Почему психологи раненые люди и как выбрать психолога

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Зачем люди идут в психологию?

Ответить на экзистенциальные вопросы о смысле жизни и научиться экологии общения. Раньше за этим шли в духовную семинарию, сейчас идут в психологию.

Мотивация выбора этой профессии?

В психологию человек приходит, в первую очередь, для того, чтобы разобраться с собой. Принести благодать себе и нести ее людям. Сумев помочь себе, разобравшись в отношениях с собой, близкими и любимыми, знать как находить разрешения внутренних и внешних конфликтов, и научившись повышать эффективность коммуникаций – психолог (логично предположить) сможет помочь в этом и другим.

Почему психологи раненые люди и как психолога выбрать

Так, «испорченный» терминологией специалист, получив доступ к дополнительной «игре», может начинать самоутверждаться на клиентах, произнося сложные термины без попытки их объяснить простым языком. Ставить с ходу мудрёные диагнозы, чем вызывает у клиента преждевременное и пока еще не обоснованное уважение к себе как «специалисту», чем рискует окончательно забыть про свою изначальную цель – помочь самому себе.

Преждевременная деятельность психолога, начинает подпитывать его личность. Без необходимости ему разбираться со всем. С тем багажом внутренних проблем, с которыми он пришел в психологию. Так, новоиспеченный специалист увлёкшись игрой «я – психолог» прежде, чем разберется сам с внутренними обидами / жаждой признания / собственной неуверенностью, вместо исцеления собственных травм души, начинает опираться на институт психологии, как на компенсацию собственной ущербности.

Поэтому, так важно в этой сфере начинающему психологу помнить о той первичной цели, с которой он зашел в психологию и работать над её исцелением. Для этого в пространстве психология существует территория «экспериментов на кошках», которая описывается мудрёным словом «супервизия» – это обязательная терапия, которую должны студенты проходить друг у друга или у более компетентного коллеги. Для того, чтобы после обсудить на равных и с преподавателем – «что же мы делали, когда мы это делали».

Так, хороший психолог шлифует своё мастерство. После обучения психологическому направлению, психологу полезно продолжить иметь своего психолога, учителя, супервизора, что не даст ему впасть в заблуждение о собственной непогрешимой компетентности.

Так, он будет освежать в памяти роль «клиент психолога», что даёт навык уметь видеть «косяки» своих коллег, задавать правильные вопросы и делать выводы, совершать открытия и… чувствовать границы ответственности, каждой из сторон терапии.

Границы ответственности – очень важная тема. Важность её в том, что психологу необходимо научиться, как можно раньше разделять, где заканчивается его ответственность и начинается ответственность клиента. В этом ему помогает только собственное участие в процессе терапии в роли клиента.

Иначе, происходит злоупотребление понятием «ответственность» и новоиспеченный психолог, естественно из лучших побуждений, начинает брать на себя лишнее: обещать волшебные результаты, стараясь подчеркнуть этим свою значимость. Вместо того, чтобы способствовать тому, чтобы обратившийся становился более инициативным и самостоятельным хозяином своих решений и своей жизни.

Эта игра с лишней ответственностью приводит к тому, что обижены, остаются оба:

  • клиент, потому что ему обещали, что чудо произойдет легко и безусильно, а оно не случилось;
  • психолог «недолеченный» в своё время, тоже остаётся недоволен тем, что его искрений порыв помочь, клиент недооценил.

Клиент, по мнению «великодушного психолога», как бы должен сам догадаться, что пора проявить ответное великодушие и порадовать психолога самостоятельным включением в работу и взятием ответственности за свою жизнь. Но этого почему-то не происходит.

Не происходит, так как в самом начале на старте некомпетентный психолог, занятый демонстрацией своей информированности и своего псевдовеликодушия, не способен стать «пустой чашкой», чтобы вместить в себя человека, пришедшего к нему и прочувствовать, что способно пробудить внутренний резерв клиента, включив его энтузиазм.

Если психолог прошел собственную терапию, то он имеет свою «я-историю»: историю исцеления/пробуждения/вырастания и он обладает, благодаря собственному опыту исцеления, не столько информацией об этом, а знанием как этого достичь. Знания, в отличие от информации, не занимают место, как занимает место вся научная терминология и эрудиция.

Знания – это то, что существует в пустоте и приводит к обретению тишины. Когда мы решаем какую-то задачу, мы можем проследить весь этот процесс. От суеты поиска, через экспериментирование с идеями и информацией, к обретению знания, в момент получения результата и последующей тишины в удовлетворении.

Весь шум, который существует внутри личности, порождается её обеспокоенностью отсутствия желаемого или мыслями из тоски по неосуществимости своих чаяний. Этот весь шум и суета о том, что что-то есть сейчас, не то, что должно быть, занимает столько места в человеке, что у него не остаётся «свободных гигабайт» для радости. За то, что он у себя есть, радости от самой жизни. Человек, озабоченный проблемой не вмещает в себе жизнь.  Будучи полон размышлениями о жизни, он в ней не находится – это парадокс обеспокоенных людей.

Беспокойство изматывает и обесточивает человека, а истощенный внутренним шумом, он не способен на эффективные действия.

Почему психологи раненые люди и как психолога выбрать

Поэтому, если Вам не стало лучше после посещения психолога, доктора или массажиста – это не ваш специалист.  Даже если вы не исцелитесь с первого раза, но с первой встречи вам стало лучше, яснее, вдохновенней или спокойней – это ваш психолог / ваш доктор.

И никакие уговоры «специалиста» о том, что вы должны «ходить долго и только тогда… однажды… что вы хотите решить проблему за раз, если вы создавали её годами» – не должны вас переубедить доверять собственному послевкусию от первой встречи.

Нет формул приводящих к счастью, потому что человек не идет к нему. Оно, счастье, существует как лакмусовая бумажка качества жизни. Как явление суммарной сбалансированности жизни человека, но к нему не идут.

Ребенок от рождения имеет способность к счастью. И если он здоров, то будучи сытым, он прибывает в нём безусильно счастливый и любопытный к жизни. Только влияние значимых взрослых, корректирующих поведение ребёнка, лишает его постоянной и безоглядной способности прибывать в счастливом расположении духа.

Вывод

Люди по разному теряли способность к счастью, отрекались от своих желаний в угоду значимых и любимых. Уникален путь каждого, кто решает восстановить собственные опоры – собственную способность к счастью, обрести целостность и эффективность в отношениях и целе-достижении.

Психолог только проводник, разворачивающий для клиента ландшафт охоты на его собственные самоограничивающие программы, когда человек начинает видеть, как он сам расставил заторы на пути к собственной свободе и счастью. Он сам перестаёт быть препятствием на пути к собственному врождённому могуществу и благодати.

Автор: Наталья Валицкая

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты