Шедевры классической музыки Лучшая классическая и неоклассическая музыка для всех. Вдохновиться, воспарить душой, улыбнуться, поплакать и выгулять мурашек…

Реклама

Странно и удивительно то, что большинство людей полагает классическую музыку скучной, унылой, непонятной, предназначенной строго для высоколобых интеллектуалов в пенсне. Она прекрасна, она заставляет нашу душу звучать в унисон с мировой гармонией, пробуждает в нас лучшие чувства. Для того, чтобы понимать ее, не нужно иметь консерваторского образования, не нужно знать ничего о контрапункте, форшлагах, мордентах и прочих профессиональных терминах, не нужно помнить на зубок всех композиторов и их «дискографию». Те, кто говорят, что не любят классику, просто не слушали ее. Не слушали вдумчиво и расслабленно, в подходящей атмосфере и подходящие композиции.Восполнить этот пробел и собрал четыре десятка классических, неоклассических и даже псевдоклассических произведений, к которым невозможно остаться равнодушным. Подробности о подборке. Откиньтесь на стуле, кресле или диване, наденьте наушники, закройте глаза и погрузитесь в богатый, невообразимо прекрасный мир классической музыки. Иоганн Пахельбель — Канон в ре мажор Иоганн Пахельбель — один из важнейших композиторов XVII века, неоценимо много сделавший для музыки барокко. А еще он учил музыке маленького Иоганна Себастьяна Баха. Но большинство знает мастера по Канону в ре-мажор. Считается, что по этому яркому произведению невозможно составить представления о творчестве Пахельбеля, но когда от совершенства и великолепия каждого такта бегут мурашки, и глаза закрываются сами собой, это не так-то уж и важно. Fazil Say — Kara Toprak (Черная Земля) Турецкому композитору и пианисту Фазилю Сэю сейчас всего 43 года. С возрастом он начал тяготеть к крупным формам, но его главным «хитом» остается «Черная Земля». Эмоциональное произведение, наполненное напряжением, тоской и экспериментами с рояльным звучанием. И сбивающее с ног нарастающей экспрессией. После 1:45 начинается НЕВЕРОЯТНОЕ. Антонио Вивальди — Зима (из цикла «Времена года») Один из четырех скрипичных концертов мастера, объединенных под всем известным названием «Времена года». В «Зиме» Вивальди в безупречной форме передал холод, ветра и состояние природы в предгорье Альп в зимний сезон. А еще это символ угасания человеческой жизни. «Времена года» знают все, даже если не подозревают об этом. Иоганн Себастьян Бах — Сюита № 3 Арию из оркестровой сюиты № 3 Баха часто ошибочно называют «Воздух» за ее невесомое звучание, за пронизанность музыки солнечным светом, за общую негу. Ludovico Einaudi — Divenire Итальянец Людовико Эйнауди — один из тех, кто упорно продолжает писать классическую музыку и в XXI веке, прививая любовь к ней среди молодых людей. Его произведения, главная роль в которых отведена фортепиано, безупречны и наполнены как традициями, так и современностью. Jon Schmidt — All Of Me Джон Шмидт, мормон из Юты, ставший популярным на YouTube благодаря прекрасным видеоклипам The Piano Guys, написал «All Of Me», чтобы передать свое видение себя в музыке. Это до крайности позитивная и оптимистичная пьеса, в которой Джон демонстрирует чудеса беглости пальцев (в партитуре даже есть указание «перебирайте пальцами или умрите») и умение играть локтем в нужные моменты. Jon Schmidt & Steven Sharp Nelson — Michael Meets Mozart А это произведение — плод совместной работы Джона Шмидта и его друга виолончелиста Стивена Шарпа Нельсона. В нем они объединили наследие двух величайших музыкальных фигур — Майкла Джексона и Вольфганга Амадея Моцарта. Получилось очень увлекательно. Goran Bregovic — Underground Tango Горана Бреговича невозможно причислить к тем, кто сочиняет классическую музыку, однако же в его Underground Tango ему удалось придать симфоническое звучание и выразить в нем всю боль и страдания, пережитые балканским народом. Эдвард Григ — Утро (из сюиты «Пер Гюнт») Если слушать «Утро» Грига по утрам, попивая горячий кофе или чай, то жизнь сразу после пробуждения не будет казаться такой уж унылой и плохой. Внутренний свет и легкость «Утра» не дадут. Фредерик Шопен — Ноктюрн № 2 Ми-бемоль Это один из самых известных ноктюрнов Шопена. Как и все его ноктюрны, он пронизан грустью, но очень светлой, спокойной, лиричной и в каком-то смысле даже катарсической. Людвиг ван Бетховен — Аппассионата (Соната № 23) Ленин как-то назвал «Аппассионату» «изумительной, нечеловеческой музыкой». Мы можем не соглашаться с любым высказыванием лидера революции и большевизма, но с этим утверждением спорить просто невозможно. Иоганнес Брамс — Колыбельная Спать под «Колыбельную» Брамса вряд ли захочется, а помечтать о чем-то приятном под ее волшебные звуки — запросто. Yiruma — River Flows In You Композицию корейского композитора И Рума знают все без исключения поклонники фильма «Сумерки». Даже если у вас идиосинкразия на этот фильм, это не отменяет того, что нежная мелодия «Реки, текущей в тебе» прекрасна. Петр Чайковский — Концерт для фортепиано с оркестром № 1 Первый фортепианный концерт Чайковского в классике — все равно что Yesterday в поп-музыке. Аккорды, которыми начинается произведение, знают во всем мире, а те, кто не очень хорошо относится к России, в этот момент начинают нервно думать о русском великодержавном шовинизме. А зря. Это шедевр, невзирая на частоту исполнения. Пианист Андрей Гаврилов отзывался о первом концерте так: «это музыкальное сочинение, как бы сотканое из мелодических модуляций человеческой души, эта поющая, симфоническая философия жизни, этот сладкий русский симфонический экзистенциализм принадлежит едва ли не к десятку лучших созданий человеческого гения». Клод Дебюсси — Лунный свет Импрессионист от музыки смог в нескольких минутах фортепианных звуков передать всю атмосферу теплой лунной ночи у воды. Yann Tiersen — La Valse d’Amelie Яна Тирсена никак нельзя отнести к композиторам-классикам, но его упражнения по соединению некоторых классических традиций с аккордеоном, безусловно, заслуживают отдельного внимания. Любители фильма «Амели» и музыкальных экспериментов согласятся с нами. The Daydream — I Miss You Завораживающая, душераздирающая минималистичная мелодия, проникающая под кожу и заставляющая грустить, была написана южнокорейским композитором под псевдонимом The Daydream в 2001 году. John Williams — Theme from Schindler’s List За музыку к фильму «Список Шиндлера» композитор Джон Уильямс, сумевший так тонко передать настроение фильма, получил «Оскара». Clint Mansell — Lux Aeterna «Реквием по мечте» считается одним из самых тяжелых фильмов. И его атмосфере очень точно соответствует напряженная музыка современного композитора Клинта Манселла. Напряженная, драматическая и бесконечно грустная. Вольфганг Амадей Моцарт — Концерт для фортепиано № 23, Адажио В эту подборку можно было смело брать любое произведение Моцарта, но нам показалось, что именно Адажио из двадцать третьего концерта идеально подходит сюда по атмосфере — печальное, проникновенное и очень вдохновляющее. Hans Zimmer — Time Еще один киносаундтрек с «классическим» звучанием. «Начало» Кристофера Нолана не было бы столь впечатляющим, если бы не музыка. Морис Равель — Болеро «Болеро» Равеля завораживает своей цикличностью, повторами и все нарастающей громкостью, доходящей к концу произведения до идеала. Yuki Kajiura — B.T. Юки Кадзиура пишет музыку в основном для аниме-сериалов. Казалось бы, что может быть более несовместимым, чем аниме-культура и современная классическая музыка, а поди ж ты. Трогательная и проникновенная композиция B.T. была написана к сериалу .hack/SIGN. Фредерик Шопен — Фантазия Экспромт На «Фантазии» Шопена можно было бы проверять техничность исполнителя — беглость пассажей в пьесе совершенно нешуточная, но нам оно нравится не за темп и сложность, а за непередаваемой красоты мелодию и меняющееся настроение. Иоганн Штраус (сын) — На прекрасном голубом Дунае Все великолепие природы бывшей Австро-Венгерской империи в ритме и нотах одного из самых красивых вальсов в мире. Иоганн Штраусс (отец) — Марш Радецкого Несмотря на название, Марш Радецкого написал вовсе не Радецкий, а старший из Штраусов (а вот полонез Огинского написал Огинский, не перепутайте). Марш был написан к триумфальному возвращению в Вену фельдмаршала Радецкого с войском из Италии. И впервые исполнялся при торжественном проходе через город. Австрийцы были настолько впечатлены, что не могли удержаться от притоптываний в такт. С тех пор это стало традицией на новогодних концертах Венского Филармонического оркестра. Музыканты заканчивают выступление именно этим Маршем, а сидевшие до этого момента спокойно слушатели ритмично прихлопывают и притоптывают. Сергей Рахманинов — Прелюдия до-диез минор Суровая и мягкая, напряженная и спокойная, такая разная в один и тот же момент, до-диез-минорная прелюдия Рахманинова не отпускает от первой до последней ноты. Гендель — Сарабанда «Сарабанду» Генделя можно смело называть трагической. Такой надрыв, такой излом каждого нерва редко встречается в музыке. Шарль Камиль Сен-Санс — Лебедь Под зарисовку «Лебедь» Сен-Санса лучше всего в истории балета «умирала» великая Анна Павлова. Мы умирать не будем, мы лучше проникнемся каждым звуком этой мелодии. Георгий Свиридов — Метель Свиридов, один из ярчайших советских композиторов, передал в своем известном вальсе танец снежинок. Радостный, торжественный и очень стремительный. Франц Шуберт — Серенада Мы выбрали версию красивейшей Серенады великого Шуберта в исполнении другого великого композитора — Сергея Рахманинова. Витторио Монти — Чардаш Итальянец Витторио Монти за 54 года своей жизни написал много всего — от вокальных пьес до балетов. Но миру, в общем-то, плевать. Кроме знатоков, никто не знает у Монти ничего, за исключением знаменитого «Чардаша», венгерского танца, который венгры плясали в своих тавернах. Усидеть и правда трудно. Ференц Лист — Ноктюрн № 3 Композитор венгерского происхождения, пианист-виртуоз, изобретатель жанров «рапсодия» и «симфоническая поэма». Написал более 600 произведений, во многих из которых прослеживается богатое музыкальное наследие Венгрии, но мы сегодня послушаем его третий ноктюрн, под звуки которого так хорошо мечтается о любви. Петр Чайковский — Па-де-де из балета «Щелкунчик» «Танец феи Драже» из новогоднего балета Петра Ильича Чайковского хорошо знаком тем, кто будучи ребенком в СССР смотрел по телевизору мультфильм на его музыку. Жорж Бизе — Увертюра к опере «Кармен» Бодрая бравурная увертюра к комедийной опере Бизе настраивает на воинственный (в хорошем смысле этого слова) лад и позволяет немного снизить градус драмы и мурашек в этом материале. Philip Glass — Glassworks Филип Гласс — один из главных композиторов направления «минимализм». Его Glassworks действительно звучит как тонкое стекло, поющее на ветру. Joe Hisaishi — Howl’s Moving Castle Хисаиси Дзё — один из самых известных японских композиторов. Он писал музыку практически ко всем мультфильмам Хаяо Миядзаки, начиная с «Навсикаи из Долины Ветров», ко многим фильмам Такеши Китано. И поэтому хорошо знаком многим в мире, хотя бы по звукам его минималистичной «околоклассической» музыки. Carl Orf — O Fortuna В сценической кантате Carmina Burana, написанной Карлом Орфом в 30-х годах прошлого века, нет ничего ни про карму, ни про буран. Это своего рода сборник из 24 песен, написанных на стихи средневековых странствующих поэтов. Стихи Карл Орф взял из манускрипта XIII века, который так и назывался — «Carmina Burana» (название внезапно переводится как «Песни Бойерна»). Открывает и закрывает кантату песня O Fortuna, самая эмоциональная и драматическая из всех. Хор здесь играет роль скорей главного музыкального инструмента, поэтому мы, ничтоже сумняшеся, добавили «О Фортуну» в эту подборку. Густав Малер — Финал Восьмой Симфонии Закончить эту подборку потрясающей музыки мы предлагаем отхождением от объявленного в начале формата. Во-первых, это видео, а во-вторых, здесь есть вокал — и очень много, очень. Партию хора исполняет несколько сотен человек. Финальная часть Восьмой симфонии Густава Малера, которую часто называют Симфонией Тысячи Исполнителей, великолепна. Она сбивает с ног, заставляет забывать как дышать и покрывает все тело миллиардами мурашек. Многие полагают, что это один из самых грандиозных и потрясающих финалов в истории всей мировой музыки. Насладитесь им и вы.

Странно и удивительно то, что большинство людей полагает классическую музыку скучной, унылой, непонятной, предназначенной строго для высоколобых интеллектуалов в пенсне. Она прекрасна, она заставляет нашу душу звучать в унисон с мировой гармонией, пробуждает в нас лучшие чувства. Для того, чтобы понимать ее, не нужно иметь консерваторского образования, не нужно знать ничего о контрапункте, форшлагах, мордентах и прочих профессиональных терминах, не нужно помнить на зубок всех композиторов и их «дискографию». Те, кто говорят, что не любят классику, просто не слушали ее. Не слушали вдумчиво и расслабленно, в подходящей атмосфере и подходящие композиции. AdMe.ru решил помочь своим читателям восполнить этот пробел и собрал четыре десятка классических, неоклассических и даже псевдоклассических произведений, к которым невозможно остаться равнодушным. Подробности о подборке. Откиньтесь на стуле, кресле или диване, наденьте наушники, закройте глаза и погрузитесь в богатый, невообразимо прекрасный мир классической музыки. Иоганн Пахельбель — Канон в ре мажор Иоганн Пахельбель — один из важнейших композиторов XVII века, неоценимо много сделавший для музыки барокко. А еще он учил музыке маленького Иоганна Себастьяна Баха. Но большинство знает мастера по Канону в ре-мажор. Считается, что по этому яркому произведению невозможно составить представления о творчестве Пахельбеля, но когда от совершенства и великолепия каждого такта бегут мурашки, и глаза закрываются сами собой, это не так-то уж и важно. Fazil Say — Kara Toprak (Черная Земля) Турецкому композитору и пианисту Фазилю Сэю сейчас всего 43 года. С возрастом он начал тяготеть к крупным формам, но его главным «хитом» остается «Черная Земля». Эмоциональное произведение, наполненное напряжением, тоской и экспериментами с рояльным звучанием. И сбивающее с ног нарастающей экспрессией. После 1:45 начинается НЕВЕРОЯТНОЕ. Антонио Вивальди — Зима (из цикла «Времена года») Один из четырех скрипичных концертов мастера, объединенных под всем известным названием «Времена года». В «Зиме» Вивальди в безупречной форме передал холод, ветра и состояние природы в предгорье Альп в зимний сезон. А еще это символ угасания человеческой жизни. «Времена года» знают все, даже если не подозревают об этом. Иоганн Себастьян Бах — Сюита № 3 Арию из оркестровой сюиты № 3 Баха часто ошибочно называют «Воздух» за ее невесомое звучание, за пронизанность музыки солнечным светом, за общую негу. Ludovico Einaudi — Divenire Итальянец Людовико Эйнауди — один из тех, кто упорно продолжает писать классическую музыку и в XXI веке, прививая любовь к ней среди молодых людей. Его произведения, главная роль в которых отведена фортепиано, безупречны и наполнены как традициями, так и современностью. Jon Schmidt — All Of Me Джон Шмидт, мормон из Юты, ставший популярным на YouTube благодаря прекрасным видеоклипам The Piano Guys, написал «All Of Me», чтобы передать свое видение себя в музыке. Это до крайности позитивная и оптимистичная пьеса, в которой Джон демонстрирует чудеса беглости пальцев (в партитуре даже есть указание «перебирайте пальцами или умрите») и умение играть локтем в нужные моменты. Jon Schmidt & Steven Sharp Nelson — Michael Meets Mozart А это произведение — плод совместной работы Джона Шмидта и его друга виолончелиста Стивена Шарпа Нельсона. В нем они объединили наследие двух величайших музыкальных фигур — Майкла Джексона и Вольфганга Амадея Моцарта. Получилось очень увлекательно. Goran Bregovic — Underground Tango Горана Бреговича невозможно причислить к тем, кто сочиняет классическую музыку, однако же в его Underground Tango ему удалось придать симфоническое звучание и выразить в нем всю боль и страдания, пережитые балканским народом. Эдвард Григ — Утро (из сюиты «Пер Гюнт») Если слушать «Утро» Грига по утрам, попивая горячий кофе или чай, то жизнь сразу после пробуждения не будет казаться такой уж унылой и плохой. Внутренний свет и легкость «Утра» не дадут. Фредерик Шопен — Ноктюрн № 2 Ми-бемоль Это один из самых известных ноктюрнов Шопена. Как и все его ноктюрны, он пронизан грустью, но очень светлой, спокойной, лиричной и в каком-то смысле даже катарсической. Людвиг ван Бетховен — Аппассионата (Соната № 23) Ленин как-то назвал «Аппассионату» «изумительной, нечеловеческой музыкой». Мы можем не соглашаться с любым высказыванием лидера революции и большевизма, но с этим утверждением спорить просто невозможно. Иоганнес Брамс — Колыбельная Спать под «Колыбельную» Брамса вряд ли захочется, а помечтать о чем-то приятном под ее волшебные звуки — запросто. Yiruma — River Flows In You Композицию корейского композитора И Рума знают все без исключения поклонники фильма «Сумерки». Даже если у вас идиосинкразия на этот фильм, это не отменяет того, что нежная мелодия «Реки, текущей в тебе» прекрасна. Петр Чайковский — Концерт для фортепиано с оркестром № 1 Первый фортепианный концерт Чайковского в классике — все равно что Yesterday в поп-музыке. Аккорды, которыми начинается произведение, знают во всем мире, а те, кто не очень хорошо относится к России, в этот момент начинают нервно думать о русском великодержавном шовинизме. А зря. Это шедевр, невзирая на частоту исполнения. Пианист Андрей Гаврилов отзывался о первом концерте так: «это музыкальное сочинение, как бы сотканое из мелодических модуляций человеческой души, эта поющая, симфоническая философия жизни, этот сладкий русский симфонический экзистенциализм принадлежит едва ли не к десятку лучших созданий человеческого гения». Клод Дебюсси — Лунный свет Импрессионист от музыки смог в нескольких минутах фортепианных звуков передать всю атмосферу теплой лунной ночи у воды. Yann Tiersen — La Valse d’Amelie Яна Тирсена никак нельзя отнести к композиторам-классикам, но его упражнения по соединению некоторых классических традиций с аккордеоном, безусловно, заслуживают отдельного внимания. Любители фильма «Амели» и музыкальных экспериментов согласятся с нами. The Daydream — I Miss You Завораживающая, душераздирающая минималистичная мелодия, проникающая под кожу и заставляющая грустить, была написана южнокорейским композитором под псевдонимом The Daydream в 2001 году. John Williams — Theme from Schindler’s List За музыку к фильму «Список Шиндлера» композитор Джон Уильямс, сумевший так тонко передать настроение фильма, получил «Оскара». Clint Mansell — Lux Aeterna «Реквием по мечте» считается одним из самых тяжелых фильмов. И его атмосфере очень точно соответствует напряженная музыка современного композитора Клинта Манселла. Напряженная, драматическая и бесконечно грустная. Вольфганг Амадей Моцарт — Концерт для фортепиано № 23, Адажио В эту подборку можно было смело брать любое произведение Моцарта, но нам показалось, что именно Адажио из двадцать третьего концерта идеально подходит сюда по атмосфере — печальное, проникновенное и очень вдохновляющее. Hans Zimmer — Time Еще один киносаундтрек с «классическим» звучанием. «Начало» Кристофера Нолана не было бы столь впечатляющим, если бы не музыка. Морис Равель — Болеро «Болеро» Равеля завораживает своей цикличностью, повторами и все нарастающей громкостью, доходящей к концу произведения до идеала. Yuki Kajiura — B.T. Юки Кадзиура пишет музыку в основном для аниме-сериалов. Казалось бы, что может быть более несовместимым, чем аниме-культура и современная классическая музыка, а поди ж ты. Трогательная и проникновенная композиция B.T. была написана к сериалу .hack/SIGN. Фредерик Шопен — Фантазия Экспромт На «Фантазии» Шопена можно было бы проверять техничность исполнителя — беглость пассажей в пьесе совершенно нешуточная, но нам оно нравится не за темп и сложность, а за непередаваемой красоты мелодию и меняющееся настроение. Иоганн Штраус (сын) — На прекрасном голубом Дунае Все великолепие природы бывшей Австро-Венгерской империи в ритме и нотах одного из самых красивых вальсов в мире. Иоганн Штраусс (отец) — Марш Радецкого Несмотря на название, Марш Радецкого написал вовсе не Радецкий, а старший из Штраусов (а вот полонез Огинского написал Огинский, не перепутайте). Марш был написан к триумфальному возвращению в Вену фельдмаршала Радецкого с войском из Италии. И впервые исполнялся при торжественном проходе через город. Австрийцы были настолько впечатлены, что не могли удержаться от притоптываний в такт. С тех пор это стало традицией на новогодних концертах Венского Филармонического оркестра. Музыканты заканчивают выступление именно этим Маршем, а сидевшие до этого момента спокойно слушатели ритмично прихлопывают и притоптывают. Сергей Рахманинов — Прелюдия до-диез минор Суровая и мягкая, напряженная и спокойная, такая разная в один и тот же момент, до-диез-минорная прелюдия Рахманинова не отпускает от первой до последней ноты. Гендель — Сарабанда «Сарабанду» Генделя можно смело называть трагической. Такой надрыв, такой излом каждого нерва редко встречается в музыке. Шарль Камиль Сен-Санс — Лебедь Под зарисовку «Лебедь» Сен-Санса лучше всего в истории балета «умирала» великая Анна Павлова. Мы умирать не будем, мы лучше проникнемся каждым звуком этой мелодии. Георгий Свиридов — Метель Свиридов, один из ярчайших советских композиторов, передал в своем известном вальсе танец снежинок. Радостный, торжественный и очень стремительный. Франц Шуберт — Серенада Мы выбрали версию красивейшей Серенады великого Шуберта в исполнении другого великого композитора — Сергея Рахманинова. Витторио Монти — Чардаш Итальянец Витторио Монти за 54 года своей жизни написал много всего — от вокальных пьес до балетов. Но миру, в общем-то, плевать. Кроме знатоков, никто не знает у Монти ничего, за исключением знаменитого «Чардаша», венгерского танца, который венгры плясали в своих тавернах. Усидеть и правда трудно. Ференц Лист — Ноктюрн № 3 Композитор венгерского происхождения, пианист-виртуоз, изобретатель жанров «рапсодия» и «симфоническая поэма». Написал более 600 произведений, во многих из которых прослеживается богатое музыкальное наследие Венгрии, но мы сегодня послушаем его третий ноктюрн, под звуки которого так хорошо мечтается о любви. Петр Чайковский — Па-де-де из балета «Щелкунчик» «Танец феи Драже» из новогоднего балета Петра Ильича Чайковского хорошо знаком тем, кто будучи ребенком в СССР смотрел по телевизору мультфильм на его музыку. Жорж Бизе — Увертюра к опере «Кармен» Бодрая бравурная увертюра к комедийной опере Бизе настраивает на воинственный (в хорошем смысле этого слова) лад и позволяет немного снизить градус драмы и мурашек в этом материале. Philip Glass — Glassworks Филип Гласс — один из главных композиторов направления «минимализм». Его Glassworks действительно звучит как тонкое стекло, поющее на ветру. Joe Hisaishi — Howl’s Moving Castle Хисаиси Дзё — один из самых известных японских композиторов. Он писал музыку практически ко всем мультфильмам Хаяо Миядзаки, начиная с «Навсикаи из Долины Ветров», ко многим фильмам Такеши Китано. И поэтому хорошо знаком многим в мире, хотя бы по звукам его минималистичной «околоклассической» музыки. Carl Orf — O Fortuna В сценической кантате Carmina Burana, написанной Карлом Орфом в 30-х годах прошлого века, нет ничего ни про карму, ни про буран. Это своего рода сборник из 24 песен, написанных на стихи средневековых странствующих поэтов. Стихи Карл Орф взял из манускрипта XIII века, который так и назывался — «Carmina Burana» (название внезапно переводится как «Песни Бойерна»). Открывает и закрывает кантату песня O Fortuna, самая эмоциональная и драматическая из всех. Хор здесь играет роль скорей главного музыкального инструмента, поэтому мы, ничтоже сумняшеся, добавили «О Фортуну» в эту подборку. Густав Малер — Финал Восьмой Симфонии Закончить эту подборку потрясающей музыки мы предлагаем отхождением от объявленного в начале формата. Во-первых, это видео, а во-вторых, здесь есть вокал — и очень много, очень. Партию хора исполняет несколько сотен человек. Финальная часть Восьмой симфонии Густава Малера, которую часто называют Симфонией Тысячи Исполнителей, великолепна. Она сбивает с ног, заставляет забывать как дышать и покрывает все тело миллиардами мурашек. Многие полагают, что это один из самых грандиозных и потрясающих финалов в истории всей мировой музыки. Насладитесь им и вы.

Реклама




Поделитесь с друзьями!