, она может пойти и похлопотать за Софью, но это будет неприлично. И Пилявская с ней искренне согласилась. Это была старая театральная школа, в которой считалось неприличным хлопотать о ролях для себя. При этом сама Софья Станиславовна всегда была готова помочь тем, кого считала талантливым. Так, именно во многом благодаря ей на свет появилась картина «Покровские ворота», где сама она сыграла эпизодическую роль тетушки главного героя. Режиссер картины Михаил Козаков рассказывал о Софье Пилявской: «В 1981 г. я начал “пробивать”, а потом ставить “Покровские ворота”. Я наметил на роль тетушки Костика именно Софью Станиславовну. Костик — интеллигент, приехавший в Москву, и тетушка его — настоящая московская интеллигентка. Ну, кто мог лучше Софьи Станиславовны Пилявской с ее красотой (а она была красива до конца жизни), с ее безупречными манерами, с ее очарованием сыграть эту роль. Она не просто ее потом сыграла. Если эта картина вообще существует, надо благодарить мне и всем нам в первую очередь, кроме автора пьесы, Софью Станиславовну Пилявскую. Когда положение стало критическим и съемки были под вопросом, я попросил Софью Станиславовну пойти на прием к главе Гостелерадиофонда Сергею Лапину, всесильному чиновнику, другу Брежнева. Я знал его хорошее отношение к мхатовским старикам, я говорю: “Софья Станиславовна, спасите меня, уговорите Сергея Георгиевича, он вам не откажет”. И она это сделала».

Киноролей в биографии Пилявской было до обидного мало. Обидного для нас, телезрителей. Потому как большинство спектаклей МХАТа, где играла Софья Станиславовна, не были сняты на кинопленку. И сегодня мы не можем их увидеть. Но для нее кинематограф никогда не был целью. Она сознательно служила театру. Хотя кино приносило гораздо большую популярность и материальные блага. Но ни деньги, ни слава не стояли во главе жизни Софьи Пилявской.

Олег Ефремов и Софья Пилявская, 1998 г.
Олег Ефремов и Софья Пилявская, 1998 г. Фото: РИА Новости/ Галина Кмит

Артиста нельзя остановить

Во МХАТе Софья Станиславовна служила до последних дней, в общей сложности посвятив этой сцене более 60 лет. Вот что она вспоминала о периоде, когда главной сценой страны начал руководить Олег Ефремов: «С осени 1970 года в нашем театре произошли большие перемены. “Старики” второго поколения решили просить Олега Николаевича Ефремова взять на себя обязанности главного режиссера. В то трудное для театра время еще шли по инерции крупные старые спектакли, но как бы уцененные, со многими заменами, а новых значительных пьес просто не было. Оставшаяся режиссура театра и большая часть актеров с пристальным вниманием следили за рождением “Современника”, тем более что почти вся его труппа состояла из выпускников Школы-студии. “Современник” открылся, набирая силу, и скоро стал любимым театром Москвы, властителем дум молодежи 60-х годов. Таким образом, выбор Олега Николаевича Ефремова на должность “главного” стал закономерным. Большая заслуга Ефремова в том, что он нашел для наших замечательных “стариков” нужную пьесу. Для меня дорогой памятью этого времени стал спектакль “Соло для часов с боем” по пьесе Заградника. В этом спектакле был идеальный ансамбль “стариков” второго поколения Художественного театра: АндровскаяГрибовЯншинСтаницын и Прудкин. Сроки выпуска были короткими, и еще на публичной генеральной мы слышали, как они трогательно шепотом подсказывали друг другу текст. “Старики” были очень взволнованы — они как бы держали свой последний экзамен. Ольга Николаевна Андровская и Михаил Михайлович Яншин были уже смертельно больны. Вскоре после премьеры их обоих привозили на спектакли из кремлевской больницы, и даже врачи, вначале категорически запрещавшие им играть, поняли: артиста нельзя остановить, нельзя ему помешать быть на сцене, пока держат ноги. То же самое было потом и со Станицыным. Его увезли со спектакля — он потерял сознание, сойдя со сцены».

Софья Станиславовна хотела дожить до столетия МХАТа, которое праздновалось в 1998 г. И дожила. И была на праздничном вечере. Одна. Одна из той когорты «стариков», которые лично знали основателей легендарного театра. Скончалась актриса 21 января 2000 года на 89-м году. Ее похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с любимым мужем.

Реклама