Михаил Ефремов отказался от своих адвокатов в зале суда

Реклама

В пятницу, 21 августа, должен был состояться допрос актера Михаила Ефремова. Но как только ему дали слово, случился неожиданный поворот.

— Меня убеждали, что у нас самый честный суд. Я своим адвокатам поверил, а зря. Тут издевались над нашими свидетелями. Вчера человеку с плохим зрением показали маленький экран. А что за улыбки Добровинского, это недопустимо. Их пятеро, а нас трое. Они смеются над моими адвокатами. У меня будет другой адвокат, который хорошо учился, а они останутся помощниками, — заявил Михаил Ефремов.

По словам Ефремова, он хочет видеть в качестве своих адвокатов Генри Резника или Генриха Падву. 

«Я хочу, чтобы адвокаты у меня остались в качестве консультантов, а я возьму кого-то посильнее: Резника или Падву», — заявил Ефремов. В суде актер с досадой сказал, что свидетели защиты «обхихикиваются», а к нему относятся предвзято, хотя адвокаты обещали ему честный суд.

Представитель семьи погибшего Сергея Захарова Александр Добровинский предположил, что такое решение Ефремова — попытка затянуть процесс. 

«Ефремов никого не найдет и мы снова будем наблюдать в процессе Пашаева и Шаргородскую. Либо в понедельник он вернется с господином Пашаевым, либо может сказать, что никого не нашел», — заявил адвокат журналистам (цитата по РИА Новости). 

Адвокат Генрих Падва заявил «МБХ медиа», что не откажет Ефремову, если тот обратится к нему за помощью. «Я счастлив, что наконец Миша опомнился, отказался от этого паршивца Пашаева. В отношении меня надо, чтобы кто-то официально от него, имея полномочия, обратился, и мы будем обсуждать. Я в хороших отношениях с Мишей, давно его знаю и, конечно, отказать ему не смогу», — заявил Падва изданию.

Эльман Пашаев, от которого отказался Ефремов, известен своими громкими заявлениями в СМИ о ходе дела. Он начал общаться с журналистами и выступать на телевидении еще до начала судебных заседаний. Выступал публично также и Добровинский.

В отношении Пашаева и Добровинского в июле начала дисциплинарное производство Федеральная палата адвокатов. Их поведение в публичном пространстве осудил сенатор Андрей Клишас. В беседе с РБК он посоветовал ФПА «вспомнить, что адвокатура — это публично-правовой институт, а не ток-шоу и не шапито». 

В комментарии палаты еще в июне говорилось, что адвокаты «публично сообщают сведения, составляющие предмет адвокатской тайны», а также «высказывают суждения, явно несовместимые с существом адвокатской профессии» и «откровенно используют свою причастность к громкому делу для саморекламы, традиционно порицаемой в адвокатуре».

Например, Пашаев заявлял, что Ефремов готов усыновить несовершеннолетних детей из семьи погибшего, но затем говорил, что его неправильно поняли. Также в комментариях СМИ он говорил о «космических суммах», которые якобы потерпевшая сторона требует от Ефремова, что родственники Сергея Захарова отрицали. В эфире канала «Россия 1» Пашаев рассказывал о «доказательствах невиновности» Ефремова, которые представит в суде. Пашаева ранее трижды лишали статуса адвоката, два раза из них — в Москве. Сейчас он состоит в адвокатской палате Северной Осетии — Алании. 

Что происходило в суде?

Накануне защита представила своего ключевого свидетеля, очевидца аварии Александра Кобца: тот рассказал, что видел Ефремова на пассажирском сиденье джипа, а не на водительском. 

Сегодня адвокаты Эльман Пашаев и Елизавета Шаргородская продолжали настаивать, что в момент аварии Ефремов был не за рулем. Тем более что допрошенная вчера супруга Ефремова — Софья — сказала, что, выпив 300 граммов алкоголя, муж каждый раз ничего не помнит. 

Адвокат Пашаев заявлял долгие ходатайства: требовал вернуть дело в прокуратуру и даже требовал отвести судью. Но главное, о чем просила защита — назначить новую биологическую экспертизу автомобиля Ефремова. Адвокаты настаивали, что нужно проверить на частицы слюны и эпителия переднее пассажирское сиденье, подушку безопасности и ремень. До этого экспертиза исследовала только водительское сиденье — там нашли как ДНК Ефремова, так и биоматериал неизвестного человека. 

«У нас есть основания полагать, откуда эпителий Ефремова оказался на подушке безопасности водительского сиденья, — предполагала защита. — Сотрудники ГАИ просили у него документы, и он их долго искал в машине, в том числе на водительском месте».

Сам Ефремов по-прежнему говорил, что помнит тот вечер лишь вспышками: «У меня там салат-монтаж». Однако он заявил, что, садясь на пассажирское сиденье, не пристёгивался ремнём, а пропускал его за спинкой сиденья, закрывая им лишь шею. Защита настаивала, что оставшийся на шее Ефремова шрам как раз это и подтверждает. 

Предыдущая экспертиза — водительского сиденья — длилась, согласно материалам дела, один день. То есть и вторая процесс бы не затянула, говорили адвокаты. «Послушайте, решается же судьба человека, тем более известного и не совсем молодого. Три дня, которые уйдут на экспертизу, могут либо доказать вину Ефремова, либо оправдать его», — просила адвокат Шаргородская. 

Впрочем, судья отказала в проведении экспертизы. После этого адвокат Пашаев не смог продолжать выступать — он попросил у судьи две минуты перерыва и вышел вместе с подзащитным и адвокатом Шаргородской. Когда они вернулись, Ефремов выступил, сказав, что будет искать других адвокатов.

Реклама