Педофил предложил 20 миллионов рублей за 5 дней свободы

Реклама

Богатого новосибирца, сломавшего психику двум школьникам, содержат в следственном изоляторе. Но даже там бизнесмен-извращенец пытается проворачивать крупные махинацииПойманный за насилие над детьми преступник оказался богатым бизнесменом.

Пойманный за насилие над детьми преступник оказался богатым бизнесменом.

Извращенец, пойманный за сексуальное насилие над школьниками, оказался очень упорным. Анатолий Ястрембский попытался выйти на свободу. Сделать это не удалось, но и в колонию он не отправился. А еще настойчиво судится, пытаясь вернуть себе недвижимость, которую сам же продал.

Специалист по клевете

Ястрембского задержали в октябре 2015 года: примерный семьянин оказался педофилом. Он затащил двух мальчишек в гараж, где надругался над ними и снял это на телефон. Когда отпустил школьников, всучил им 3 тысячи рублей и под угрозой расправы приказал никому не рассказывать о случившемся. Но дети рассказали. Впрочем, в любом случае сложно было не заметить, что с мальчиками произошло нечто страшное: врачи диагностировали у них психические травмы.

Ястрембский получил 13 лет колонии строгого режима. Однако срок он до сих пор отбывает не там, куда должен был отправиться по приговору суда, а в следственном изоляторе.

Мы уже писали о том, как 41-летний преступник манипулирует законом. Судя по одному из его писем, отправленных на волю, преступник инициирует уголовные дела о клевете, сознательно становясь их фигурантом. Пока идут разбирательства, его оставляют в изоляторе. А дела в итоге прекращаются. Статья о клевете допускает примирение сторон, которое освобождает от наказания. Этим комбинатор-уголовник и пользуется.Согласно письму арестант готов был заплатить целое состояние за несколько дней свободы.

Согласно письму арестант готов был заплатить целое состояние за несколько дней свободы.

«Мне надо 3 — 5 дней. Я много успею»

Теперь в распоряжении «КП» — Новосибирск» оказались фрагменты еще одного письма, написанного предположительно Ястрембским. Оно было написано еще во время следствия, а интересно тем, что наглядно показывает: преступник воспринимает закон буквально как товар, за который можно предложить деньги.

«Самое главное сейчас — изменить меру пресечения. Это тяжело, но решаемо», — написал автор жене и предложил для этого прорабатывать разные варианты: решать вопросы на уровне областного управления СКР, на уровне Москвы и на уровне суда. В письме фигурирует имя знакомого, у которого (судя по контексту) было определенное предложение: «У Игоря сосед может это решить. Я Игорю говорил, он в курсе. Пусть предложит тому 20 миллионов рублей». При этом автор заверил, что готов отдать эту сумму, даже если проведет на свободе лишь несколько дней: «В этом пункте могут говорить про то, что, если изменят меру, может возникнуть общественный резонанс. Но я — не известное лицо для резонанса. И еще, если возникнет резонанс, то пусть обратно закроют. При этом 20 миллионов рублей мы заплатим им. Мне надо 3 — 5 дней всего. Я много успею сделать за это время».

В письме не говорится, что именно планировал успеть арестант, но можно предполагать: решать задачи своего уже окончательного освобождения.

Учитывая, что Ястрембский все-таки получил срок, его попытки оказались тщетными. Но это не единственная комбинация, организовать которую он взялся, находясь в СИЗО. Уголовник затеял гражданский процесс, пытаясь отсудить у столичного предпринимателя 54 миллиона рублей.

Таинственная квартира

Когда против педофила возбудили дело, его жена обратилась к знакомому московскому бизнесмену Михаилу Плотникову. Заверила, что мужа оклеветали, и попросила помочь с решением денежной проблемы. Взамен на финансирование «спасения» мужа предложила взять в залог часть принадлежащей Ястрембскому недвижимости — восемь квартир.

В СИЗО побывал нотариус, сделку оформили, квартиры (преимущественно на улице Мичурина) стали собственностью Михаила. Он говорит, что передал Елене (жене Ястрембского) 56 миллионов рублей. И оставил ей ключи, чтобы она следила за квартирами и помогала найти людей для дальнейшей перепродажи недвижимости за большие деньги. Однако после приговора суда, когда стало понятно, что Ястрембский в заключении надолго, он подал иск — потребовал признать сделку о продаже квартир Плотникову недействительной. Якобы он отписывал квартиры фиктивно, денег за недвижимость не получал.Находясь в СИЗО, Ястрембский подал гражданский иск на десятки миллионов рублей.

Находясь в СИЗО, Ястрембский подал гражданский иск на десятки миллионов рублей.

Суды — сначала районный, а после обжалования и Новосибирский областной — признали сделку мнимой. То есть фактически разрешили Ястрембскому забрать недвижимость обратно. Плотников обжаловал решение, и делом занялся уже суд кассационный — в Кемеровской области. Там удаленность от Ястрембского, возможно, способствует большей объективности, суд решение новосибирских служителей Фемиды отменил и вернул на новое рассмотрение.

— Сделка на самом деле является не мнимой, а притворной, — растолковывает юрист Константин Зиновьев, который представляет интересы Плотникова. — То есть квартиры были переданы московскому бизнесмену в качестве залога за деньги, которые он заплатил, — те самые 56 миллионов. Соответственно, этот залог полностью принадлежит Плотникову, поскольку денег ему не возвращали. А суд называет сделку мнимой и просто отнимает квартиры у их законного обладателя.

Доказательства того, что москвич заплатил деньги, — есть. Это, например, переписка в WhatsApp между женой Ястрембского и Плотниковым. Но суд отказался ее изучать, проигнорировал. Смущают и другие особенности процесса.

— Ястрембский отказался от претензии в отношении одной из квартир, но квартиры не случайной, а находящейся в собственности матери работника аппарата суда. Плотников законно продал ее, будучи собственником, но Ястрембский мог претендовать на нее так же, как претендует на остальные. Его отказ от иска был безусловно принят судом, хотя основание приобретения этой квартиры было точно таким же, как и остальных, — разъясняет Зиновьев. — Считаю, что нынешняя принадлежность этой квартиры является причиной, по которой Новосибирский областной суд не может рассмотреть дело объективно.

Участникам процесса затыкают рты

Это не все странности процесса. Есть еще много мелочей, которые заставляют задуматься о том, не предпринимает ли Ястрембский все новых попыток повлиять на закон. Если нет, то, значит, случайности просто сами благоволят ему.

Так, например, очередное рассмотрение дела о квартирах суд назначил на 9.00, но оппоненту Ястрембского прислали повестку на 9.30. В повестке и определении указали, что судебное заседание состоится в одном зале, а на сайте ГАС «Правосудие» оказалось указано другое помещение.

— Из определения кассации в Кемеровской области следует, что Новосибирский областной суд, рассматривая дело, допустил ряд грубейших нарушений. Эти нарушения говорят как минимум о халатном отношении к делу. И вызывают серьезные сомнения в беспристрастности суда. Мы ходатайствовали об отводе суда, чтобы рассмотреть дело в другом регионе, но после ухода в совещательную комнату аж на четверть часа судейская коллегия отказала нам, — говорит Константин Зиновьев. — Такое ощущение, что это было время для консультаций и получения инструкций откуда-то сверху, что совершенно непозволительно для суда.Суд отказался изучать переписку, которая подтверждает права Плотникова на недвижимость.

Суд отказался изучать переписку, которая подтверждает права Плотникова на недвижимость.

27 октября рассмотрение дела после отмены в кассации началось заново. Как стало уже традицией в этом деле, номер зала судебного заседания волшебным образом изменился. А вот другое событие, напротив, оказалось нетрадиционным. Обычно облсуд для нового рассмотрения возвращает материалы в район, чтобы там разбирали доказательства с участниками спора и свидетелями. Но в этот раз председательствующий на процессе судья Юрий Дронь решил вести дело сам.

— Этот судья широко известен своим неординарным подходом к ведению судебных процессов: ведет себя резко, за что ему по разным делам неоднократно заявлялись отводы. В нашем процессе тоже возникли ситуации, которые не добавляют престижа суду, — затыкание ртов ответчикам и их представителям. А когда представитель ответчика стал тихо консультировать последнего о происходящем на заседании (это совершенно законно), представителя по указанию председательствующего чуть не вывели из зала в сопровождении приставов, — возмущен Зиновьев.

Тем, как прошло заседание, потрясен и другой юрист, работавший на нем, — Евгения Моисеева.

— Работу на процессе осложняло то, что председательствующий судья не давал ответчику возможности предоставлять новые доказательства. Фактически эти действия ограничили права Михаил Плотникова на судебную защиту. За попытку представителей Плотниковых выразить мнение судья объявлял им замечания, намеревался вызвать судебных приставов и принудительно вывести представителей ответчиков из зала, не дав возможности приобщить важные доказательства, — перечисляет Моисеева.

В частности, судья отказался приобщать то самое письмо, в котором педофил предлагал 20 миллионов рублей за 5 дней свободы.

— Письмо говорит о склонности Ястрембского к подкупу людей, работающих на страже закона. Хочется верить в честность российского суда, тем более что за уголовное преступление виновник получил по заслугам. Однако возможно, что Ястрембский и сейчас идет на незаконные меры, чтобы добиться своих целей, — комментирует Зиновьев. — Это же письмо подтверждает, что обвиняемый остро нуждался в деньгах, чтобы платить за свой выход на свободу. Вместо этого нам предлагают верить, что Ястрембский переписал недвижимость на другого человека просто так, безвозмездно. Ответа на вопрос: «Зачем?» — так и нет. Кстати, в первом исковом заявлении (а всего в деле содержится три) Ястрембский излагал события как раз так, как мы описывали: он нуждался в деньгах и в целях их получения временно перевел квартиры на Плотникова. Однако впоследствии эти утверждения были полностью дезавуированы. Причин такого резкого изменения позиции истец не поясняет. А суд, несмотря на вопросы ответчика, это почему-то не интересует.

Реклама