Ширвиндт рассказал о последних словах Андрея Миронова

Советский и российский актёр, театральный режиссёр и педагог, сценарист, телеведущий, писатель-мемуарист, художественный руководитель Московского академического театра Сатиры, народный артист РСФСР Александр Анатольевич Ширвиндт рассказал, какими были последние слова народного артиста РСФСР Андрея Миронова.

Фото Ширвиндт раскрыл последние слова Андрея Миронова

Худрук театра Сатиры Александр Ширвиндт дал интервью газете «Московский комсомолец» и рассказал, какими были последние слова народного артиста РСФСР Андрея Миронова, покинувшего нас 30 с лишним лет назад.

14 августа 1987 года во время гастролей в Риге Миронов играл в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро» и потерял сознание прямо на сцене. Актёра унесли за кулисы, вызвали ему скорую и отвезли в больницу, где он скончался два дня спустя, не приходя в сознание. Александру Ширвиндту довелось быть рядом с Мироновым на том злосчастном последнем спектакле.

— Этот кошмар в Риге, когда я выносил его с «Фигаро» — я всё помню как вчера. Физически ощущения помню, и его последние слова: «Шура, голова…». И это было 34 года назад, — поделился воспоминаниями Александр Анатольевич.

Ранее Ширвиндт рассказывал, как по удивительному совпадению в Риге как раз в те дни проходил всемирный съезд невропатологов, однако даже лучшие врачи не решились оперировать актёра.

Александр Анатольевич утверждает, что Андрей Миронов знал о своих проблемах со здоровьем, консультировался с медиками.

— Появлялись какие-то гении, которые, как потом выяснялось, тоже ничего не могли. Это в Ташкенте началось, когда у него что-то с головой случилось, и там врачи сказали, что у него в голове какое-то образование. За 15 лет до смерти, понимаешь!? — сокрушался Ширвиндт. — А до этого все медицинские светила уверяли, что его головные боли, плохое самочувствие — всё от переутомления, «много работаете».

Андрей Миронов в фильме-концерте «Грустить не надо»

В то же время бывшая жена Миронова, недавно покинувшая нас заслуженная артистка РСФСР Екатерина Градовавспоминала, что Андрей Александрович отказывался ложиться на операцию.