«Он говорил — не трогайте меня». Что рассказал первый свидетель по делу историка Соколова

Олег Соколов

В Санкт-Петербурге прошло второе заседание суда над историком-реконструктором наполеоновских войн Олегом Соколовым. Его обвиняют в убийстве сожительницы и бывшей студентки, а также в незаконном хранении оружия.

Рассмотрение дела началось с допроса реаниматолога скорой помощи. Врач рассказал, как при оказании Соколову помощи после падения в реку Мойку у пациента в кармане обнаружили пистолет, а в рюкзаке — пакет с женскими руками. 

По версии следствия, в ночь на 8 ноября 2019 года 63-летний преподаватель убил свою девушку, ранее — его студентку 24-летнюю Анастасию Ещенко. Обвинение считает, что затем он расчленил тело убитой и попытался от него избавиться.

9 ноября Соколов, выйдя из дома, упал в реку Мойку, но был спасен полицией и МЧС. На место происшествия была вызвана реанимационная бригада. Среди вещей, которые были при Соколове, врачи и полиция обнаружили пистолет и пакет с отрубленными женскими руками.

«Мойка, пистолет, возбужденное состояние»

Допрос свидетелей начался с показаний реаниматолога городской станции скорой помощи Игоря Клактуна. Во время дежурства 9 ноября его вызвали на набережную Мойки «по поводу утопления». Соколова, спасенного из Мойки сотрудниками МЧС и полиции, переместили в реанимационный автомобиль. 

Он был в возбужденном состоянии, неадекватен, рассказал врач. Кричал абсолютно бессвязные слова, «не трогайте меня, не подходите», не позволял его уложить и снять c него мокрую одежду. При этом держал в руках рюкзак и не хотел с ним расставаться. 

Когда медики сняли с пациента куртку, они увидели торчащий из левого кармана пистолет — «по виду боевой», уточнил врач. «Мойка, пистолет, возбужденное состояние, запах алкоголя изо рта — было ощущение, что у человека психическое отклонение и он непредсказуем», — рассказал медик. 

Спасатели и правоохранители тем временем собирались разъезжаться, рядом со скорой оставалось двое полицейских. Врач позвал одного из них, когда Соколов уже лежал под капельницей. Сотрудник полиции решил проверить документы, открыл рюкзак и увидел там полиэтиленовый пакет. «Он отшатнулся, потому что там — руки», — вспоминает врач. «Хотите посмотреть?» — спросил полицейский медиков. «Спасибо, мы вам верим», — ответили они.

Соколова пристегнули к носилкам наручниками. Первому полицейскому стало плохо, он вышел из машины и поменялся с коллегой. Несмотря на находку, Соколова требовалось безотлагательно доставить в стационар, рассказал врач. По его мнению, пациент в тот момент не понял, что обнаружили у него в рюкзаке.

Соколова в сопровождении полиции доставили в Мариинскую больницу. В приемном покое больной согрелся и успокоился. «Меня это даже удивило, — признался врач. — То был очень неадекватный, а тут такой спокойный, нормальный человек лежит».

В этот момент сотрудники правоохранительных органов в машине скорой помощи извлекали на глазах у медиков содержимое рюкзака. 

Свидетель рассказал, что ему для передачи пациента в больницу нужно было зафиксировать обстоятельства переохлаждения. Врач подошел и спросил: «Олег Валерьевич, а что с вами случилось? Как вы оказались в воде?»

«Увидел, что плывет рюкзак, решил его достать»

Соколов, по словам медика, спокойно сказал: «Я преподаватель университета. Выпивал с друзьями-офицерами cегодня вечером. Вышел прогуляться. Увидел, что по Мойке плывет рюкзак. Меня заинтересовало его содержимое, я решил его достать. И каким-то образом оказался в воде, самостоятельно не смог выбраться». 

Спасателей, по словам Соколова, вызвал прохожий, говорит свидетель.

Врача спросили, обращал ли он внимание на рюкзак пациента в машине скорой. Ощущение, что в рюкзаке «что-то не то», показалось ему знакомым, признался медик. «В годы застоя мы забирали работников мясокомбината, они выносили нечто подобное [за пределы предприятия]», — рассказал он. 

Когда Соколов отогрелся, он стал абсолютно спокоен, не плакал, про рюкзак не спрашивал, повторил свидетель. 

После этого судья огласила протокол досмотра рюкзака с подробностями о его содержимом и упаковке, а также о том, что на рюкзаке лежал травматический пистолет. Из протокола следовало, что осмотр осуществлялся «при свете фонаря».

«Важнейшие документы» остались без копий

Во время следствия обвиняемый явился с повинной. Но теперь настаивает, что ответит на вопрос, признает ли он предъявленное обвинение, лишь после представления прокурором доказательств. 

На повторный вопрос судьи Юлия Максименко, признает ли он себя виновным, подсудимый повернулся к своему новому адвокату Сергею Лукьянову (от услуг прежнего защитника историк отказался) и вытащил из заднего кармана брюк лист бумаги. Пока он его разворачивал и читал, Лукьянов подтвердил, что подзащитный ответит на вопрос о признании позднее. Свое отношение к обвинению защитник высказать не пожелал. 

Соколов и Лукьянов также просили ознакомить защитника с информацией на ноутбуке и мобильных телефонах, которые, согласно справке в деле, принадлежат Соколову. «Там могут находиться «важные сведения, касающиеся этого сложного дела и конфликта», заявил подсудимый и предупредил: «Непредставление будет грубейшим нарушением законности». 

Судья возразила, что, поскольку «непонятным образом» информация о деле попадает в интернет, изучать все файлы участники процесса будут на заседаниях. «Это важнейшие документы, которые осветят все события!» — возмутился Соколов. 

Следующее заседание состоится 29 июня.

Оставьте комментарий