«После 300 грамм он теряет мозг». Жена Ефремова и «секретный свидетель» защиты выступили в суде по делу о ДТП

Реклама

В Пресненском суде Москвы продолжились слушания по делу актёра Михаила Ефремова, автомобиль которого принял участие в аварии, закончившейся смертью курьера Сергея Захарова. На процессе выступили жена актёра, сообщившая, что тот теряет память после 300 граммов крепкого алкоголя, и секретный свидетель защиты, который утверждает, что в момент ДТП за рулем был не Ефремов, а неизвестный мужчина с чёрными волосами и карими глазами.

Заседание в четверг началось с двухчасового допроса Софьи Кругликовой, жены Михаила Ефремова. Адвокат Ефремова Эльман Пашаев попросил у судьи Елены Абрамовой оградить свидетельницу от «оскорблений», которые, по его мнению, позволяли себе адвокаты потерпевших.

— У вас пока нет оснований [об этом просить], — ответила Абрамова.

— Основания есть, — тихо сказал Ефремов.

Суду Кругликова сообщила, что об аварии узнала после звонка журналистов, когда находилась на даче вместе с тремя детьми. 8 июня, в день ДТП, Ефремов звонил ей, уже будучи навеселе, и говорил что-то о женщине, к которой нужно поехать в больницу. Жена не придала этому значения и посоветовала супругу лечь спать. Мужа она увидела только на следующий день после ДТП, когда вернулась в московскую квартиру.

«В каком состоянии он был? Называется отходняк по-русски. Наверное, от алкогольного опьянения. Выглядел он сильно помятым. У него была запекшаяся кровь на шее. Я сняла с него одежду — синяки по всему телу», — вспомнила жена актёра. Ефремова она уложила спать: «Старалась, чтобы он выспался, потому что только сон способен помочь человеку в таком состоянии».

На вопрос о том, часто ли пьёт Ефремов, Кругликова ответила: «Бываает. Особенно по праздникам. Может лишнего принять». По её словам, «до двухсот грамм» актёр вёл себя как нормальный человек: «С ним весело, хороший, добрый, легкий». Но, выпив больше, актёр менялся, рассказывала свидетельница: «Он теряет мозг. Ему начинали приходить дурацкие идеи, он ни от чего не может отказаться. После 300 грамм он не помнит ничего».

Сама Кругликова призналась, что не пьёт и что обычно оставляла мужа, когда он выпивал много: «Я знала, что его доведут до невменяемого состояния».

На утро, когда Ефремова привозили, он не мог вспомнить, ни с кем он пил, ни где был, объясняла его жена. По её словам, она как «девушка ревнивая» («Я все-таки четвёртая жена», — уточнила Кругликова) обзванивала друзей актёра, чтобы узнать, где он был, и выяснить, где могла остаться его машина. В семье актёра из-за подобных ситуаций бывали ссоры, а Ефремов чувствовал себя виноватым и сильно страдал из-за случившегося. При этом за руль в таком состоянии он не садился, сообщила Кругликова — обычно он брал такси.

После аварии Ефремов приходил в себя три дня. «Я к нему подходила. Он молился, рыдал», — рассказывала Кругликова. После супруги стали решать, что делать, и связались с адвокатом Пашаевым.

«Мы решили что надо выходить из ситуации в человеческую сторону, — объяснила жена Ефремова. — Что надо связываться с пострадавшими». Дальше, по словам Кругликовой, Ефремов через друзей и Пашаева неоднократно пытался связаться с пострадавшими и предложить им компенсацию, но те сообщили, что без разрешения адвоката Александра Добровинского не будут ничего принимать.

По признанию жены актёра, помимо видеообращения к семье погибшего (его публиковал ТАСС, который оказался единственным СМИ, известным Кругликовой), актёр даже писал стихи, посвящённые погибшему водителю Захарову, но в семье решили их не публиковать.

Сам Ефремов смотрел то в стол, то на жену, то на энциклопедию футбольного клуба «Спартак», которую принёс на заседание. Иногда он пытался перебивать супругу. «Можно, Миша, сейчас я буду говорить», — попросила та. «Меня не слушаете — так хоть супругу послушайте», — поддержала свидетельницу судья Абрамова.

Адвоката потерпевших Добровинского заинтересовало, почему Ефремов, который на этой неделе встретился с сыновьями, братом и вдовой Захарова, не принёс им «не только соболезнований, но и извинений».

«Я думаю, из-за травли», — предположила Кругликова. По её словам, первую неделю её семья переживала «полное уничтожение». Вокруг дома работали представители СМИ, и она, как утверждает, даже не могла вынести мусор. Тем временем её супруг смотрел, как аварию освещали в СМИ. Он и вся семья тяжело переживали, что Ефремов из «всенародно любимого превратился во всенародно нелюбимого актёра».

Кругликова рассказала, что Ефремов полностью обеспечивал её, троих детей, 19-летнюю дочь от третьего брака Анну-Марию, а также помогал старшим сыновьям, занимался благотворительностью и иногда помогал даже незнакомым людям.

Анну Бутырину, одну из адвокатов потерпевших, заинтересовало, почему сразу после ДТП Ефремов признал вину в видеообращении, а потом отказался от своих слов.

— Михаил свою вину не признавал, — ответила Кругликова.

— А за что же он тогда извинялся?

— Извинялся за то, что сложилась такая ситуация. Он знал, что есть потерпевшие. Миша всегда себя чувствует виноватым, его так с детства воспитали.

В конце допроса судья Абрамова поинтересовалась у супруги актёра, не было ли у него врагов. Кругликова рассказала о том, что иногда ее мужу «давали в морду», а один раз он пришёл домой со сломанным ребром — предположительно, после встречи с сотрудниками полиции. Жена Ефремова также сообщила суду о его противостоянии с новым художественным руководителем театра «Современник» Виктором Рыжаковым. Правда, по её мнению, дальше ругани их неприязнь зайти не могла.

«Ты видишь, что человека топят, и ты знаешь, что это не так»

После перерыва в суде появился первый из «секретных свидетелей» защиты — Александр Кобец. Суду он сообщил, что 8 июня был очевидцем ДТП с участием автомобилей Ефремова и Захарова. Он рассказал Абрамовой версию событий, которая сильно отличалась от того, что звучало на процессе раньше.

По словам свидетеля, вечером 8 июня он пил пиво вместе со своим другом Андреем Гаевым (он позже тоже будет допрошен в суде). «Выпили полтора литра, Балтика девятка», — сказал свидетель. Он признался, что распивали алкоголь приятели в общественном месте — он называл это место то двориком, то сквером — и попросил не наказывать его за это.

Потом друзья решили погулять и вышли на Садовое кольцо. «Мы шли, общались о планах. И вдруг неожиданно услышали визг, удар. Когда мы обернулись, я смотрю — стоит чёрный джип и белого цвета машина», — рассказывал Кобец. Он решил оказать пострадавшим помощь и сначала хотел подойти к белому фургону, но увидел, что там «все в мясо, уже не помочь».

Тогда мужчина направился к джипу. Через лобовое стекло он увидел двух человек — мужчин. У того, кто сидел на пассажирском кресле, волосы были «как у Аллы Пугачевой», вспомнил свидетель. Из-за открывшейся подушки безопасности он увидел лишь голову человека, но позже в суде сказал, что этот пассажир был очень похож на Ефремова.

Тогда Кобец подошёл к водителю, который, по его словам, размахивал руками, потому что пытался освободиться от подушки безопасности. По его воспоминаниям, это был мужчина лет 38, с карими глазами, темными волосами, русский, в серой футболке и жилетке. Кобец, по его словам, спросил водителя, не нужна ли ему помощь.

«Тогда он, извините меня, Ваша честь, сказал иди ***** [к черту]», — выдавил свидетель (Абрамова сделала ему замечание за использование мата). Затем, как утверждает Кобец, неизвестный водитель пригрозил ему проблемами, если он не уйдёт с места ДТП, Кобец испугался и вернулся на тротуар. В этот момент Гаев, его приятель, крикнул ему: «Смотри, это Ефремов». Свидетель обернулся и увидел мужчину, который держался за шею.

Свидетель Кобец
Image captionВ суде выяснилось, что у свидетеля плохое зрение

Из-за опасения угроз и проблем («Я все-таки в чужом городе, у меня семья, маленький ребёнок») Кобец ушёл от места аварии и зашёл в «Азбуку вкуса».

«Когда стали утверждать потом, что Ефремов был за рулем, я подумал — что за бред. Потом мой товарищ сказал, что, возможно, Ефремова хотят слить, потому что кто-то имеет большой вес. Я решил, что не буду рисковать, поеду домой, не дай бог ещё всплывёт как подснежник. Переживал за жизнь близких», — объяснил Кобец.

Но потом свидетель передумал и в июле сам связался с адвокатом Пашаевым, хотя первое время из-за опасений за свою безопасность давать показания отказывался: «Я долго не соглашался ехать и быть свидетелем. Пока адвокат меня не уговорил и не дал гарантию, что ничего не произойдёт. Боялся давления… Ты видишь человека, которого топят, и ты знаешь, что это не так. Я стал думать, что может тогда произойти со мной — я-то вообще никто». Сам Пашаев, как утверждает свидетель, обещал ему безопасность и даже опрашивал на полиграфе.

Гособвинение и адвокатов потерпевших история Кобеца не впечатлила. Они интересовались у него, почему, став очевидцем, он сразу не пошёл в правоохранительные органы. Тот под смех зала сообщил, что доверился бы «и Добровинскому, и Пашаеву, и прокурорам, но не операм».

Сотрудницы прокуратуры долго выяснили у свидетеля, где находился дворик, где он с другом распивал пиво. Мужчина долго объяснял, что не знает Москву, «не считал метры», а просто гулял. Добровинский с коллегами потратили час, чтобы выяснить, с какой стороны он подходил к автомобилю и что именно увидел на месте ДТП. Все это сопровождалось ежеминутными пререканиями с Пашаевым и его коллегой, адвокатом Елизаветой Шарогородской, которые требовали у Абрамовой снимать каждый второй вопрос оппонентов. Та сделала сторонам более десятка замечаний.

Замечания делал и Ефремов, и группа его поддержки. «Че тупишь, рыжая, ***, цирк на ножах. А вот он [свидетель] — настоящий… Измором пытаются взять», — комментировал актёр Михаил Горевой.

Адвокат Добровинский особо интересовался у свидетеля, были ли на загадочном водителе перчатки, когда он трогал руками подушку безопасности. Кобец ответил отрицательно. Позже адвокат объяснял журналистам, что это расходится с материалами делами. В них есть экспертиза, согласно которой образцы ДНК Ефремова нашли на водительской подушке безопасности. По словам Добровинского, если бы за рулем был кто-то другой, его образцы обнаружили бы на стадии следствия.

В суде выяснилось, что у свидетеля плохое зрение — один глаз у него не видит полностью, у другого -3. «Я и прокурора не очень хорошо вижу», — признался он с трибуны.

После двух часов допроса, большую часть которого заняли препирательства адвокатов с судьей и друг с другом, прокурор предложила свидетелю найти себя на видео с места происшествия. Тот жаловался суду, что больше не может давать показания от усталости. «У меня ноги горят, ваша честь», — грустно объяснял он.

В итоге все участники собрались у стола Абрамовой. «Не помню, не узнаю, себя не вижу», — растерянно бормотал Кобец. Ефремов опустил голову на руки. Свидетель просил показать видео ещё и ещё, жаловался на плохую картинку. В самую последнюю минуту он рассмотрел в одной из фигур на записи своего друга Андрея и человека, похожего на себя самого. Правда, одежда этих лиц не совпала с той, о которой говорил Кобец ранее. «Все могут ошибаться», — прокомментировал Пашаев.

После перерыва адвокат Пашаев обьявил, что после выхода из суда свидетеля начали преследовать сотрудники правоохранительных органов в штатском. Он и Шарогородская заявили несколько ходатайств — о просмотре фрагментов ток-шоу, на которых уже допрошенные свидетели якобы рассказывали не то, о чем сообщили суду; об исключении из материалов некоторых видео и о проведении новой комплексной экспертизы для исследования автомобилей, попавших в ДТП, и медпомощи, оказанной потерпевшему Захарову. Судья Абрамова все эти ходатайства отклонила.

Процесс по делу Ефремова возобновится в пятницу. На нем должен состояться допрос самого актёра.

Уже после судебного заседания адвокат Ефремова заявил журналистам, что водитель, сидевший в машине Ефремова в момент ДТП, установлен.

«Это весьма известный, непростой человек. Позже все узнаете», — сказал Эльман Пашаев.

Дело Ефремова

ДТП с участием автомобиля Ефремова произошло вечером 8 июня в районе Смоленской площади Москвы. Его джип вылетел на встречную полосу и врезался в фургон «Лада», за рулем которого был курьер компании «Деликатеска» Сергей Захаров. От полученных травм он скончался в НИИ Склифосовского.

Ефремову предъявлено обвинение по пункту «а» части 4 статьи 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека). Наказание по ней составляет от пяти до 12 лет лишения свободы. Сейчас актёр находится под домашним арестом.

По результатам медосвидетельствования в диспансере у Ефремова установили высокое содержание алкоголя в крови — около 1,05 промилле. Защита актёра во время процесса неоднократно намекала на то, что тот во время ДТП мог находиться не за рулем. Тем не менее именно на Ефремова как на водителя указали несколько свидетелей, выступивших в Пресненском суде.

Согласно материалам дела, которые зачитало обвинение, на водительской подушке безопасности джипа нашли потожировые следы Ефремова. А в его моче — следы наркотических веществ, в том числе каннабиоидов.

После ДТП Ефремов записал видеообращение со словами покаяния, но позже в суде отказался от признания вины, сказав, что ничего не помнит.

Реклама