«Моя бабушка Фанни Каплан»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На этой неделе в прокат выходит украинский фильм «Моя бабушка Фанни Каплан». В центре сюжета – роман Фанни Каплан с младшим братом Ленина и ее казнь после покушения на вождя пролетариата. В интервью Jewish.ru режиссёр Алёна Демьяненко рассказала, как на съемки повлиял Майдан и почему ее фильм – это еще один шаг к декоммунизации Украины.

Фильм уже назвали лучшей иностранной картиной на Лондонском кинофестивале, присудили ему награду и на фестивале в Одессе. Как вы думаете, широкая публика разделит мнение кинокритиков?
– Это вообще очень зрительское кино. В сценарии есть и мелодрама с душераздирающей страстью, и детективная история. У нас были показы в Будапеште на Днях украинского кино – огромный зал на 75% состоял из венгерских зрителей. Я внимательно наблюдала за реакцией зала, находясь на последних рядах. И кроме того, что зрители очень активно реагировали на происходящее на экране, меня поразило, что на финальных титрах, которые длятся три с половиной минуты, не загорелся экран ни одного мобильного телефона, а после раздались аплодисменты. Меня это очень тогда вдохновило. На международной секции Лондонского кинофестиваля приз тоже присуждается на основе зрительских просмотров – наш фильм показывали два раза. И два аншлага было на кинофестивале в Одессе. Как пройдёт премьера фильма в широком прокате, я не знаю. Волнуюсь, хочется, чтобы приняли хорошо.

История реальной Фанни Каплан очень запутанная. Что вы брали за основу?
– Есть документы, опубликованные издательством «Совершенно секретно». Это следственное дело Фанни Каплан. В дневниках и частной переписке 1917 года есть упоминания о романе, который был у Каплан с Дмитрием Ульяновым. И есть достаточно свидетельств, что их роман был очень бурным. Они познакомились в одном из санаториев Евпатории, в «Доме каторжанина» – Общество помощи освобождённым отправило туда Каплан лечить глаза после каторги. Там они и повстречались с младшим братом Ленина. Когда мы изучали следственное дело, обнаружилось, что в её довольно подробных показаниях, в которых она описывает свою жизнь с 14 лет, напрочь отсутствует описание последнего года до покушения. Возникло подозрение, что эти страницы просто изъяли, а их содержание касалось её связи с Дмитрием Ульяновым. Разумеется, родилось искушение их восстановить. Это и стало фабулой нашей истории.

И всё-таки – это фильм, основанный на реальных событиях, или интерпретация?
– Мы не имели возможности снять ленту, основанную на исторических событиях, конечно же, это интерпретация. Когда фильм демонстрировался на Одесском кинофестивале, в автобусе, который курсировал между фестивальным дворцом и кинотеатром «Родина», люди спорили о том, стреляла Фанни Каплан в Ленина или нет? И пусть спорят. Исполнительница главной роли Катя Молчанова задавалась тем же вопросом ещё во время подготовки к съёмкам. Но мы не могли рассказать то, чего не знаем. В нашем фильме есть две параллельные линии: цивилизованный мир и революция. Мы попытались показать, как в историю частной жизни бывшей каторжанки Фанни шаг за шагом вошла революция, в итоге ее раздавившая. Насколько главенство большевистской идеологии было безразлично и глухо к человеку. Эта идеология не просто питалась человеческими жизнями, а провозглашала подобные жертвоприношения высшим благом. Меж тем цивилизованный мир, вопреки любым волнениям, всегда признавал и уважал ценность каждой человеческой жизни.

Что вас больше всего тронуло в фрагментах настоящей истории Фанни?
– Единственным неопровержимым фактом той части её биографии, которую мы описываем, является ее казнь. Через три дня после покушения на Ленина Фанни Каплан вывели на двор Кремля, расстреляли, засунули в бочку, облили бензином и подожгли. Ничего другого, что нельзя было бы подвергнуть сомнению в этом деле, мы не нашли.

А как же версия, что её этапировали в одну из уральских тюрем?
– Она появилась в семидесятые годы как попытка показать великодушие вождя революции. Дескать, он даже женщину, покушавшуюся на его жизнь, не расстрелял, а велел отправить на исправительные работы, где она потом, отбыв положенное, чуть ли не придорожным кафе на Урале руководила. Наш фильм как раз начинается с сюжета, что на радио «Свобода» пришло письмо с описанием такой версии.

Не получается ли, что ваш фильм умножает миф и оправдывает мифотворчество?
– Получается, что мы работаем только с той правдой, которая осталась зафиксированной документально, а это крохи. Останься больше, будь она иной, мы сняли бы другую историю. Мы не создаём новый миф, но имеем право усомниться в существующем, изображённом в фильме «Ленин в 1918 году». Разве плохо показать, каким образом создаётся миф вообще, с какой лёгкостью и как прочно он входит в быт людей. Ведь даже в семьях каждое следующее поколение не может сказать, что есть правда, а что нет, а слушая человека, невозможно понять, делится рассказчик своими воспоминаниями или фантазиями.

Фильм снимался на украинском языке, и это может выглядеть как метафора попытки переписать события на украинский лад. Не боитесь такой трактовки?
– Есть американский фильм «Анна Каренина» – сценарий писался на английском языке, и снят фильм на английском, потому что снимался в Америке. А есть такая страна – Украина, где люди говорят на украинском языке. Тут есть свои драматурги и режиссёры, которые снимают украинские фильмы на украинском языке. Так что – ничего личного, и тут нет попытки что-либо переписать. Да, наш Ленин говорит на украинском, снимали бы фильм казахи – он говорил бы на казахском. Лёша Девотченко, который и должен был сыграть Ленина, ещё когда приезжал на переговоры по фильму во время Майдана, рассказывал, что на вопрос пограничников о целях визита он ответил, что актёр и едет готовиться к съёмкам в украинском кино. Они попросили его почитать, и он прочитал им свою роль на украинском. После даже передал остальным коллегам, чтобы учили текст, но на границе его читать больше никому не пришлось.

Во время работы поменялся состав съёмочной группы и участников. Что произошло?
– Весь 2013 год шёл подготовительный период – мы должны были снимать в Москве, Питере, в Крыму, Киеве, Харькове, Одессе. Когда начался Майдан, всё стало потихоньку схлопываться. У нас ведь группа состояла из киевских и питерских участников, и в Крым отказалась ехать питерская часть съёмочной группы – людям просто стало страшно, и это абсолютно понятно. Главную роль должна была сыграть израильская актриса, но по той же причине она не приехала в Киев. Перед началом съёмок погиб Алексей Девотченко – это было ужасно (5 ноября 2014 года актёр был найден мёртвым в квартире в Москве. – Прим. ред.). Мы взяли небольшой тайм-аут, изменили съёмочную карту, пригласили новых участников и актёров. Роль главной героини в итоге исполнила Катя Молчанова.

Деньги на съёмку фильма выделила Украина?
– Половину его бюджета обеспечило украинское Госкино, оставшуюся часть – кинокомпания и партнёры фильма, которые получат процент от проката. Госкино на Украине уже пять лет довольно активно поддерживает кинопроекты на конкурсной основе. В том числе и из-за этого – определенный бум, чуть ли не по две украинских картины в неделю выходит в прокат.

Принято считать, что господдержка искусства влечёт за собой контроль и цензуру. Украинское Госкино навязывает режиссёрам своё видение?
– Условия конкурсов, которые проводятся, не предусматривают дальнейшего контроля ни за сценарным, ни за съёмочным процессом. Предпосылки, безусловно, существуют – мы не раз обжигались, но сегодня я подобных вещей не наблюдаю. Во всяком случае, в отношении украинских проектов. В отношении российских – цензура есть, но, я думаю, это связано с текущим моментом и, наверное, правильно. В большинстве стран сегодня кино невозможно без государственной поддержки, не считая таких гигантов, как Америка, Китай и Индия. Недавно вышел отчёт Британского киноинститута о состоянии дел с кинопроизводством в Британии, где сказано, что лишь единицы добиваются через прокат полного возврата денег, потраченных на съёмку. И это удивительно, ведь мы все так любим и ждём британские премьеры.

Нас ожидает столетие 1917 года – времени, которое перевернуло жизнь в России, а после и в ряде стран Восточной Европы. Каково ваше отношение к этому юбилею?
– Свой фильм я считаю одним из актов декоммунизации, которая идёт на Украине. То, что произошло сто лет назад – это катастрофа, злобный эксперимент. Я не верю в анонсированное равенство и братство – нет его в природе. Нет и не может быть равенства между тружеником и лентяем, между хамом и культурным человеком – во всяком случае, его быть не должно. События 1917 года ужасны как раз тем, что до них в Российской империи потихоньку начали развиваться демократические процессы: стало зарождаться гражданское общество, благотворительные организации, и перед законом жители страны начали понемногу выравниваться. Но 1917 год стёр эти начинания, оставив только выравнивание перед его идеологией, да и то весьма относительное. Есть равенство перед законом – ценность, ставшая безусловной для многих развитых стран, единственное равенство, которое я признаю. Да, я буквально кричу, что человек располагает только одной жизнью, данной ему в ощущениях, в его чувствах, личных переживаниях, маленьких и больших событиях. И государство не имеет права в неё вторгаться.

 

Алена Городецкая

Источник

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты