О чем говорят мужчины. Если по-честному

  • 9
  • 1
  • 1
  • 1
  •  

Однажды в юности мне довелось оказаться в Тамани, в команде мужиков, которые занимались отловом дельфинов. Никакого браконьерства – дельфины требовались для науки. Три дня лил дождь, штормило, мы сидели без дела в маленьком вагончике на берегу и пили местное крепленое вино, которое нам продавали канистрами. Компания собралась занятная. Военный моряк в отставке, цирковой дрессировщик, мастер спорта по стрельбе, ну и просто биолог. О чем мы говорили в своем вагончике? Конечно, о женщинах. Это был крепкий мужской треп, просмоленный и проспиртованный. За три дня я услышал столько веселых историй и смачных подробностей, что мог бы написать сборник непристойных рассказов. Только его бы не напечатали.

Кроме меня все были женаты. Но о женах никто не говорил. Они были за бортом нашей программы. Мобильной связи тогда не было, и жены о себе не напоминали. И зачем вообще говорить о жене, когда есть остальные женщины?

Женщины в этих разговорах возникали разные, но все они были словно другим биологическим видом, который вроде хорошо изучен, а все-таки удивляет иной раз. «Вот Танька – чего ей надо, не пойму?» Но все повадки непредсказуемой Таньки (Ленки, Ольки, Изабеллы) были не так интересны, как ее экстерьер. «Даааа, говорил мастер спорта, есть за что подержаться!» «А вот еще был случай у меня с одной! – подхватывал биолог – Тоже девка ого-го. Как-то мы остались после работы. Я смотрю: у нее под халатом ничего. Ну я обалдел, а она подходит ко мне… Давайте махнем, потом доскажу!” И все выпивали, крякали, слушали.

Это я еще по-джентльменски не привожу тут слова, которыми аттестуются дамы, а также их части тела. Впрочем, кто их не знает, разве что Хрюша со Степашкой?

Мужской разговор – это древний ритуал, который не меняется тысячелетиями. На дворе может стоять мрачное средневековье или лихие 90-е – все разговоры сводятся к «бабам». Разговорам грубым, простым, физиологичным. Все мужики всегда одинаковы. Возьмем «солнце русской поэзии». Пушкин сочинил «Я помню чудное мгновенье», посвятил Анне Керн. А потом со своими дружками давай судачить, как он с этой самой, которая «гений чистой красоты», как он ее, ну сами понимаете. Это не мои пакостные домыслы, это есть в письмах поэта.
Таков многовековой «протокол». В публичном пространстве мы, мужчины, только про «чудные мгновенья», про ланиты, перси, очи. Как только мы отдельно собираемся в пабе, в клубе, на рыбалке – все, понеслось, пристегните ремни, заткните уши!

Да, мы тупые животные. Мы реагируем только на большие крепкие формы и любим об этом поговорить.
А теперь разбор по составу. Две вещи особо дороги мужчинам – грудь и ягодицы. Это то самое – «за что подержаться». Не то, что бы описываем их в подробностях. Достаточно просто сказать и еще руками показать: «А у Таньки (Ленки, Ольки, Изабеллы) – ого-го!» Изредка возникают в разговорах ноги, если они действительно выдающиеся. И губы иногда становятся предметом обсуждения, но только откровенно пухлые и сексуальные. Вообще если набросать образ женщины, которая бы нравилась всем мужчинам, – это что-то вроде Скарлетт Йоханссон. Или Ольги Бузовой, не ужасайтесь.

Наконец женщины воскликнут: «Эй, вы совсем там оскотинились? А наш ум? А обаяние? А диплом экономиста?!»

Женский ум порой возникает в разговорах. Если девушка действительно очень умна и образованна – это скорей настораживает и сопровождается эпитетом типа «стерва». Нет, про женский ум мы не любим, да и как за него «подержаться»?

Ну и на каждую социальную роль женщины есть свой жестокий ответ:

Девушка за рулем? Да она в пудреницу смотрит, а не на дорогу!

Дамочка стихи пишет? Замуж она хочет, вот и выпендривается.

Красотка бизнес открыла? Ясно, инвестор наутро согласился.

Женщина-начальница? Не завидую ее мужу!

Кто? Мария Кюри? Так топ-модель вроде зовут…

Ну а теперь, если откровенно, что женщины говорят о мужчинах? Когда собираются без нас? Думаю, слово «козел» – самое нежное.
Знаете, что это? Это война. Между землей и небом война. Между “козлами” и “стервами”. Между Пушкиным и Керн. Война безо всяких причин. Мы будем воевать вечно. Чаще всего это называют любовью.
…К моему сожалению, шторм в Тамани закончился, мужики завели катер и двинулись в море. Заниматься своей мужской работой. Про женщин больше не говорили.

Алексей Беляков

  • 9
  • 1
  • 1
  • 1
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  • 9
  • 1
  • 1
  • 1
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты