Лена Миро: «Папа поехал на работу»

Реклама

Бывшая жена Ильи Прусикина до сих пор не рассказала сыну о том, что мама и папа больше не живут вместе.

Добрыня спрашивает, куда уходит папа. Я ему говорю, что он поехал на работу.

Фото: Соцсети

Мальчику — 4 года. Его родители развелись года полтора назад. Однако странная, по меньшей мере, мамаша до сих пор льёт ему говно в голову.

Зачем она это делает? Чтобы что?


Почему бы просто не сказать ребёнку: «Сынок, мы с папой больше не живём вместе, но мы по-прежнему — твои мама и папа. Мы очень тебя любим и всегда будем рядом».

Понятные, честные, добрые слова. В них ни лжи ребёнку, ни попыток манипуляции им. Такие слова не причинят вреда. Наоборот: они снизят чувство тревожности у ребёнка, вызванного непониманием происходящего.



Где-то прочитала простую и верную мысль: «Главная задача родителей — обеспечить ребёнку детство, от которого ему не придётся восстанавливаться».



Помимо родительской любви, в основе такого детства:

1) защищённость,
2) стабильность,
3) прозрачность.


Если прозрачности нет, если ребёнок не понимает, что именно происходит в его жизни, но чувствует, что что-то — не так, то это — большой родительский провал. 

Это то самое детство, от которого требуется восстановление.

Прусикин часто навещает сына, но малыш все равно замечает, что что-то в общении мамы с папой не так, иногда он задает им такие вопросы, на которые порой сложно найти ответ. Комсомольская правда.

Вместо того, чтобы нормально поговорить с сыном, объяснить ему, что происходит, уверить в том, что ничего страшного не случилось, бывшая Прусикина задирает короткую ногу к потолку, демонстрируя миру приклеенную к трусам прокладку.



Фото: Соцсети

У всех — свои приоритеты: у кого-то прокладку к трусам прилепить и ногу задрать, у кого-то — обеспечить ребёнку детство, после которого ему не придётся восстанавливаться.

Разводились? Как объясняли развод детям? Как они его пережили?

Лена Миро

Реклама