Совместные фото детей в постели мама восьмилетней блогерши называет «просто шуткой»

Реклама

Одним из самых громких скандалов минувшей недели стал «роман» восьмилетней блогерши и 13-летнего мальчика. Дети объявили о своих отношениях в соцсетях и стали размещать там откровенные фотографии, на которых целуются в губы, лежат вместе в постели. На вопросы подписчиков они отвечали, что вместе спят. Кроме того, девочка размещала свои фотографии в откровенных нарядах и позировала в весьма недвусмысленных позах.

После скандала, который спровоцировала история с «влюбленными» детьми, в ситуацию вмешался детский омбудсмен. Разбираемся в том, как распространение подобного контента может отразиться на самой блогерше и миллионах ее подписчиков, и какие опасности влечет за собой детский блогинг, позволяющий детям и их родителям зарабатывать в Сети немалые деньги.

«Мальчик, девочка — это сейчас хорошо „стреляет“ в хайповом формате»

Восьмилетняя девочка, вокруг которой разразился скандал, — блогер-миллионник из Киева, в соцсети Likee у нее почти шесть миллионов подписчиков, а у ее «бойфренда» — полмиллиона. Девочка популярна и в «Инстаграме» — там у нее 482 тысячи фолловеров, она часто рекламирует различные товары и бренды детской одежды. Ее мама на своей странице в «Инстаграме» тоже называет себя блогером и дает понять, что очень гордится дочкой. Размещает посты, в которых пишет, что именно по ее инициативе девочка «занимается моделингом». Несложно догадаться, что эротичные фотосессии ребенка — это маминых рук дело. Тем не менее эти фотосессии не провоцировали скандал — до тех пор, пока блогеры не решили «хайпануть» со своей якобы историей любви.

И даже после того, как делом заинтересовался детский омбудсмен, «хайп» со стороны детей не прекратился. Закрыв комментарии под своими публикациями, дети продолжали выставлять stories, в которых рассказывали, что искренне любят друг друга. Результат — еще плюс сто тысяч подписчиков на страничке девочки в «Инстаграме».

Юристы и психологи контент на странице девочки называют приманкой для педофилов. И обвиняют в первую очередь ее маму, которая зарабатывает на этом деньги.

«Создание такого контента с участием детей считаю абсолютно недопустимым, — заявил детский омбудсмен Николай Кулеба. — Это сексуализирует образ ребенка. Для меня такой контент аморальный и провокационный. Некоторые родители ради „хайпа“ используют своих детей в образах, которые могут негативно повлиять на их развитие. По данным исследований, только за последний год почти 25 процентов детей хотя бы раз попадали в ситуацию, связанную с сексуальным насилием или эксплуатацией. Это ситуации, когда с детьми вступали в контакт с целью сексуального насилия».

Омбудсмен подчеркнул, что, как только увидел профили девочки и ее «бойфренда», сразу же обратился в МВД, киберполицию, Генпрокуратуру и социальные службы.

После того как маму девочки допросили в полиции, самые провокационные фото из аккаунта юной блогерши исчезли. Мама заявила, что никакого романа между детьми на самом деле нет, и признала, что все это делалось «ради хайпа». Совместные фото детей в постели женщина называет «просто шуткой».

«Дети в дружеских отношениях, — заявила женщина телеканалу СТБ. — Они как брат и сестра, им весело и хорошо вместе. Семь месяцев назад мы стали продвигать совместные с мальчиком видео в хайповом порядке. Знаете как, мальчик, девочка — это сейчас хорошо „стреляет“ в хайповом формате для детей. Просто чтобы заинтересовать аудиторию. А потом дети подружились».

Скандал разгорелся после того, как блогеры решили «хайпануть» со своей якобы историей любви

На вопрос о снимках детей в постели, женщина сказала:

«Это тоже исключительно детская подача, для детей. Детская аудитория сейчас настроена на то, чтобы всех шипперить, то есть сводить. Сводить мальчика и девочку. На самом деле они, конечно же, не спят в одной кровати. Это было просто прилечь вместе, сфоткать, посмеяться — и все. Поцелуи тоже детские. Этот мальчик не рассматривает мою дочь как сексуального партнера. Он просто трепетно к ней относится, как к ребенку».

При этом женщина уверяет, что «никого ни к чему не принуждает» и «дети с удовольствием сами все это делают». Журналисту СТБ удалось с согласия мамы пообщаться и с самой восьмилетней блогершей. Надо сказать, в жизни девочка совсем не похожа на «роковую женщину», в образе которой выступает в соцсетях. Она совсем еще ребенок, не выговаривает много букв, плохо формулирует предложения. При этом в своей детской речи активно использует слова «тренды», «блогинг», «моделинг». Девочка сказала журналисту, что хочет «хотя бы десять миллионов подписчиков», а на вопрос, чем еще увлекается, кроме соцсетей, по подсказке мамы ответила: «Моделингом. Я закончила три модельных школы. А в обычную школу не хожу. Я на домашнем обучении».

В жизни девочка совсем не похожа на «роковую женщину», в образе которой выступает в соцсетях

Решение не отдавать дочку в школу ее мама объяснила популярностью и занятостью ребенка — дескать, девочка «постоянно на съемках и показах», поэтому ей больше подходит учиться дистанционно. Еще женщина возмутилась, что после скандала соцсеть Likee заблокировала профиль ее дочки с шестью миллионами подписчиков, на который «было потрачено три года работы», и сказала, что после такого стресса ее ребенку понадобится психолог.

«Ребенок такого возраста полностью зависит от родителей и ориентируется на их реакции»

В полиции открыли уголовное производство по факту распространения порнографического контента. Считать ли таковым фото девочки в соцсетях, определит экспертиза. Некоторые юристы также усматривают в происходящем эксплуатацию детского труда — со стороны матери, зарабатывающей на этом деньги.

«Фактически, если речь идет о зарабатывании денег, то в определенной мере это и есть эксплуатация ребенка, — прокомментировал ситуацию в программе «Сніданок з «1+1» юрист Лаврентий Царук. — Что же касается порнографии, то недавно Украина присоединилась к международной конвенции, в соответствии с которой в нашем законодательстве появилось новое определение детской порнографии. Детской порнографией теперь считается изображение любым способом ребенка в реальном или смоделированном откровенно сексуальном образе, задействование ребенка в реальном или смоделированном сексуальном поведении».

По словам юриста, потерпевшей стороной в данной ситуации однозначно является ребенок. И несмотря на то, что созданием контента занимается ее мать, которая явно не будет сама на себя подавать в суд, подать иск о защите прав ребенка может, например, отец девочки (мужчина проживает отдельно и заявил, что ничего не знал о блогерстве дочери) или Служба по делам детей.

После того как маму юной блогерши допросили в полиции, подобные провокационные фото из аккаунта девочки исчезли 

Но можно ли тогда считать эксплуатацией детского труда действия родителей других детей-блогеров, которых в Украине немало? Среди них есть дети, которые давно сделали своих родителей миллионерами за счет огромной подписки в «Инстаграме» и на YouTube, а также прибыли от рекламы. Например, самый популярный блогер среди украинских детей — киевлянка Диана, у которой 75 миллионов подписчиков на YouTube. Блог Дианы вошел в топ-50 каналов на YouTube и, по данным статистического сервиса WhatStat, уже принес ей не меньше 5 миллионов долларов дохода. На видео, которые пользуются сумасшедшей популярностью, девочка распаковывает и тестирует игрушки и детскую косметику, путешествует с родителями, наряжается принцессой и даже ездит по дому в карете. Одним словом, ведет красивую и богатую жизнь.

Аналогичный подход принес успех и детям-блогерам из Одессы. Брат и сестра тоже начинали с распаковки подарков на камеру. Количество подписчиков росло как на дрожжах. Соответственно, увеличивалась и прибыль от рекламы. Семья стала много путешествовать, а в 2017 году переехала в Лондон. На двоих у брата и сестры сейчас больше 40 миллионов подписчиков на YouTube, что приносит им свыше ста тысяч долларов в месяц.

Более скромные дети-блогеры тоже не бедствуют. Например, 11-летняя киевлянка Кира, имея почти миллион подписчиков в «Инстаграме» и вдвое больше на YouTube, за каждую рекламу получает около тысячи долларов. А за день у нее может быть несколько рекламных stories.

И таких примеров множество. По словам Лаврентия Царука, если дети не издают шокирующий или порнографический контент и при этом получают базовое среднее образование, их родителей нельзя обвинить в нарушении закона. Потому что развивать творчество сына или дочки и получать за это деньги — вполне законно. Но только в том случае, если в приоритете все равно не блог, а учеба, здоровье и нормальное развитие ребенка. С вопросом, как влияет подобная блогерская деятельность на психику детей и какие может нести опасности, мы обратились к специалистам.

Комментируя скандал с «романом» восьмилетней блогерши, эксперт-психолог Сергей Волочай сказал :

— Может ли восьмилетняя девочка, мама которой говорит, что «ей самой нравится блогинг», в полной мере осознавать и оценивать свои действия? Конечно же, нет. Ребенок такого возраста полностью зависит от родителей и ориентируется на их реакции. Условно говоря, если маме это нравится, это нравится и ребенку. Что касается провокационных поз на фотографиях, то для самой девочки сейчас это ровным счетом ничего не значит. У нее нет ни сексуального опыта, ни соответствующих знаний, чтобы понять, что означает та или иная поза. Другой вопрос — что будет потом, когда девочка повзрослеет. Как она будет воспринимать эти фотографии и действия своей матери и как ее с таким бэкграундом будут воспринимать окружающие. Она может столкнуться с буллингом, а позже — с проблемами при трудоустройстве.

Уже сейчас большинство работодателей или бизнес-партнеров, начиная с кем-то деловые отношения, тщательно мониторят профили претендента в соцсетях и упоминания о нем в Интернете. И девочка с такой биографией вряд ли сможет стать, к примеру, юристом в престижной конторе или пресс-секретарем человека, который дорожит своей репутацией. Для нее останется только сфера шоу-бизнеса, где подобные скандалы являются нормальной практикой. То есть у ребенка, чьи родители неосмотрительно выкладывали в Сеть его личные фото, уже не будет возможности свободного выбора своего будущего.

Само по себе блогерство, даже не столь провокационное, по словам психолога, уже несет в себе опасности для развития личности. Потому что блогерство засасывает. Человек начинает зависеть от количества подписчиков, лайков.

— Особенно это опасно для ребенка, — считает Сергей Волочай. — Вместо того чтобы заняться, к примеру, музыкой или спортом, или почитать книгу, многие блогеры начинают думать только о том, что бы такое запостить, какую бы сделать фотографию, чтобы подписчики тебя не забыли и не ушли к другому блогеру. И если раньше внимание в СМИ привлекали выдающие личности, которые чего-то добились в жизни, то в мире соцсетей все иначе. Здесь масштаб личности определяют не таланты и достижения, а количество фолловеров.

«Среди подписчиков детей есть взрослые люди с разными наклонностями»

— При этом большинство блогеров — и детей, и взрослых — несут совершенно бессмысленный контент из серии: я проснулся, позавтракал и рассказал о модных новинках или — в случае с ребенком — распаковал красивый подарок. И это нравится миллионам подписчиков. Общество деградирует?

— Оно не развивается и не деградирует — просто меняются его некоторые проявления. Не всем же обсуждать литературу и вести интеллектуальные беседы. Большинство людей всегда любили поговорить ни о чем. В соцсетях таких желающих поговорить ни о чем миллионы, и они удовлетворяют свои потребности. Кто-то из них становится обладателем большого количества лайков и просмотров — и, возможно, зарабатывает на этом деньги. Если у такого блогера при этом есть жизнь за пределами соцсети — есть интересы, настоящие друзья — это одно. Но если человек живет исключительно своим блогом, потеря аккаунта, подписчиков или, к примеру, закрытие соцсети, может стать для него непоправимой трагедией и даже привести к суициду.

Детское блогерство может повлечь за собой и другие опасности, о которых большинство родителей вообще не задумываются, говорит консультант по вопросам безопасности детей Елена Лизвинская:

— Многие родители не думают о том, что среди подписчиков их детей есть не только сверстники, но и взрослые люди с разными наклонностями, которые, глядя на фотографии ребенка (особенно провокационные), испытывают желания или фантазии.

И если одни, по словам эксперта, будут довольствоваться только просмотром фото, то другие могут перейти к активным действиям — вплоть до того, чтобы вступить с ребенком в переписку или устроить за ним слежку в реальной жизни. И это касается не только родителей детей-блогеров, но и тех мам, которые любят с первых дней жизни своего ребенка выставлять его фото в соцсети.

— Если мы говорим о публичных людях, которые часто такое делают, то большинство из них хотя бы пользуются услугами охранных служб и могут обеспечить безопасность своему ребенку. И то многие при этом закрывают на фотографиях лица своих детей, что, безусловно, правильно, — продолжает Елена Лизвинская. — А вот если говорить об обычной маме, то у нее нет никакой охраны и ее ребенок, которого она активно постит в соцсети, вообще никак не защищен. Эта мама не задумывается о том, что человек с определенными наклонностями может следить за ее профилем. Сегодня она выставила фото со своего двора, отметив при этом геолокацию, и уже понятно, где они с ребенком живут. А завтра показала видео с детского дня рождения, отметив, что ее дочка любит пони или спайдермена. И человек, который следит, уже знает, чем ребенка можно привлечь.

Из соцсетей этот человек без проблем узнает имена ближайших родственников ребенка. Думаю, не нужно объяснять, что может произойти дальше. Я не раз сталкивалась с ситуациями, когда в соцсетях случайно публиковали фото мамы или ребенка, которые скрывались от мужа-тирана, и после этого он их находил. Да, сейчас XXI век, и мы не можем отказаться от соцсетей или запретить детям ими пользоваться. Но нужно быть осторожными и всегда думать о последствиях.

Реклама