Ольга Мамонова: «Я просила для Пети звание — «заслуженный» или «народный», а мне ответили: не соответствует рангу»

Вдова Петра Мамонова рассказала об обиде, которая обрушилась в этом году: женщина пыталась выхлопотать для мужа награду к его юбилею, но ее не дали

Сын Петра Мамонова Иван и вдова Ольга на отпевании в Донском монастыре.

Сын Петра Мамонова Иван и вдова Ольга на отпевании в Донском монастыре.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Ольга Мамонова не только жена, но и была директором, продюсером, организатором гастролей и концертов своего талантливого мужа. За 40 лет, что прожили вместе, они почти не расставались. Она говорит, что еще не осознала потерю. Не представляет, как жить дальше. В апреле Петру Мамонову исполнилось 70 лет. Ольга, как «административное лицо» хлопотала о присвоении мужу звания к круглой дате. Но ничего не вышло…

— Пятнадцать лет назад после выхода фильма «Остров», я просила для Пети звание «Заслуженный артист РФ». (Петр Мамонов сыграл главную роль в картине режиссера Павла Лунгина. И сам фильм, и Мамонов получили за «Остров» массу наград – Ред.). Но «заслуженного» нам не дали. Мне сказали: пусть Петя прослужит 40 лет в театре, тогда и дадим, — рассказала нам Ольга Мамонова. — А на его 70 лет я решила попросить «народного» и медаль ордена «За слуги перед Отечеством». Тоже не дали. Девочка, молоденькая, из Министерства культуры мне говорит: «Вы не соответствуете рангу этих наград»…

— Там, на небесах, эти звания Петру Мамонову точно не нужны. Он любил повторять: «В гробу карманов нет. Что собрал в душе, с тем и лежать будешь»…

— Это так. Но меня эта ситуация глубоко обидела. Я везде писала, во все инстанции обращалась: и в Администрацию Президента, и в Министерство культуры… Считаю, что Пете должны были дать орден за заслуги перед отечеством нашим христианским.

Петр Мамонов в фильме Павла Лунгина "Остров".

Петр Мамонов в фильме Павла Лунгина «Остров».

— Он-то как относился к тому, что звание ему не дали?

— Ему было пофигу. Он даже не знал, что я просила. Если бы узнал, что я клянчу, еще бы и отругал меня. Но я привыкла за 40 лет служить великому русскому артисту Петру Николаевичу Мамонову верой и правдой. И мне, как административному лицу, было бы веселей и радостней, если бы Петю наградили. И с пандемией, возможно, мы бы справилась лучше. А так… Несправедливость одна. Меня унизили, да еще эта пандемия навалилось, вот у человека и опустились руки. И он упустил что-то важное… Все взаимосвязано в этом мире.

Петя же не хотел ехать в больницу: «Не пойду я в больницу, — говорил. — Меня там убьют. Я лучше дома останусь и буду много пить воды». А я настояла, чтобы он поехал. Говорю ему: «Петя, этот ковид так просто водичкой не отопьешь». Легкие пожирались и пожирались каждый день. И в конце концов отвезли мы его в больницу. Он был тяжелый уже.

— Надо было сразу ехать…

— Он же не от пандемии умер, а от заражения крови. Лег в больницу с ковидом, а на 14-й день у него начался абсцесс, попала бактериологическая инфекция в кровь. После бактериального шока ему сделали переливание крови, а наутро стали почки, сердце отказывать… И все. Убили христианскую душу. А так он уже и «третье дыхание» освоил. Как стали выводить его из искусственной комы, он и глаза открыл, и пальцами зашевелил. Уже движуха была.

— Почему же вы прививку не сделали?

— Не знаю, он не хотел. А я как он. Но я не заболела.

— Такое часто бывает: в одной семье к кому-то ковид пристает, а к кому-то — нет. Странная эта болезнь, непонятная.

— И врачи тоже ничего не понимают про этот ковид. И на психику он действует жутко. Вот какое проклятущее заболевание на нас обрушилось. И растет число его жертв, третий вихрь ковида оказался сильней, чем второй и первый.

— В Донской монастырь на прощание с Петром Мамоновым пришло много людей. Но не так много было актеров и музыкантов. Был Дмитрий Дюжев, с которыми Петр снимался в «Острове»…

— Рядом со мной сидел режиссер Павел Семенович Лунгин. Он не просто Петин друг, он ему как родственник. Их мамы дружили, обе работали переводчицами. А почему артисты не пришли? Петя всех любил, но не с кем особенно не корефанился. У нас-то и гостей никогда не было. Сидели за 140 километров от Москвы за забором (последние двадцать с лишним лет Мамоновы жили в своем загородном доме в Подмосковье, недалеко от города Верея – Ред.). Петя был очень одинокий человек. Он любил это своё одиночество. Был счастлив оттого, что очень любил Бога. Лет двадцать молился. В последнее время говорил: вот так бы сидел и молился, в монастырь бы даже ушел. А я ему: «Ты — в монастырь, а на что я буду твоих котов кормить?» (сейчас осиротела не только семья Петра Мамонова, но и его 20 котов и три собаки – Ред.). Вот и приходилось раз в месяц какой-нибудь концертик устраивать, чтобы животным на корм заработать.

— А ведь когда-то его группа «Звуки Му» была популярной…

— В начале перестройки, когда к нам интерес был сильный на Западе, мы жили шикарно. Объездили весь мир, проехали по всей Европе, побывали в семнадцати штатах Америки и на всех фестивалях Германии, Франции, Италии давали концерты. Организация была на мне. Когда я оставалась на несколько дней без Петра, я даже не понимала, что мне делать, терялась. А с ним рядом — у меня все получалось, даже двигаться начинала красиво, и ум работал. Все шло в руки. В молодости всё было интересно. Он был счастлив, потому что зарабатывал на жизнь тем, что ему очень нравилось. Он в шутку говорил: «Я бы сам приплатил за то, чтобы выйти на сцену, недорого, но приплатил бы». Очень счастливая была жизнь тогда: Петя, дети, дом, любовь. Он задавал высокую планку, а сейчас я не понимаю, как жить без него, я этого еще не осознала.

Отпевание Петра Мамонова прошло в Донском монастыре.

Отпевание Петра Мамонова прошло в Донском монастыре.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

— Пётр Мамонов похоронен на Верейском кладбище. Очень красивое место вы ему выбрали – под высокими соснами.

— Петя мне говорил: Оля, надо идти себе место присматривать. А я всё смеялась: вот будет нам по 80 лет, тогда и пойдем. А когда он помер, мне предложили его на Троекуровском кладбище похоронить на аллее актеров. Я посмотрела на все это и подумала: жили мы уединенно, вдали от всех, и вдруг я брошу его в самую пучину поп-культуры, где одни «народные» и «заслуженные» лежат. Нет уж, для Троекуровского мы рангом не вышли. Поэтому поедем к себе на Верею. Как он хотел упокоиться на Верейском кладбище, так мы с сыном и сделали. Местные власти сказали мне: бери любое место и огораживай, сколько хочешь. Ну я и огородила семь на восемь, и для себя место приберегла. Лавочки поставила красивые: прямо партер первый ряд…

Умер Петр Мамонов

Оставьте комментарий