Невыносимая жестокость бытия. Дарик
Ольга Черниенко
Утро было ярким, мартовским: голубые тени на снегу, чистое, синее небо, запах сосновой смолы и барабанная дробь пёстрого дятла, предвещали скорое приближение праздника весеннего обновления природы, вызывая у всех живых существ томительное ожидание новой жизни, счастья, свершения надежд.
Сквозь утреннюю дрему пёс услышал шаги в доме, звон посуды, учуял запах кофе и геркулесовой каши.
Вышел хозяин с миской овсянки, привычно потрепал за холку, пристегнул к ошейнику новый карабин:
– Охраняй, будь умницей!
Хлопнула дверца машины, заурчал мотор – уехал хозяин на работу.
Алабай вылез из будки, потянулся, зевнул, понуро побрел вдоль ограды, насколько позволяла цепь – там он справлял утренний туалет.
Поселок просыпался. Люди спешили к электричкам, кто-то выгуливал собак.
Кудрявыми облачками промчались мимо два пуделя – задорные, игривые, шумные. Футбольным мячиком прикатился щенок овчарки – толстолапый, неуклюжий, наивный. В изумлении замер за забором – великанов ещё не видел!
Тявкнул, виляя хвостиком: – Будешь со мной играть?
– Не могу, извини. Цепь не позволяет, – пробасил в ответ алабай.
– Пойдем скорее, малыш, – заволновалась хозяйка щенка. – Большая собачка тебя съест…
– И так, каждый раз, – с сожалением проводил взглядом потенциального приятеля пёс.
– А могли бы стать друзьями…
Не было у него товарищей. Впрочем, и людей иных, кроме хозяев, пёс не знал.
Маленьким пушистым шариком прибыл он в этот дом, и пять лет просидел на семиметровой цепи: двадцать шагов в одну сторону, двадцать в другую…
Большую часть времени проводил в будке, спал или скучал в одиночестве.
Бурно радовался возвращению хозяина с работы, скупому вниманию хозяйки, робким попыткам девочки приласкать…
Его ответное желание облизать ребёнка, прерывалось нервным окриком :
– Осторожнее с собакой!
И пёс скулил, пытаясь рассказать любимым о своей тоске, а иногда, забытый всеми, в долгие зимние вечера, плакал и выл. Он был великаном, но добродушным и доверчивым, как трехлетний ребёнок, и точно так же, как человеческий детёныш, нуждался в любви и ласке.
Пёс долго смотрел вслед щенку, резво убегавшему в иную, незнакомую жизнь, где малыша ждали друзья, игрушки и любящая семья. У пса же были только миска и заветный тайничок около будки, с тщательно припрятанными косточками…
Ему вдруг страстно захотелось на волю – бежать рядом с малышом , радоваться яркому солнцу, теплому ветру, обилию весенних запахов…
Пёс тяжело вздохнул, встряхнулся, чтобы поправить ошейник, и вдруг, услышал щелчок – новый карабин расстегнулся, цепь слетела – свобода!
Не веря счастью, пёс робко обошел участок, обнюхал все углы, а потом уже по-хозяйски пометил деревья, и забор из рабицы в конце участка подкопал без особого труда.
И вот, пёс уже на пустынной улице садоводческого товарищества.
Какое разнообразие запахов! Словно внезапно прозревший слепец, прочел по следам книгу событий: вот здесь пробегала собачка – маленькая, звонкая, деловая. Крохотные отпечатки лапок на снегу принадлежали другому, неведомому зверьку. В проталине, где пробилась молодая травка – норка дрожащей от испуга полевки. Пёс сунул нос в отверстие, фыркнул: – не бойся, маленьких не обижу…
– Ой, какая большая, мамочки! Страшилище – чья? – две пожилые женщины, застыли на дороге, не решаясь двинуться дальше, – Похоже, соседей!
– Люди! – прокричала одна из них в сторону приоткрытой форточки.
– Ваша собачка по дороге разгуливает? Не укусит? Заберите собаку!
Жена хозяина выглянула из окна:
– Боже мой! Пёс с цепи сорвался! Бегу!
– Иди домой! Иди! – широко отворив калитку, сделала попытку схватить собаку за ошейник. Пёс ловко вывернулся, побежал в противоположную сторону – великан привык подчиняться только «вожаку стаи» – хозяину, единственному, кто его кормил, ласкал, общался.
Возвращаться домой не хотелось, праздник ещё не кончился.
Хлопнула калитка – жена хозяина с дочкой вышли на улицу.
– Мы едем к врачу! Беги домой! – топнула ногой.
Но пёс отпрыгнул в сторону, вильнул хвостом – ему вдруг страстно захотелось поиграть, как в детстве…
– Некогда развлекаться! Погуляешь – вернёшься сам!
Хозяйка решительно направилась в сторону автобусной остановки, к шоссе.
Пёс, на расстоянии, шел за ними.
– Иди домой, пошел! – махала руками, топала ногами женщина.
А лохматый богатырь, с разумом трёхлетнего, восторженного ребёнка, прыгал, выражая радость от подобной «игры» усиленным вилянием своего короткого хвоста.
Хозяйка перешла дорогу – пёс решительно шагнул за ней. Скрипя тормозами, резко остановилась машина, другая, оглушительно сигналя, промчалась мимо…
– Дамочка! Что ж собаку- то бросили?
– Не слушается меня, ничего, погуляет – придёт домой…
Женщина с девочкой сели в маршрутку – дверца захлопнулась перед его носом. Алабай никогда ранее не видел машин. Сизый дым из выхлопной трубы попал в нос – он громко чихнул.
– Куда идти? Где дом? – и решил не переходить шоссе, совершив роковую ошибку…
Он отправился в лес, где среди деревьев виднелись крыши элитного загородного поселка.
Становилось жарко. Под ярким синим небом, налились, пригретые солнцем, почки деревьев – их тонкий аромат приятно щекотал ноздри. Пахло талой землей, вот-вот она проснётся, сбросит остатки снежного одеяла, и зажурчат ручьи, возликуют птицы.
Пёс сунул нос в сугроб, жадно глотая снег, вспомнил, что не успел сегодня позавтракать…
Пора возвращаться. Но чужие запахи не имели ничего общего с родным домом.
Залилась лаем при виде незнакомца, овчарка, сидевшая на цепи за забором.
– Здравствуй, – пес прижал нос к ограде, – скучаешь ?
– Охраняю! Здесь – моя земля! – возмутилась сучка, – И чужих собак не люблю!
Из дома выскочила женщина, замахала руками – пошел, пошел отсюда!
– Почему люди всегда кричат «пошел »…? – удивился пёс, но не нашел объяснения – его вниманием завладел дятел, усердно долбивший кору старой сосны.
Ликующее многоголосие прилетевших жаворонков и скворцов оживило ещё недавно сонный лес. Искрился снег на солнце, в голубом просторе небес дрожал воздух, пропитанный ароматами весны. Вдохнешь его полной грудью, и наполнится душа восторгом, блаженством, в предвкушении чего-то нового, чистого, настоящего, искреннего…
По-детски удивленными глазами, изучал пёс прекрасный мир, которого был лишен долгие годы. Если б не счастливая случайность, никогда не довелось бы его познать.
Неужели он рожден лишь для того, чтобы стать узником на цепи? Или жизнь его имеет иное, более важное предназначение?
Жаль, что нет с ним рядом любимого хозяина – не может разделить он радость своего питомца. Хорошо было бы вместе гулять в лесу, наслаждаться свежим воздухом, солнцем, свободой…
– Заблудился, приятель! – прокаркал старый ворон с вершины берёзы, – Помню, довелось как-то клевать мне из твоей миски. Дом твой – напротив, через дорогу. Уходи отсюда! До беды недалеко!
– Осторожно! опасность! – испуганно заверещала сорока.
Сзади подкралась машина. Двигатель работал тихо – пёс ранее уже слышал похожий звук, когда хозяин возвращался домой. Неужели ОН за ним приехал?
В надежде пёс обернулся и увидел на фоне яркого солнца темные силуэты – к нему шли люди.
Он не ждал от них ничего плохого: ведь окружающая красота способна вдохновлять лишь на прекрасные поступки, и даже хвостиком приветливо вильнул. Откуда пёс мог знать, на что готов самый лютый зверь на свете?
– Хороша «груша»! – переговаривались люди – Быстро уроем , как думаешь? –
На голову доверчивого пса неожиданно обрушились удары.
Он даже не успел понять, что произошло. Боль оглушила, хлынула кровь из носа, ушей, глаз.
– Больно! Не надо! За что? – взвизгнул бедняга и замолчал: алая пена из изувеченной пасти мгновенно пропитала снег. Ноги подкосились, померк разум, и лохматый великан рухнул на землю…
– Готов! Быстро отбросил лапы!
Напитавшись страданием беззащитного пса, убийцы самоутвердились, получили эмоциональную разрядку – надолго ли?
Машина довольно заурчала, словно насытившийся хищник, и медленно поползла на поиски новой жертвы…

Как только она исчезла из виду, слетел с ветки ворон, прискакала сорока, и сквозь полумрак сознания, пёс услышал:
– Очнись! Вставай! Надо идти! Тебе помогут! – птицы легонько пощипывали его тело.
Он приподнял голову. В ушах стоял звон, глаза почти ослепли, тошнило, и в голове тяжелым молотом пульсировала боль. Не слушались, заплетались лапы, но, собрав все свои силы, великан поднялся и побрел в сторону дома.

По обочине шоссе, оставляя кровавый след, медленно шел алабай. Мимо проносились машины, но людям не было дела до несчастной собаки. Он с трудом дышал, практически, не ориентировался в пространстве, и, в любой момент, мог стать жертвой аварии.
– Стой! Подай назад! Собака ранена!
Сквозь шум в ушах услышал – к нему подбежали девушки.
– Боже! Что с ним? Да он в шоке… Срочно в клинику!
Пёс покорно подчинился незнакомым людям, инстинктивно понял: пришло спасение. Ему помогли забраться в салон, заботливо укрыли одеялом. Алабай тяжело и прерывисто дышал, из носа, рта сочилась кровь…
– Что случилось, бедный зверь? Ударил кто? Или машиной задело?
Пёс не знал людей, доставивших его в ветеринарную клинику, но целиком доверился своим спасителям. Врачи обнаружили несколько открытых переломов нижней челюсти, раздробленные кости, разорванные мышцы, выбитые зубы, тяжелую черепно-мозговую травму… Операция и последующее лечение обещали быть слишком дорогими, чтобы нашедшие беднягу девушки, были способны оплатить. За помощью обратились к добрым людям, через интернет, и на призыв откликнулись сотни неравнодушных – во всем мире следили за судьбой несчастного пса.
Всё последующее время, пока делали анализы, процедуры, готовили к операции, он находился в полубессознательном состоянии. А когда приходил в себя, видел добрые лица сочувствующих, и любящих его людей…
– Малыш, мы назвали тебя Дариком, – шептала ему девушка. – Ты очень сильно пострадал, но знай, не все люди жестокие и злые. Мы постараемся тебе помочь.
Ты обязан выжить! Ты же очень сильный… А потом, будем вместе гулять в лесу, слушать пение птиц, нежиться на солнышке…
Пёс прислушивался, возвращаясь мысленно в тот прекрасный мир, который уже успел для себя открыть. Он снова шел по лесу, радовался чистому воздуху, небу, разговаривал с деревьями, зверями и птицами, и солнце ярко сверкало надо головой …
Но нежданной, страшной тучей затмевали свет темные силуэты убийц…
И тогда начинал мозг собаки гореть, глаза застилал кровавый огонь, поднималась высокая температура , и санитары обкладывали беднягу льдом, снегом с улицы, дабы сбить смертельную, температурную отметку в 42,9 градуса. Только бы выжил!
И Дарик старался выжить, изо всех сил. Он чувствовал огромную любовь, заботу и внимание, которого ему порой так не хватало. И даже по-своему пытался ответить на эту любовь…
Дарик не знал, что по кровавым следам, девушки вышли на место преступления,
что хозяин дома напротив, с установленным видеонаблюдением, дал ответ: собака появилась на дороге уже избитая…
что однажды, когда после успокоительного, Дарик крепко спал, его навестил нашедшийся хозяин, и долго стоял рядом, что-то шептал … Быть может, просил прощения?
Ему не суждено уже было всё это узнать…
От тяжелых травм, сепсиса и кровоизлияния в мозг Дарик скончался на десятый день после трагедии…
Звенел апрель, очистилась земля и высоко, в лазурном небе пели жаворонки…

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!