Обнародована переписка родных Александра Градского: что скрывает семья артиста

Реклама

Сестра Александра Градского обнародовала переписку с сыном певца

Двоюродная сестра артиста выступила с серьезными обвинениями в адрес самого Александра Борисовича

Двоюродная сестра артиста выступила с серьезными обвинениями в адрес самого Александра Борисовича

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Война за наследство, которую близкие развязали после смерти Александра Градского, теперь может стать еще ожесточеннее. Двоюродная сестра артиста Наталья Градская, долгие годы живущая в Ницце, выступила с серьезными обвинениями в адрес самого Александра Борисовича. По ее словам, 20 лет назад знаменитый родственник обманом и угрозами лишил ее положенного по закону имущества: квартиры в Москве и подмосковной дачи.

Почему все это всплыло только сейчас, и какие отношения царили в семье Градских, Наталья сама рассказала kp.ru. А также разрешила опубликовать переписку с сыном Александра Градского, чтобы доказать: она никогда ничего не требовала и, несмотря ни на что, всегда желала добра семье брата.

Наталья Градская.

Наталья Градская.

— Наталья, что за имущество забрал у вас Александр Борисович, и почему вы сразу не попытались его вернуть?

— Это наследство моего отца Бориса Градского, человек он был обеспеченный: в составе ансамбля Моисеева объездил шесть десятков стран, получил квартиру на Бережковской набережной в Москве, дачу в Расторгуево, автомобиль «Волга». В мае-2002 отец умер, о чем я не знала несколько месяцев. Звонила из Ниццы и не могла дозвониться. Иногда так случалось, когда он уезжал на дачу на все лето. Но в сентябре, когда папа так и не вышел на связь, я приехала в Москву и от брата узнала, что его не стало. Тогда же он объявил, что отец лишил меня имущества, отписав всё ему.

— И вы просто согласились?

— Нет, конечно. Хоть Градский и запугивал: «Не связывайся со мной». Я написала заявление о вступлении в наследство отца, но мне сказали, что имущество надо подтверждать. А вот здесь начались проблемы. Куда бы я ни обращалась — в ЖЭК, к нотариусу или за свидетельством о смерти, никаких бумаг мне не выдавали. Градский хорошо подготовился, ведь он был очень влиятелен, обо всем договаривался по одному звонку.

Дело в том, что свою недвижимость отец переписал прямо в больнице, куда его доставили с тяжелым воспалением легких. С ним приехали Саша Градский и нотариус. Но ведь отец был в невменяемом состоянии, с температурой под 40С — разве он мог отдавать себе отчет в том, что делает? Мне советовали подать в суд, где врач сказал бы свое веское слово. И что вы думаете? Доктор отказался свидетельствовать, потому что боялся потерять свою работу. Такая у Градского была власть.

И даже спустя пять лет, в 2007-м, когда мы с Андреем Малаховым хотели делать программу о моем наследстве, нам не дали. Один звонок, и передачу сняли с эфира. Градский везде открывал дверь с ноги, а я ничего не могла сказать — мне просто не давали слова, пока он был жив.

Несмотря на конфликт, Наталья регулярно писала Александру Градскому.

Несмотря на конфликт, Наталья регулярно писала Александру Градскому.

— Что стало с вашим имуществом?

— Несколько мне известно, квартиру продали за три дня, пока отец умирал в больнице. Однажды у нас состоялся такой разговор: «Саша, кому ты продал квартиру?». — «Никому я не продал! Там Даня живет!».

Честно говоря, не знаю, зачем ему нужно было столько недвижимости. Градский ведь и без наследства моего отца был очень богатым человеком — у него даже в Америке был свой салон по продаже машин. Думаю, дело в жадности.

— Может, Градский все вкладывал в семью? Детей он обеспечил?

— Старшим — и Дане, и Марии он купил квартиры. Да, они состоятельные люди, а сейчас после раздела наследства станут еще богаче. Куда им столько, я не знаю.

Когда мэтра госпитализировали, Наталья была на связи с его сыном Даниилом.

Когда мэтра госпитализировали, Наталья была на связи с его сыном Даниилом.

... и молилась за здоровье старшего брата.

… и молилась за здоровье старшего брата.

— А чем занимаются старшие дети Градского?

— Мария живет в Майами, но сейчас приехала из Америки за наследством. Какой-то период она работала на Первом канале, отец ее пристроил. А Даня, да как он может работать? Мы с ним созванивались и утром, и днем, и вечером — он все время дома. Я задавала такой вопрос, но он каждый раз уходил от ответа. Думаю, сейчас он занят исключительно наследством отца. Теперь надо думать, куда вложить это богатство. Так что, старшие дети на фоне отца никем так и не стали.

— Историю о наследстве вы решились обнародовать из-за конфликта с Даниилом?

— Да. Когда Саша умер, я обратилась к Александру Добровинскому: рассказала свою историю, спросила, можно ли спустя 20 лет вернуть свое имущество. Он сказал: сложно, но возможно. А через два дня поступил от Дани звонок: «Наташка, я все знаю. Отец поступил подло. Прошу, сейчас начнутся скандалы, нас смешают с грязью. Сохрани эту историю в тайне, а я верну твое имущество». Даже мужу моему по телефону подтвердил свои намерения, но в одном я ошиблась — надо было просить от него расписку. Что тут можно сказать: он сын своего отца.

— О какой сумме шла речь — во сколько оценивается ваше наследство?

— Даня мне так сказал: «Я посмотрел, в 2002 году твоя двухкомнатная квартира стоила 130 тысяч долларов. Плюс дача. Я тебе 200 тысяч торчу!». То есть 200 тысяч долларов (это 11 млн рублей, хотя сейчас одна только квартира на Бережковской набережной стоит от 70 миллионов рублей. — Ред.).

Переписка Натальи с Даниилом Градским.

Переписка Натальи с Даниилом Градским.

Переписка Натальи с Даниилом Градским.

Переписка Натальи с Даниилом Градским.

— Говорят, все наследство Александра Градского тянет на миллиард рублей — это похоже на правду?

— А сколько это в евро? 15 миллионов? Вы представляете, какие они богатые? Я в шоке от этой суммы. И моих там всего-то три копейки. Вот зачем так со мной из-за этой суммы? Тем более, я ничего не просила, не требовала.

— Больше сын Градского на связь не выходил?

— Последний наш разговор состоялся три дня назад: «Даня, когда примерно мне рассчитывать, что ты отдашь то, что обещал?». На что я получила ответ: «А я тебе ничего не обещал». Я аж заикаться начала, разрыдалась. Пообещать и не сделать — это хуже, чем просто не сделать. Но со мной так нельзя!

Кстати, что любопытно: никаких следов нашего общения Даня не оставил. Он мне ничего никогда не писал. В переписке есть только мое сообщение. Когда я приостановила общение с Добровинским, так и написала: «Сделала, что обещала».

Хочу сказать только одно: я попробую все способы, чтобы доказать свою правоту. Потому что обманывать себя второй раз я не позволю. И за бокалом шампанского в ресторане на семейных праздниках мы уже никогда не встретимся. К сожалению, это факт.

Даниил Градский никогда не писал Наталье на щепетильную тему наследства.

Даниил Градский никогда не писал Наталье на щепетильную тему наследства.

— А почему в семье Градских такие сложные отношения? Говорят, старшие дети и молодая вдова откровенно враждуют.

— Мое личное мнение, что это ошибка Александра Градского. Возможно, детям не нравилась молодая жена отца, возможно, они ревновали. Но он мог посадить всех за общий стол и как-то объяснить: это мои дети, это моя жена, я всех вас люблю. Больше всего я переживаю за маленьких Сашу и Ваню. Эти дети навсегда остались уже без отца и они не виноваты во взрослых разборках.


Реклама



Поделитесь с друзьями!