«Никогда не верила в вещие сны»: родители Софьи Сапеги получили первые письма из СИЗО

Реклама

Девушка рассказывает о своем быте в СИЗО и подозрениях Протасевича перед роковым полетом

Фото «Никогда не верила в вещие сны»: родители Софьи Сапеги получили первые письма из СИЗО

Родители Софьи Сапеги получили первые письма после задержания россиянки в Минске. Девушка летела рейсом Афины-Вильнюс вместе с белорусским оппозиционером Романом Протасевичем, когда рейс завернули в Белоруссию. Протасевича и Сапегу арестовали силовики, а международное сообщество осудило Минск за акт «воздушного пиратства» и призвало освободить задержанных.

После ареста Сапега появлялась в видео, опубликованном провластными телеграм-каналами: там россиянка признавалась в том, что якобы вела белорусский оппозиционный канал «Черная книга Беларуси». Однако родные Сапеги заявили, что признание она сделала под давлением. Других весточек от нее не было, но накануне родители получили первые письма от дочери из СИЗО.

«Сегодня третье число, день, когда я должна была утром защитить магистерскую диссертацию, а вечером отправиться с Ромой в ресторан, пить шампанское, кушать пасту, встречать лето, целоваться и любить. Однако вышло все несколько иначе <…> Не было праздника и любви. Но зато был чай. Об этом очень горько думать, но кажется, в жизни еще много всего случится, а я это пропущу», — говорит Сапега в письме, датированном 3 июня.

«Он раньше говорил, что ему снятся вещие сны. Жаль только, что это был один из них. Прошу, не стоит винить Рому в том, что все так вышло. Он оберегал и заботился обо мне как умел. Это можно назвать любовью. Дальше все будет развиваться нелегко, но надеюсь, пройдет этот путь достойно.Что касается меня, то я держусь, очень много читаю, постоянно читаю. Только что дочитала „Тревожное счастье“ И. Шамякина. 600 стр. за три дня. Приседаю сто раз утром, сначала пресс и прочее. Пишу дневник. Теперь наконец на такие вещи времени у меня достаточно. Я справляюсь», — говорится в письме.

В письме от 1 июня Сапега рассказала, что получила письма от родных, и впервые заплакала. Также она поведала, что не видела себя с 25 мая, поскольку ей не отдали зеркало из передачи, а также не имеет в камере часов: время она определяет по колоколам на улице, которые отбивают каждый час.

Добавим, что родные задержанных, как и оппозиционеры, предполагали, что белорусские силовики будут использовать Сапегу для давления на Протасевича: его признания в эфире провластного канала ОНТ многие назвали ненастоящими, и сделанными под пытками. Однако Сапега ничего не сообщает о фактах насилия или пыток — возможно потому, что письма перед отправкой проходят проверку надзирателей.

Реклама