Натуральные жертвы пластики

У Ксении Бородиной есть Ахиллесова пята: её пластические операции. Стоит их упомянуть, как носатая толстая девочка, живущая внутри телеведущей, начинает оправдываться перед подписчиками или, что тоже часто бывает, им хамить.

Фото: Соцсети

«Хорошо, что мои подписчики такие же адекватные, как и я. Мы все ржём, конечно в голос», — заявила Бородина в жалкой попытке развеять слухи о том, что она вусмерть перекроила лицо.

Ну, я тоже, конечно, ржу.

Только не над слухами, которым я, кстати, верю, а над вопиющей недалёкостью Ксении.

Зачем отрицать очевидное?


Фото: Соцсети

Куда делся её нос и щель между зубами? Откуда на бесформенном от природы лице появились скулы? Что стало с тонкими губами? Как именно они выросли? При каких таких странных обстоятельствах?


Фото: Соцсети

Понятно же: Бородина много лет пыталась стереть с собственного лица данные ей при рождении черты.

Это — показатель глубокого неприятия себя. Да и фиг бы с ним, в общем-то. Сколько у нас на Руси таких баб, которые себя не любят, не ценят, не принимают. Живут же как-то.

Но вот что стоит за желанием страшных от природы тёток убедить окружающих в том, что у них всё натуральное? Зачем они выставляют себя тупорылыми дебилками, ввязываясь в такое неубедительное враньё? Именно это я никак не могу понять.

Вот я сделала когда-то грудь. Ну, сделала и сделала. И что? Какой бы дурой я была, если бы начала вам втирать, что она — на 33 году жизни — у меня вдруг сама взяла и выросла. Это же был бы чистой воды идиотизм!

Согласны?

Почему женщины так стесняются своих пластических операций? Ваши предположения?

Я вот думаю, причина — в том, что они, прежде всего, стесняются самих себя, и никакой хирург не в состоянии это исправить.

Лена Миро