Переболев ковидом, Лев Лещенко перенес 4 инфаркта

Реклама

«Испытываешь чувство отчаяния, неизведанного страха. Ты не знаешь, чем ты болен, чем это закончится… К тебе подходят врачи, которые раньше склонялись к тебе, а тут они останавливаются в скафандрах где-то у двери, общаются с тобой в запотевших масках… Это были два незабываемо страшных дня». Фото «Кошмарило и колбасило». Переболев ковидом, Лещенко перенес 4 инфарктаКадр передачи «Судьба человека» 

Певец Лев Лещенко рассказал, что до сих пор мучается из-за перенесенного ковида. «У меня было четыре сердечных приступа! Я попадал на стенокардию мощную!», — заявил артист в передаче «Судьба человека», — Кошмарило и колбасило так, что я вылетал из жизни».

Лев Лещенко считает, что остаточные явления испытывают до 90% переболевших. Сам певец, несмотря на мучительные ощущения, продолжал работать:

«Слава Богу, у меня месяца четыре уже ничего нет, а до этого да, было сложно… Но ничего, приезжает “скорая”, прокапает кордароном, и через час-два ты в порядке, опять на концерт, на работу… Работа есть работа, я не прекращаю работать, иначе просто начнется депрессия и будет только хуже».

Жена певца, Ирина, болевшая вместе с ним, добавила: «Сначала была эйфория какая-то, что ты дома, что ты это преодолел, впереди светлое будущее… Но потом приходит постковидный хвост и начинает хорошо так трепать. Получается, само лечение во время болезни — это ничто, а после происходят необратимые изменения в организме, и они продолжаются… Пришлось очень серьезно, систематически заниматься своим здоровьем».

Ирина Лещенко. Кадр передачи «Судьба человека»

Поделились супруги и переживаниями от периода заболевания. По словам Ирины, когда супруг лежал в реанимации, она испытывала «чувство отчаяния, неизведанного страха. Ты не знаешь, чем ты болен, чем это закончится… К тебе подходят врачи, которые раньше склонялись к тебе, а тут они останавливаются в скафандрах где-то у двери, общаются с тобой в запотевших масках… Это были два незабываемо страшных дня».

Лещенко отметил, что поддержка супруги стала для него крайне важным фактором: «Когда я вернулся в общую палату, Ира не отходила от меня, даже иногда танцевала восточные танцы, заставляла меня подниматься, питаться — а никакого аппетита не было, есть было невозможно… А самое неприятное — мы в обычной жизни привыкли рефлекторно вставать, умываться, идти в туалет, а в больнице эта процедура очень сложна, тебе надо отсоединять датчики, бороться со страшным упадком сил, да еще и ночи бессонные. Ты все время в каком-то полузабытьи — это неприятно.

Тогда для тебя становится понятно, что выражение “главное — здоровье”, это не просто выражение, так все и есть на самом деле».

Реклама