«На второй месяц мне было плевать, любят ли они меня. Лишь бы слушались и боялись»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Школьный учитель — о том, что не каждый педагог хочет и способен быть классным руководителем

Я плохой классный руководитель. Я об этом говорила всем, когда мне всучили тогда ещё 5 «Б». В первый мой год работы в школе. В день, когда я только-только научилась заполнять электронный журнал, было моё первое родительское собрание. Его подробности я совсем не помню.

Когда в августе я просила делиться опытом у своих коллег, они мне отвечали: не будь им подружкой, на шею сядут; покажи, какой ты можешь быть свирепой, а потом можно и дружить. А про себя я думала: как же так, я же классная мама, я должна любить своих детей.

Так и решила: буду просто любить их, а они полюбят меня, и на розовых облаках мы умчимся в страну взаимопонимания. Уже на второй месяц мне было плевать, любят ли они меня. Лишь бы слушались и боялись. Забросив свой обожаемый английский, я проводила классные часы об уважении друг к другу, завела в «ВКонтакте» группу класса. А остальные учителя говорили моим детям, что я их «распустила». И не сказать, что меня дети не любили, ещё как любили, и сейчас любят. Но как только они подходят ко мне, у меня-таки срывается с губ: ну что опять у вас там случилось?

А случалось многое. Сломаные руки и носы, курение и распитие, кражи и драки, в которых почему-то оказывалась виновата я. Родители и директора в унисон твердили, что я же классный руководитель и должна знать, почему учительница по русскому поставила моему ребёнку двойку, почему Кирилл бьёт Машу, какое домашнее задание по математике и почему семья Ивановых не пришла на «мама, папа, я спортивная семья». И баллы стимулирующие мы снимем за невыполнение должностных обязанностей, в то время как мы напишем жалобу куда надо, потому что вы Семёна посадили на вторую парту, а не на первую. Вам деньги за что вообще платят?


На третий год классного руководства я научилась уходить в нужный коридор, чтоб не сталкиваться с Кириллом, не брать трубки в 10 вечера и говорить «да, конечно, я обзвоню всех родителей, чтоб они пришли на выборы». И появилась привычка после «до свидания» сразу бросать трубку, чтоб разговор не затянулся на два часа.

На одном из семинаров увидела, как классный руководитель обсуждал с толпой аккуратно причёсанных детей поездку в Уфу, а потом они играли в какую-то совместную игру. Сразу же вспомнился поход в музей, где мои дети разбросали сахар в буфете и украли часть экспоната. Потом созвонилась с классным руководителем 7 «А», которая взахлёб рассказывала, как они пряники расписывали с родителями и спектакль поставили. На новогоднее чаепитие в моём 7 «Б» пришло десять человек, а родители моего класса отказались ехать на ферму хаски — дорого и кризис.

Может, мне уйти из школы? Плохо я воспитываю детей. А их родителей ещё хуже, на лыжные соревнования от 7 «Б» никто не пришёл.

А мама говорит: «вот ты учитель, ты и учи». И правда, английский — моя страсть. Составлять планы уроков, а потом исполнять их — это всё, что мне нужно. А из-за классного руководства порой не хочется идти в школу, потому что Кирилл опять курил в учительском туалете, а я куда смотрела.

Из всей мишуры осталось одно: я так и не разлюбила своих детей, видимо, установка перед началом хорошо засела.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!