Лена Миро: У внешней красоты есть срок годности

Реклама

Толстая бабка Гузеева решила выступить адвокатом Моники Белуччи.

Фото: Соцсети

Пожалуй, процитирую:

Я вот думаю про Монику Беллуччи… Это же воздух, зефир, лепесток розы, самый лучший аромат и само совершенство! Женщина, которая в 50 лет сыграла девушку Бонда! Но даже про нее пишут, что она пострашнела и постарела. А что уж нам-то, не Моникам, не Беллуччам?

Разберём плач Гузеевны?


Начнём с того, что покажу, как, собственно, выглядит это само, по мнению Ларисы, совершенство.

Вот оно: и при полном параде, и «как уж есть»:

Фото: Соцсети

У меня язык не поворачивается назвать Монику красивой. Она уже не красива. Когда-то была красива, но уже — нет.

Однако, глядя на Монику, любой человек увидит, что лет «дцать» назад это была действительно красивая женщина.

А вот на отёкшем лице Гузеевой вряд ли можно узреть остатки былой красоты.

Только тот, кто смотрел «Жестокий романс», сможет, глядя на Гузееву, сказать: «Когда-то она была красива». Просто потому, что помнит её в роли истеричной тупицы Огудаловой.

Тот, кто не смотрел, увидит обычную толстую бабку, которая за собой не следит.

Фото: Соцсети

У внешней красоты есть срок годности. Так выглядит правда, нравится она кому-то или нет.

Ну, невозможно пронести внешнюю красоту на своём лице до преклонного возраста. Так не бывает! Однако при правильном образе жизни, должном уходе за собой, отточенном стиле можно сохранить на себе её печать. Такую, чтобы окружающие, глядя на тебя, считывали, что когда-то ты была красива.

Когда-то. Не сейчас.

Это первое.

Второе: в 50 не фиг играть девушку Бонда. Просто потому что потому.

Согласны? Почему?

Лена Миро


Подписывайтесь на канал в Telegram, так как скоро другие каналы связи будут недоступны!

Реклама



Поделитесь с друзьями!