Невеста 85-летнего Ивана Краско моложе на 60 лет!

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы всегда знали, что наш любимый артист – настоящий мужчина. Но не догадывались, до какой степени. Двое замечательных детишек от предыдущего брака Ивану Ивановичу подарила жена Наталья, которая была моложе его на 47 лет. А с новой невестой, тоже Наташей, разница составляет шестьдесят лет, и он говорит, что в этот раз хотел бы дочку. Пара выглядит счастливой, а свадьба пройдет 9 сентября в Петербурге. «Комсомолка» расспросила молодоженов об их романтической истории.

О БЫВШИХ ЖЕНАХ

— Иван Иванович, у вас всегда все серьезно! Не просто шуры-муры, а сразу в ЗАГС!

— Да, я такое я не люблю. Мне это не интересно. С Кирой Васильевной (вторая жена актера. – ред.) мы сорок лет прожили. Жили бы и дальше, но у нее случился удар. Она пошла за внучкой Ксюшей в школу и упала в сугроб. Мы ждали-ждали – ее нет. Домой Ксюшу привела учительница: «А где Кира Васильевна? « — «Да я и сам маюсь, не пойму! Она пошла за Ксюшей». Тогда же мобильных телефонов не было. А потом уже Андрюша пошел ее искать и нашел…

— Перед Кирой Васильевной же первая жена была, Екатерина Ивановна?

— с Катей мы из одной деревни, из Вартемяг в Ленинградской области. Я давно ее знал, но потом постепенно произошло сближение. Сосватал мой двоюродный брат Сергей. Это было в курсантские времена. Я приехал домой и немного приболел. Серега пришел и вытянул к себе на Новый год, там была Катя, она его двоюродная сестра с другой стороны. Так и свел нас.

— С Катей вы прожили всего четыре года, а почему разошлись?

— Служба моя кончилась, я захотел стать артистом. А теща, мама Катина, сказала: или мы, или театр. Катя это повторила. Я спрашиваю: «Ты чего, серьезно? Тогда собери мой чемодан». Мне оказалось дико, что мне запрещают любимое дело. Я удивился: а как же любовь? А потом уже появилась Кира.

— Она понимала вашу творческую натуру?

— С Кирой Васильевной учились в университете. Там теща совсем другая, святой человек. Марья Александровна, когда я поступил в театральный, сказала: «Никаких хлебо-разгрузочных работ по ночам! Ваня шел к своему любимому занятию столько времени! Бросил флот, хотя был офицером, командиром корабля. Ни о чем не думайте. Ваня, занимайся. Кира, учись. Я за все отвечаю». Вот такой человек.

— А Кира кем работала?

— Когда я поступил в театральный институт, это был 57 год, как раз родился Андрюшенька. Так Кира Васильевна с дипломом филолога, университетским образованием, сначала пошла в детский садик воспитателем, только не оставлять Андрюшеньку без присмотра.

— А когда Андрей пошел в школу, она за ним?

— В вечерней преподавала литературу Чтобы днем быть свободной. Я смеялся: какого мужика вы мне растите? На большой переменке Кира Васильевна бегала в школу, чтобы расстегнуть и застегнуть шириночку Андрюшеньке, маленьким он сам не мог – туговато было. Я говорю: молодцы, вы еще пописайте за него! Все мои женщины посвящали свою жизнь детям.

ВТОРАЯ НАТАША

— А с третьей женой, Наташей, как сейчас отношения?

— Дружба, дружба, дружба…

— И вот судьба послала вам вторую Наташу. Это теперь ваше роковое имя?

— Это просто совпадение!

— С невестой у вас любовь с первого взгляда или со второго-третьего?

— У нас были довольно долгие отношения. Приглядывались друг к другу три года. Она пришла на второй курс в институт, на актерское.

— Как ее увидели, сразу сердце кольнуло?

— (саркастически, даже с ехидцей) Нет, не сразу кольнуло сердце! Сошлись на совместной любви к поэзии. Она сама поэт, она любит Бродского, Иосиф Александрович для нее кумир. Никто больше не читал Бродского, потому что она одна его понимает, она одна его любит. А потом она сказала: можно, я почитаю свои стихи? А это крайне любопытно, стихи-то мне нравятся. И у нее хорошие стихи. Да поговори с ней сама…

Я ЕМУ НУЖНА

— Да я уже читала, что пишут про нас с Иваном в интернете…

— Намекают на разницу в возрасте?

— Да, конечно.

— Наташа, а что бы вы злопыхателям ответили?

— Что умным людям объяснять ничего не приходится. А обыватели, не творческие люди, никогда не поймут. Объяснять что-то им бесполезно. Правила сейчас изменились. В этой эпохе делают практически все, уже есть и однополые браки, и всякое такое. Творческие люди мне говорят: «Спасибо что вы с ним, что ему хорошо». Кто уважает и любит Ивана Ивановича, должны уважать и любить его выбор, радоваться за него. Что ему хорошо, что у него есть еще какая-то жизнь, что он может еще быть счастливым, Почему это плохо?

 

— Ивана Ивановича я уже спрашивала, теперь вас спрошу: а вы в какой момент поняли, что это любовь? Когда сердце кольнуло?

— Наверно, это неправильная формулировка, с точки зрения такой любви, о которой вы говорите. У нас с ним не совсем такая любовь. Кольнуло, стрельнуло… Нет.

— А как тогда?

— Просто я поняла, что я ему нужна. Когда я читала ему свое стихотворение, он как-то так загрустил. Он мне ничего не сказал, но загрустил. Наверно, подумал: жаль, что не мне пишут такие стихи. Я это почувствовала, поняла, что я ему нужна. Постепенно стали знакомиться с ним ближе, не как с преподавателем, а как с человеком. Я все больше и больше понимала, что я нужна этому человеку. И я знала, что будет комментарии, сплетни, и все, что угодно. Моя нужность ему выше всего, что будут говорить. Если бы великие люди, как Чарли Чаплин, Ив-Сен Лоран, Сальвадор Дали задумывались о том, что про них будут говорить, они бы не стали такими великими. Говорить всегда будут, это их право. Мне нужно только одно: чтобы Иван Иванович был счастлив, доволен, накормлен. Вот вчера наготовила, он не доел, но сегодня исправился.

— А вы хорошо готовите? Что вчера приготовили?

— Я готовить не люблю. Но делаю это хорошо и вкусно, хотя многие люди об этом не знают. Вчера приготовили его любимое блюдо. Но он не доел. А я ведь говорила: не надо бутербродами закидываться, скоро ужин!

— И что это за блюдо?

— Это необычная яичница. Меня мама научили ее делать. Взбиваешь блин, что-то типа омлета, только добавляешь в основу сыр и майонез, если его любите. Надо знать консистенцию, а то блин не перевернется, порвется. Сыр и майонез его и скрепляют. Пожарили, заправили, как пиццу, например, зеленью, да чем душа пожелает, можно добавить рубленый чеснок. И скрутили в рулетик. Иван Иванович очень это любит.

РЕБЕНОК? ДА Я КОТА ЗАВЕСТИ НЕ МОГУ

— Наташа, а вы готовы родить Ивану Ивановичу дочку? Он вроде хочет…

— Пока я не буду понимать, что я действительно готова… Ребенок – это очень серьезно. Заводят детей, когда ума недостает. Ничего не стоит забеременеть, родить, это проще пареной репы. Но я хорошо понимаю, что я и кота не могу завести. Очень хочу кота, обожаю животных. Но своего жилья нет. А тут ребенка! А если, не дай Бог, что с Иваном Ивановичем? Мы все под Богом ходим. Я не хочу его хоронить раньше времени, но очевидно, что он уйдет раньше. Хоть и обещал мне семь лет. Хорошо, что у него такой внутренний настрой. Дай Бог, чтобы он жил подольше.

— Он выглядит моложе, и вообще такой молодец, мужчина.

— Ну, тогда вам понятен мой выбор.

— Как он вам предложение сделал, красиво? На одно колено, и колечко с бриллиантом?

— Бриллиантового колечка я так и не дождалась! (смеется). Но это не важно. Иван очень непредсказуемый человек. Он сделал мне предложение, когда мы уже подали заявление в ЗАГс, буквально на следующий день. Подстраховался! В вестибюле метрополитена встал на одно колено, снял фуражку и начал произносить речь. Люди вокруг снуют… Я говорю: «Вставай скорее! Конечно, да!» Потом уже идем, спрашиваю: а как ты предполагал, я скажу «нет», и мы побежим забирать заявление?

Александр ГЛУЗ

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!