Старческое слабоумие: как помочь близкому и самому не сойти с ума

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Цель моего выступления сегодня – рассказать о характерных проблемах, которые возникают у пожилых людей, и показать как они сказываются на нас, ухаживающих лицах.

Сначала определим главное понятие. Деменция – это нажитое слабоумие. То есть когда мозг человека уже сформировался, и потом с ним что-то случилось. У нас до сих пор еще используется слово олигофрения. Олигофрения – это слабоумие, которое возникло на фоне формирования мозга, а всё, что человек нажил потом, называется деменцией. Обычно она бывает после 60–70 лет.

Рейтинг типичных заблуждений. «Что вы хотите, он старый…»

Григорий Горшунин

1. Старость не лечится.

14 лет я работал участковым геронтопсихиатром в Королёве в обычном диспансере. И я был единственным человеком, который ходил по домам. Конечно, у меня накопилось очень много интересной информации. И первое, с чем я сталкивался, фраза родственников и приходящих врачей: «Да что вы хотите? Он же старый…». А самый гениальный ответ, на мой взгляд, дала одна родственница пожилой бабушки, которая сказала: «Что я хочу? Я хочу, чтобы когда она умерла, у меня не было чувства вины, что я не сделала то, что я могла бы сделать!».

Врач всегда хочет быть эффективным, хочет вылечить пациента. А старость вылечить невозможно. И создается иллюзия, что со старыми людьми вообще делать нечего. Вот с этой иллюзией мы и должны сегодня бороться.

Нет диагноза «старость», есть болезни, которые нужно лечить, как любые болезни в старом возрасте.

2. Деменцию не нужно лечить, так как она неизлечима.

Это ложь и нарушение этики: в таком случае любые хронические болезни не нужно лечить, а между тем около 5% деменций потенциально обратимы. Что значит «потенциально обратимы»? Если на ранней стадии некоторых типов деменций назначить правильное лечение, то деменцию можно вылечить. Конечно, мы не вылечим человека от жизни, но на ранней стадии деменция может отступить либо в значительной степени уменьшиться.

5% – это немного? Очень много в общем масштабе, так как по полуофициальным данным в России около 20 миллионов людей, страдающих деменцией. На самом деле, я думаю, эта цифра занижена раза в полтора-два.

3. «Зачем его мучить «химией»?».

Нарушение этики: не нам решать. Когда вы сами заболеете, вас не надо «мучить» лекарствами? Почему пожилой человек не может получить ту же помощь, что и молодой? Какое-то удивительное лицемерие, родственники говорят: «Давайте мы не будем мучить нашего дедушку химией», а потом этот дедушка выводит их из себя, и они его бьют. То есть мучить химией не надо, а бить можно? Пожилой человек не может сам обратиться к врачу, мы должны его лечить и взять на себя эту функцию.

4. «Доктор, только чтобы он спал…!».

Люди неделями, иногда месяцами, терпят ужасные нарушения поведения на фоне деменции своих родственников, а потом, шатаясь, приходят к психиатру и говорят: «Доктор, нам ничего не надо, пусть он только спит». Конечно, сон очень важен, его необходимо организовать, но сон – это верхушка айсберга, если просто искусственно вызывать сон, человеку с деменцией это особо не поможет.

Бессонница – это симптом. И поэтому усыпить дедушку можно, но помочь ему от деменции таким образом нельзя. Почему-то окружение больного – близкие люди, сиделки, средний медицинский персонал, некоторые невропатологи и терапевты – думают, что очень сложно наладить сон, снять агрессию, снять бредовые идеи. На самом деле, это реальная задача. Мы не можем вылечить человека, но сделать так, чтобы в уходе он был удобен для нас, и при этом ему самому было более-менее хорошо – реальная задача.

Итог заблуждений: Напрасные страдания пациента и его окружения.

Агрессию, бредовые идеи, нарушения поведения и сна, многое другое можно купировать, а развитие слабоумия остановить на время или замедлить. 

Фото: awo.kz

3D: депрессия, делирий, деменция

Есть три главные темы, с которыми сталкиваются ухаживающие лица и врачи в геронтопсихиатрии:

1. Депрессия

  • Депрессия – это хронически сниженное настроение и неспособность радоваться
  • Часто встречается в пожилом возрасте
  • Воспринимается как норма пациентом и окружающими
  • Сильно влияет на все соматические заболевания и ухудшает их прогноз

Если человек, неважно, в каком возрасте, хронически неспособен переживать радость – это депрессия. У каждого, наверное, свой опыт старости. Я очень бы хотел, чтобы с моей помощью мы сформировали образ старости а-ля Япония, когда мы на пенсии поднакопим денег и куда-то поедем, а не будем сидеть на табуретке ровно.

Пока же образ старости в нашем обществе довольно депрессивный. Кого мы представляем, когда говорим «старик»? Обычно согбенного деда, который куда-то бредет, или злую, беспокойную бабушку. И поэтому, когда у пожилого человека плохое настроение, это воспринимается нормально. Тем более нормальным считается, когда старики, которые дожили до 80–90 лет, говорят: «Мы устали, мы не хотим жить». Это неправильно!

Пока человек жив, он должен хотеть жить, это норма. Если человек, в любой ситуации, не хочет жить – это депрессия, несмотря на возраст. Чем плоха депрессия? Она отрицательно влияет на соматические заболевания и ухудшает прогноз. Мы знаем, что обычно у пожилых людей целый букет заболеваний: сахарный диабет второго типа, стенокардия, гипертония, коленки болят, спина болит и так далее. Даже иногда приходишь на вызов, спрашиваешь пожилого человека, что болит, он говорит: «Всё болит!». И я понимаю, что он имеет в виду.

И старики, и дети при депрессии страдают телом. То есть, на самом деле, ответ «всё болит» можно перевести на наш язык так: «У меня болит, в первую очередь, душа, а от этого уже всё остальное». Если человек подавлен, печален, у него прыгает давление, сахар, пока мы эту печаль и подавленность не уберем, нормализовать другие показатели представляется маловероятным.

Итог: Депрессию редко диагностируют и лечат. Как следствие: длительность и качество жизни меньше, а окружающим хуже. 

2. Делирий (спутанность)

1) Помрачение сознания: потеря контакта с реальностью, дезориентация, с хаотичной речевой и моторной активностью, агрессией.

2) Возникает часто после травм, переездов, заболеваний

3) Часто возникает остро вечером или ночью, может пройти и снова возобновиться

4) Человек часто не помнит или смутно помнит, что он делал в состоянии спутанности

5) Усугубляется неверным лечением

С делирием мы сталкиваемся в молодом возрасте в основном при злоупотреблении алкоголем. Это белая горячка – галлюцинации, бред преследования и так далее. У пожилого человека делирий возникает после травм, переездов и заболеваний.

Буквально позавчера я был на вызове к женщине, которой уже под сто лет. Она всегда жила почти самостоятельно – с приходящим соцработником, родственники покупали продукты. У нее была деменция, но мягкая, никому не мешала.

И вот она ночью падает, ломает шейку бедра, и у нее в первую же ночь после перелома начинается спутанность. То есть она никого не узнает, кричит: «Куда вы дели мою мебель, мои вещи?», начинает паниковать, злиться, вставать со своей сломанной ногой, куда-то бежать и так далее.

Второй повод – переезд. Вот старик живет один, сам себя обслуживает в городе или на селе. Ему помогает окружение – соседи продукты покупают, бабушки приходят проведать. И вдруг родственникам звонят и говорят: «Ваш дедушка чудит». Свиньям дал то, что курам, курам – то, что свиньям, ночью куда-то побрел, еле поймали и так далее, заговаривается. Приезжают родственники и забирают дедушку.

И тут возникает проблема, потому что дедушка, хотя и не очень справлялся со своими курами и свиньями, но, по крайней мере, знал, где туалет, где спички, куда пойти ночью или днем и так далее, то есть как-то ориентировался. А после переезда он вообще не ориентируется. И на этом фоне, обычно ночью, начинается спутанность – дедушка рвется домой.

Иногда родственники, ошалев от такой настойчивости, действительно везут его домой, чтобы показать что-то, чтобы он успокоился по поводу кур… Но это ни к чему не приводит, потому что в соседнем подъезде такой же дедушка рвется домой, хотя он в этой квартире прожил всю свою жизнь.

Просто люди, в момент спутанности, не понимают, что вокруг происходит. Спутанность часто возникает остро вечером или ночью, и может сама пройти. То есть ночью вызывают «скорую», врач говорит: вызовите психиатра, а утром пациент просыпается и ничего не помнит. Потому что спутанность амнезируется, человек не помнит, либо очень смутно помнит, что он делал в состоянии спутанности.

Спутанность сопровождается чаще всего психомоторным возбуждением – речевым, двигательным, возникает обычно в ночное время, и, что особенно неприятно, усугубляется неверным лечением.

Когда у пожилых нарушается сон, какой обычно препарат советуется терапевтом, невропатологом? «Феназепам» – бензодиазепиновый транквилизатор. Этим препаратом можно лечить тревогу и бессонницу. Он усыпляет и успокаивает. Тем же «Феназепамом» молодые люди могут снимать панические атаки.

Но при спутанности «Феназепам» часто действует наоборот – не успокаивает, а возбуждает. Мы часто слышим такие истории: приезжала «скорая», дала «Феназепам» или «Реланиум», дедушка на десять минут забылся, а потом стал бегать по потолку. Вся эта группа бензодиазепиновых транквилизаторов часто действует наоборот.

И еще про «Феназепам»: даже если ваши бабушки и дедушки употребляют его в разумных пределах, имейте в виду, что он, во-первых, вызывает привыкание и зависимость, а во-вторых, это миорелаксант, то есть он расслабляет мышцы. Очень часто пожилые люди, когда увеличивают себе дозу «Феназепама», вставая, например, ночью в туалет, падают, ломают шейку бедра, и на этом всё заканчивается.

Фото: doktorland.ru

Иногда еще начинают лечить бессонницу или спутанность у бабушек фенобарбиталом, то есть «Валокордином». Но фенобарбитал, хотя и действительно очень сильное снотворное, противотревожное и противосудорожное средство, вызывает зависимость и привыкание. То есть, в принципе, мы можем его приравнять к наркотическим средствам.

Поэтому у нас в России есть такое специфическое явление как бабушки-валокординщицы. Это бабушки, которые покупают в аптеке огромное количество флаконов «Валокордина» или «Корвалола» и пьют их очень много. По сути, они наркоманы, и если они не выпьют – они а) не заснут; б) у них начнутся расстройства поведения, напоминающие белую горячку у алкоголика. Если вы видите, что ваш близкий человек регулярно пьет на ночь для сна эти безрецептурные препараты – пожалуйста, обратите на это внимание.

Итог: при спутанности не обращаются на ранних стадиях, не ищут причин, лечат не так, как следствие – страдание пациента и всей семьи, бегство сиделок. 

3. Деменция

Деменция – нажитое слабоумие: расстройства памяти, внимания, ориентации, узнавания, планирования, критики. Нарушение и утрата профессиональных и бытовых навыков.

  • Родственники, а иногда и врачи «замечают» деменцию только на продвинутых стадиях
  • Мягкие, а иногда умеренные расстройства считаются нормой в пожилом и старческом возрасте
  • Деменция может начаться с расстройств характера
  • Часто применяют неправильное лечение

Как вы думаете, если вы приведете среднестатистического пожилого человека лет 70-ти с нарушением памяти и ориентации на прием к невропатологу, скорее всего, какой тот получит диагноз? Он получит диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия», что в переводе на русский язык означает «расстройство функций мозга из-за нарушения кровообращения по его сосудам». Чаще всего, это диагноз неправильный, и лечат из-за этого чаще всего это состояние неправильно.

В России есть традиционная проблема – гипердиагностика сосудистых проблем мозга и гиподиагностика так называемых атрофических проблем, куда входит болезнь Альцгеймера, Паркинсон и многое другое. Почему-то невропатологи везде видят проблемы с сосудами. Но если болезнь развивается плавно, исподволь, медленно, скорее всего, она с сосудами не связана. А вот если болезнь развивается резко или скачкообразно – это сосудистая деменция.

Но довольно часто эти два состояния сочетаются. То есть с одной стороны, идет плавный процесс отмирания клеток мозга, процесс типа Альцгеймера, а с другой стороны, на этом фоне происходят еще и какие-то сосудистые катастрофы.

Родственники и врачи деменцию не всегда замечают или замечают только на продвинутых стадиях. Есть стереотип, что деменция – это когда человек лежит в памперсе и пускает пузыри, а когда он просто, например, теряет какой-то бытовой навык – это еще нормально. На самом деле, деменция, если она развивается очень плавно, начинается чаще всего с расстройств памяти.

Классический вариант – деменция альцгеймеровского типа. Что это означает? Человек неплохо помнит события из своей жизни, но то, что было только что, не помнит. Например, на приеме я расспрашиваю пожилого человека, он всех узнает, всё знает, адрес помнит, а потом я говорю: «Вы сегодня завтракали?». – «Да», – «А что у вас было на завтрак?», – молчание, он не помнит.

Также есть такой стереотип, что деменция – это что-то про память, внимание, ориентацию. На самом деле, есть такие типы деменций, которые начинаются с расстройств характера и поведения. Например, лобно-височная деменция, или как раньше ее называли, болезнь Пика, которая может начинаться с расстройства характера. То есть человек на первых стадиях деменции становится либо благодушно отвлеченным – «море по колено», либо наоборот очень замкнутым, аутичным, погруженным в себя и апатичным.

Вы, наверно, хотите меня спросить: а где, собственно, пролегает та условная граница между еще нормой и уже началом деменции? Есть разные критерии этой границы. МКБ (Международная квалификация болезней) считает, что деменция – это нарушение высших корковых функций с потерей и нарушением бытовых и профессиональных навыков. Определение совершенно гениальное, но оно очень общее. То есть мы его можем применить и на продвинутых, и на ранних стадиях. А почему так важно определить границу? Это момент не только медицинский. Очень часто возникают юридические вопросы: проблемы наследства и так далее.

Определить границу помогут два критерия:

1) Деменция характеризуется расстройством критики. То есть человек уже не относится с критикой к своим проблемам – к расстройствам памяти в основном.

2) Потеря бытовых навыков. Пока человек себя обслуживает, мы можем по умолчанию считать, что деменции нет.

Но тут тоже тонкий момент – что значит «себя обслуживает»? Если человек уже существует на вашем попечении, но в квартире функционирует, это не значит, что деменции еще нет. Очень может быть, что она уже мягко развивается, просто человек в своей привычной среде её не обнаруживает.

Вот отсюда ошибка: мягкие и медленные расстройства считаются нормой в пожилом и старческом возрасте. Это очень плохо, потому что именно мягкие и медленные расстройства можно эффективно лечить. Если вы приводите своего родственника на ранней стадии деменции, ее можно купировать с помощью препаратов, которые если и не вылечивают деменцию, но здорово ее задерживают. Иногда – на многие-многие годы.

Итог: Деменцию поздно диагностируют, неверно лечат. Как следствие – близкие люди живут меньше, хуже, страдают сами и вызывают страдания у окружающих.

С чего нужно начинать, если у близкого человека деменция? С заботы об ухаживающем лице!

Нормализовав состояние ухаживающего лица, мы:

– Улучшаем качество ухода

– Предотвращаем «синдромы выгорания» у близких и сиделок: агрессия, депрессия, соматизация

– Сохраняем хороших сиделок и здоровье нашим близким, несущим бремя ухода

– Если ухаживающее лицо работает, улучшаем его работоспособность

Есть у кого-то версии, почему надо с себя начинать при заботе о близком с деменцией? Вспомним 3D, где на первом месте стоит депрессия. Ухаживающее лицо, на самом деле, гораздо более уязвимо, чем дементный пациент. Дементный пациент может уже ничего не понимать, считать вас вместо дочки внучкой, соседкой, медсестрой. А вам еще нужно обеспечить пациента – социально, юридически, медицински. Если вы поставите в центр пациента, а точнее, его болезнь, со временем вы ляжете рядышком с пациентом. Только нормализовав состояние ухаживающего лица, мы улучшаем качество ухода.

Синдром выгорания имеет три условные стадии: агрессия, депрессия, соматизация. Агрессия – часто как раздражительность, классический вариант – астения (слабость, быстрая утомляемость).

Депрессия наступает после агрессии, если ухаживающее лицо не имеет возможности передохнуть. Это фаза апатии, когда человеку уже вообще ничего не надо, он автоматически ухаживает и уже не с нами. Это более тяжелая стадия выгорания.

Если и на этой стадии мы о себе не заботимся – наступает соматизация. Проще говоря, человек может просто умереть. У ухаживающего человека развиваются его собственные болезни, и он сам становится инвалидом.

Обмануть реальность невозможно. Если вы ухаживаете, не заботясь о себе, то через какое-то время вы сами погибнете.

Что можно сделать при правильном лечении и уходе за слабоумным родственником?

– Выявить и вылечить «потенциально-обратимые деменции» и депрессивные псевдодеменции

– Удлинить жизнь и качество жизни близкому человеку, если деменция неизлечима

– Устранить страдания пожилого человека, расстройство поведения, психотические расстройства

– Сохранить здоровье, силы, работу ухаживающим лицам и родственникам

В 5% случаев, деменцию можно вылечить. Бывают деменции при гипотиреозе, при гипертиреозе, при недостатке витамина В-12, фолиевой кислоты и так далее.

Если мы не можем вылечить деменцию, мы должны понимать, что от момента постановки диагноза до смерти нашего близкого человека проходит в среднем четыре– семь лет. Зачем же нам эти годы превращать в ад? Давайте устраним страдания пожилого человека – расстройства поведения, психотические расстройства, – а себе сохраним здоровье и работу.

Фото: practiceunite.com

Вопросы:

Если я замечаю у родственницы какие-то отклонения в поведении, а она этого не признает и лечиться не хочет?

– В медицинском праве есть федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». Я считаю, что всем людям, которые занимаются уходом за дементными пациентами, в связи со сложной социо-юридической медицинской ситуацией, нужно этот закон прочитать. Особенно про наблюдение психиатром: как можно приглашать психиатра, в каких случаях психиатр может недобровольно направить кого-то в стационар и т.п.

Но на практике, если мы видим деменцию, мы просто начинаем её сразу лечить, прибегая к разным уловкам. И тут следует помнить, что психотропные препараты дементным пациентам оставлять на руках нельзя. Они забывают их принимать либо забывают, что приняли, и принимают ещё. Или не принимают специально. Почему?

Рейтинг болезненных идей у пожилых людей:

  1. Идея ущерба, которая формируется на фоне нарушений памяти. То есть пожилой человек, уже охваченный какими-то смутными параноидальными сомнениями, берет свои документы, деньги и прячет их, а потом не может вспомнить, куда их засунул. А кто украл? Либо родственники, либо соседи.
  2. Идея отравления. Эту проблему можно решить, если начать лечение в растворе. Потом, когда у человека эта идея пропадает, он соглашается принимать какие-то препараты для памяти добровольно.
  3. Конкуренция.

С чем может быть связан полный отказ от еды и воды на поздних стадиях деменции?

– В первую очередь, надо искать и лечить депрессию.

Рейтинг отказа от еды в пожилом возрасте:

  1. Депрессия
  2. Идея отравления
  3. Сопутствующие соматические заболевания.

Есть ли какие-то рекомендации ухаживающему человеку, если постоянно чувствуешь себя усталым?

  1. Если у вас есть клан родственников, самый лучший способ – оставить на время пост.
  2. Если нельзя уехать – лечим синдром выгорания лекарствами.

Надо иметь в виду, что уход за пожилым человеком – это тяжелая физическая и моральная работа, которая, если вы сами её осуществляете, вам не оплачивается. Почему синдром выгорания так актуален? Если бы вам платили за уход деньги, вы бы так быстро не сгорали. Оплачиваемая работа – это профилактика синдрома выгорания.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты

Сделан репост от Здоровье by Любовь Давыдова