Серийный убийца, убивший 8 девушек, давно на свободе и даже без админконтроля. Что происходит?

Реклама

Маньяк из-под Воронежа Владимир Ретунский, убивший в 1990-е годы восемь девушек, спокойно живет в собственном доме, ведет хозяйство и даже срок административного надзора за ним уже истек

Владимир Ретунский провел за решеткой 15 лет.

Владимир Ретунский провел за решеткой 15 лет.

Фото: Кирилл Мишин

Этот райцентр Воронежской области известен главным образом железнодорожникам. Поворино – крупная станция. И все – больше ничего примечательного в Поворино нет. С начала 1990-х годов в провинциальном городке ничего не изменилось. Ни развлекательных центров тебе, ни даже нормальных кафе. Все здесь — как 30 лет назад. Когда одна из здешних улиц — улица Чкалова — стала логовом зверя.

Зверь сейчас на свободе. Зовут его Владимир Ретунский, ему 71 год. 15 лет он провел за решеткой. Большую часть из них – в одиночке во Владимирском централе, воспетом Михаилом Кругом, за жуткие убийства восьми девушек, совершенные с 1990 по 1996 год. Это только то, что удалось доказать следователям. Сколько было его жертв на самом деле, только Богу известно. Судья вынес приговор – смертная казнь, но тогда как раз объявили на нее мораторий. А пожизненного лишения свободы в то время еще не было, максимальный срок – как раз те самые 15 лет. Их маньяк и отсидел. Для него они тянулись долго, а для поворинцев пролетели.

Освободился Ретунский в 2012 году. Вскоре получил новый срок за кражу – и еще три года колонии. В 2015-м снова вернулся в Поворино. Больше в криминале замечен не был. Административный надзор длился шесть лет – ему нельзя было выезжать за пределы райцентра или, например, гулять по ночам, еще нужно было периодически отмечаться в полиции. А 22 июля 2021 года период надзора истек. И теперь Ретунский – такой же свободный гражданин, как и мы с вами.

ЛОГОВО

Когда мы подъезжали к Поворино, мой коллега сказал: «Наверняка маньяк живет не в центре, а где-нибудь на задворках. И дом такой мрачный». Как в воду глядел. Легендарный летчик Чкалов, именем которого названа улица, ей не порадовался бы. К полету души она точно не располагает. Одноэтажные домишки, большинству из которых уже много-много лет. Но даже среди них дом Ретунского выделяется. Он кажется нежилым, окна забиты наглухо. Нажимаем кнопку звонка. Какое-то время стоит тишина, а потом Ретунский открывает дверь.

— Не буду я с вами говорить, — заявляет он, узнав, что мы журналисты. — И телефон уберите. Мне после всех этих публикаций в СМИ стекла бьют. Иначе я давно бы уже открыл окна и жил как все люди.

Дом, в котором сейчас живет Ретунский.

Дом, в котором сейчас живет Ретунский.

Фото: Кирилл Мишин

Ретунский в свой 71 год выглядит крепким. Загар, татуировка на груди. В виде женщины. Глаза косят, но взгляд цепкий.

Мы не уходим, да и он дверь запирать не торопится. Интересуемся, нет ли планов уехать из Поворино – теперь ведь можно.

— Я уже старый, никуда не тянет. Ну да, так и рассчитываю прожить здесь. Если не посадят. Полиция меня провоцирует все время. С их стороны. Вы же позвоните в полицию. Спросите: «Можно нам приехать?». И тут же сразу град камней — предупреждают. У вас в Воронеже своя власть, у нас своя. Бьют стекла, провоцируют, чтобы я с колом или с топором вышел.

Окна забиты наглухо.

Окна забиты наглухо.

Фото: Кирилл Мишин

Такая вот «жертва произвола властей». Спрашиваем: как вообще живется. Тяжело – отвечает Ретунский. И снова повторяет, что покоя ему не дают. Хотя о соседях маньяк говорит уважительно. Мол, помогают.

— Живу в родительском доме один: куры есть, петухи, обычное домашнее хозяйство. С соседями нормально общаюсь — хотите, у них спросите.

Виновным в восьми убийствах Ретунский себя не считает. Признает лишь два. Про остальные доказанные говорит так:

— У меня был выбор: или я подпишу уже готовые показания, или на утро меня найдут повешенным.

«МОЯ ПЛЕМЯННИЦА ТЕПЕРЬ НА УЛИЦУ БОИТСЯ ВЫХОДИТЬ»

Жители поворинской улицы Чкалова к Ретунскому относятся далеко не так, как он нам это описывал.

Соседка из дома напротив говорит, что слышала, как Ретунскому били окна, и даже в одну из ночей вроде как стреляли.

— Думаю, что каждый в конце концов получит по заслугам, — философски замечает наша собеседница.

В других домах — пожилые женщины. Они говорят, что общаются с Ретунским на уровне «Здрасьте — до свиданья». Ну, еще видят, как он периодически выезжает куда-то на своем велосипеде. Может, за продуктами, может, еще куда. Кто знает.

Соседи говорят, что практически не общаются с Владимиром Ретунским.

Соседи говорят, что практически не общаются с Владимиром Ретунским.

Фото: Кирилл Мишин

Встречаем женщину, которая везет нагруженный сумками велосипед, она останавливается, когда спрашиваем у нее о маньяке. Зовут Надеждой. Двух жертв Ретунского она знала не понаслышке:

— Они ко мне в магазин приходили, когда я там работала продавщицей. С учебой у них все нормально было, хорошие девочки. Как только таких, как Ретунский, отпускают на все четыре стороны? Мое мнение: электронный браслет на него хотя бы надо было надеть.

Ближайший магазин находится на соседней улице. Обычный сельский, маленький. Продавщица говорит, что маньяк к ней не заглядывает.

— Он в центре закупается. Страшно, конечно, рядом жить. Племянница, как он освободился, боится на улицу лишний раз выйти. Кто знает, что у него на уме?

Многие жители улицы Чкалова разделяют ее мнение. Может, потому и висят на паре соседних с Ретунским домов объявления: «Продаю».

Участки рядом с жилищем Ретунского.

Участки рядом с жилищем Ретунского.

Фото: Кирилл Мишин

МАШИНА СМЕРТИ

В поворинской полиции о Ретунском предпочитают ничего не говорить. Вышел уже из-под их контроля, что сказать? А претензий за последние шесть лет к нему не было. Вел себя тихо. Один раз только нарушил режим — съездил на запись передачи одного из федеральных телеканалов. Видимо, денег посулили много: у каждого времени свои герои.

А может, и вправду безобиден сейчас Ретунский? Бывший следователь поворинской прокуратуры Игорь Жуков так не считает.

Жуков тогда вел дело Владимира Ретунского. Он показал нам место, где маньяк закапывал всех своих жертв. Располагается оно рядом с трассой, ведущей на Саратов. Сейчас здесь поле, но вдали виднеются лесопосадки. Место называется Отрог. В 1990-е оно стало общей девичьей могилой. Трупы маньяк закапывал недалеко друг от друга — получилось зловещее кольцо.

Список жертв был открыт 14 июня 1990 года. Вечером того дня 20-летняя официантка Катя Пастушкова вышла из кафе и стала «голосовать» у дороги. После этого семь лет числилась пропавшей без вести. Нашли ее тело в лесополосе, опознали по сохранившимся часам.

7 декабря 1990-го 16-летняя помощница продавца одного из поворинских магазинов Таня Глуховская получила зарплату и решила уехать в родное село Пески на «попутке». Тело девочки-подростка со вспоротым животом всплыло в реке Хопер полгода спустя.

Бывший следователь Игорь Жуков.

Бывший следователь Игорь Жуков.

Фото: Кирилл Мишин

Следующей в этом жутком списке была 16-летняя Римма Григорьева. Об этом убийстве у Игоря Жукова особые воспоминания:

— Она же родственницей Ретунского была, двоюродной племянницей, по-моему. Он специально приехал на ЗИЛе. Ждал, пока ее мать уйдет на работу. Постучал в дом. Римма, ничего не подозревая, впустила дядю. А он ее изнасиловал, задушил и бросил в кузов. Зачем-то отрезал груди (потом это стало для него чуть ли не обычной процедурой в расправах над девушками) и утопил в реке Свинцовка. Труп всплыл на следующее утро.

19 мая 1995 года 14-летние Люда Федорова и Оля Подзорова поехали на дачу на велосипеде, чтобы готовиться к экзаменам. По дороге велосипед сломался.

— Как удалось выяснить на следствии, Ретунский остановился и предложил помощь, — рассказывает Игорь Жуков. — Сказал, что нужно везти велосипед в мастерскую. Забросил его в кузов и посадил девочек в кабину. А дверь для пассажирок была с секретом. Ручка висела на гвозде, который легко вынимался. И девушка оказывалась в смертельной ловушке. Так было и на этот раз. Пока одну девочку маньяк насиловал и убивал, другая смотрела на весь этот ужас и… поседела. Потом экспертиза показала, что это случилось при жизни. Вскоре и ее постигла та же участь. Трупы девочек нашли в том же самом Отроге.

20-летняя Ольга Юрина, учительница из волгоградского хутора Двойновский, 14 мая 1996 года поехала на семинар в поселок Новониколаевский. Но опоздала туда и решила вернуться на попутке. Тело ее нашли в лесу в феврале 1997 года, место показал сам Ретунский.

Маньяка разоблачили во многом случайно. Седьмая его жертва — 23-летняя Оксана Ивакина — пропала 17 июня 1996 года. Она приехала на поезде из Москвы на вокзал в том же поселке Новониколаевский. С собой у нее были тяжелая сумка и щенок ротвейлера. Собачку она купила в столице. И вновь роковое решение добраться домой на попутке. В феврале 1997-го тело девушки нашли недалеко от места, где обнаружили Ольгу Юрину.

— Ретунский попался, как ни странно, на жалости. Не к людям, к собаке, — говорит Игорь Жуков. — Пожалел он маленького ротвейлера сначала. Но по дороге, видно, понял, что такая редкая тогда для российской глубинки собачка — улика. И выбросил ее в поле. А сзади ехал его пасынок. И подобрал животное. А когда привез его, отчим не стал возражать, чтобы ротвейлер остался в доме. Потом, когда стали искать собачку, обратили внимание на то, что похожая появилась в семье Ретунского. Тогда маньяка и задержали.

Но перед этим серийный убийца успел погубить еще одну жизнь. 18-летняя Оксана Реднева жила в Борисоглебске, но ездила в гости к бабушке в поселок Красное. Вечером 6 ноября 1996 года она ловила попутку на трассе. Через шесть дней ее обнаружили в лесополосе, рядом лежала отрезанная грудь.

Игорь Жуков назвал ЗИЛ Ретунского машиной смерти. Но грузовик — просто железяка. Такой машиной был прежде всего его хозяин.

Ретунский по-прежнему считает себя виновным лишь в двух убийствах.

Ретунский по-прежнему считает себя виновным лишь в двух убийствах.

Фото: Кирилл Мишин

КАК СКРОМНЫЙ МАЛЬЧИК ПРЕВРАТИЛСЯ В МАНЬЯКА

В ходе следствия с Ретунским работали психологи. И выяснили, что жизнь с самого начала ему не улыбалась. Отец работал слесарем, мать вязала пуховые платки. Оба рано ушли из жизни. Отец был болен туберкулезом, мать — раком. Володя рос скромным, даже боязливым мальчиком, очень привязанным к старшей сестре.

— Именно она и урезонивала его на суде. Когда Ретунский хамил, она говорила, что уйдет. И он затихал, — вспоминает Игорь Жуков. — Сейчас сестры уже нет в живых.

В десять лет Володя едва не покончил с собой. Так на него повлияла смерть соседа, который задушился. Мальчик попытался это повторить над самим собой. Не получилось. Подросший Владимир пошел в армию. Служил хорошо, были даже благодарности от командования. После дембеля уехал работать в Москву крановщиком. Там женился, появились двое детей. Вроде все неплохо. А на самом деле работяга потихоньку превращался в зверя.

В 1978 году Ретунский сел в первый раз. На пять с половиной лет — за изнасилование по пьяни. Жена подала на развод. В местах не столь отдаленных направили на стройку в Благовещенск. Там он познакомился со второй женой. В 1986-м снова дело — на этот раз кровавое. Ретунский прирезал родственника на свадьбе. Тогда ему повезло: дали статью за неосторожное убийство. Еще три года. Вышел на свободу. И началась кровавая биография маньяка.

— Ретунский вел двойную жизнь. Фасад ее был почти безупречный: заботливый семьянин, отличный работник в заготконторе считался, — продолжает рассказ Игорь Жуков. – Аккуратист: ЗИЛ его был в идеальном порядке, всегда вымытый. Потому его долго и не могли поймать.

Психологи предположили: зверь мог прорваться и оттого, что в обычной жизни Ретунский женщин слушался. Сестру, жену. Последней привозил подарки: сережки, другие безделушки из драгоценных металлов. Их он снимал с тел своих жертв. Потом они тоже стали уликами.

Вторая жена сначала не верила, что ее Вова маньяк. Но факты — вещь упрямая. Теперь все контакты с ней и с пасынком оборваны.

Владимир Ретунский сейчас затих. Остановилась машина смерти?

— Очень на это надеюсь. Думаю, что он по-своему не глуп. И понимает, что любое убийство будут прежде всего «примерять» на него, — высказал свое мнение Игорь Жуков. — Однако поворинцам расслабляться рано. Оставлять своих детей без присмотра (особенно девочек-подростков) я бы все же не советовал.

Воронежский маньяк, убивший восемь девушек, теперь на свободе

Реклама