Сын хирурга Леонида Рогозова: В Антарктиде папа сам себе вырезал аппендикс

  • 81
  •  
  • 2
  •  
  •  

Слава, пришедшая к герою-полярнику, дала медику семью и… отняла ее
За уникальную операцию Леонид Рогозов был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Фото: пересъемка Тимура ХАНОВА/Музей Арктики и АнтарктикиЗа уникальную операцию Леонид Рогозов был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Фото: пересъемка Тимура ХАНОВА/Музей Арктики и Антарктики

В ночь на 1 мая 1961 года советский врач Леонид Рогозов провел необычную операцию: на советской антарктической станции, вдали от цивилизации, он сам себе вырезал аппендикс. Случай беспрецедентный!

Леонид Рогозов стал национальным героем, о нем писали все мировые газеты. Но мало кто знает, что за свою славу блестящий хирург заплатил трагедией в личной жизни…

В чемодане – книги и гиря

Сегодня в Санкт-Петербурге в квартире Леонида Рогозова живет его младшая сестра Валентина Ивановна.

– Мы из простой семьи, росли с братом в Минусинске, – вспоминает она. – Родные гордились, что Леонид поехал учиться на врача в Ленинград. Он окончил мединститут, проходил ординатуру. Вдруг звонит мне: мол, еду в Антарктиду с полярной экспедицией!

На дизель-электроход «Обь» 27-летний романтик-хирург погрузил огромный чемодан, в который положил книги и… двухпудовую гирю для занятий спортом. 18 февраля 1961 года в Антарктиде открыли новую советскую станцию «Новолазаревская». Первопроходцам предстояла долгая зимовка.

Экспедиция успела вовремя: море начинало замерзать. Корабль, доставивший полярников, уплыл и должен был вернуться только через год. Условия жизни на недостроенной станции были тяжелыми. Хирург Леонид Рогозов разгружал тяжести, участвовал в строительстве, трудился и метеорологом, и водителем. Сегодня из 13 участников экспедиции в живых остался только один – 85-летний Владимир Федотов. Он был младшим научным сотрудником, гляциологом-гидрологом.

– На четвертом месяце зимовки Рогозов почувствовал себя плохо и понял, что у него воспалился аппендикс, – рассказывает бывший полярник. – Шанс спасти жизнь был лишь один – делать операцию на месте. И сделать ее сам себе мог только Рогозов. Иначе – перитонит, и тогда летальный исход был бы неизбежен.

«Еще день – и меня было уже не спасти»

Позже доктор Рогозов описал весь процесс в своем дневнике:

«Сильно поднялась температура. Но я не подаю виду, даже улыбаюсь. Зачем пугать друзей? Они приходят, чтобы успокоить меня. Я же огорчен – испортил всем праздник. Завтра 1 Мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав».

– Леонид всех, кого надо, проинструктировал. Лично я готовил ему «операционную», – вспоминает Владимир Федотов. – Мы тщательно вымыли стол, простерилизовали медицинские инструменты, укрепили настольную лампу.

Из воспоминаний Рогозова: «Мои бедные ассистенты! Я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я переключился в режим оперирования, и с этого момента не замечал ничего иного…»

Лежа на спине, Рогозов сделал скальпелем 12-сантиметровый разрез. Смотрел в зеркало и почти на ощупь добирался до аппендикса.

«…Я работал без перчаток. Зеркало помогает, но в то же время запутывает – показывает вещи отраженными. Было сильное кровотечение, но я не позволял себе торопиться. Вскрыв брюшную полость, я задел слепую кишку, и ее пришлось зашивать… Я становлюсь слабее и слабее, голова кружится. Каждые 4 – 5 минут я останавливаюсь отдохнуть на 20 – 25 секунд. Наконец вот он, проклятый аппендикс! С ужасом я увидел темное пятно на нем: это означало, что еще день промедления – и меня уже было бы не спасти».

Операция длилась 1 час 45 минут, хотя в обычных условиях занимает полчаса. Приняв снотворное, врач и пациент в одном лице уснул.


Жена-чешка увезла детей на родину

– Рогозов вернулся из Антарктиды в конце мая 1962 года, – вспоминает вдова начальника экспедиции Владислава Гербовича Гертруда Ростиславовна. – Ему дали квартиру в Ленинграде, куда вскоре переехала его мама. Спросили, в какой клинике он хотел бы работать. Предлагали еще поездки на Южный полюс. Но он отнекивался. Говорил, что в Антарктиде он трудился кем угодно, только не врачом, а ему не хотелось терять квалификацию. Он был высококлассным хирургом и хорошим человеком. После экспедиции защитил диссертацию и потом 14 лет заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулеза НИИфизиопульмонологии. Он спокойно относился к своей славе, но слава его и сгубила. Имя Рогозова гремело, многие предлагали ему выпить за знакомство. Он не умел отказать всем, кто лез к нему в друзья…

Сын Владислав с отцом. Мальчик вырос и тоже стал врачом. Фото: личный архив.

Сын Владислав с отцом. Мальчик вырос и тоже стал врачом. Фото: личный архив.

Леонид Рогозов умер в 2000 году от осложнений после онкологической операции, ему было 66 лет. На похороны не приехали ни его дети, ни бывшая супруга. Знаменитый хирург пережил личную драму: его бросила жена-чешка, увезла двоих детей на свою родину и запретила Рогозову с ними видеться.

Тем не менее дети пошли по стопам отца: сын Владислав сейчас живет в британском Шеффилде и работает врачом, дочь Лена – тоже медик.

– Благодаря операции папы родители и познакомились, – рассказал «КП» Владислав Рогозов. – Наша мама Марцелла, тогда студентка Пражского мединститута, прочитала о подвиге советского хирурга и написала ему письмо. Завязалась переписка. Папа, владевший несколькими языками, решил попрактиковаться в чешском и поехал в Прагу. Мама рассказывала, что они с первой же встречи влюбились друг в друга. Скоро она поняла, что беременна. Родители поженились, и папа привез маму в Ленинград.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

«Мама простила его за годы несчастья»

Поначалу семейная жизнь была безоблачной.

– Отец был очень заботливым – водил на рыбалку, занимался с нами, – говорит сын героя Владислав Рогозов. – Хорошо помню шрам у него на животе. Мы с сестрой знали, что папа сам себе сделал этот разрез. О том, что он был в Антарктиде, напоминали фотографии и чучела пингвинов в нашей ленинградской квартире.

Но Леонид все больше пил.

– Пьяный, он мог распускать руки, – продолжает сын хирурга. – Мама убегала от него, ночевала у знакомых или на вокзале.

Однажды, спасаясь, Марцелла выпрыгнула с третьего этажа и сломала обе ноги…

Чтобы жена не уехала на родину, Леонид уничтожил ее документы. Но женщина восстановила паспорт и, когда муж лежал в больнице, тайком собрала детей и увезла их в ЧехословакиюЛене тогда было три года, Владиславу – шесть.

– С тех пор я отца не видел, – говорит Владислав. – Не знал о его смерти, и только позже от его друзей услышал, что папа сильно переживал разрыв с нами. Я несколько раз приезжал в Ленинград, разыскал могилу отца. Мама тоже побывала в Питере и спустя годы смогла простить папу.

Сейчас Владислав работает анестезиологом в хирургии сердца в университетском госпитале Шеффилда.

– У меня двое детей, внуки знают про прославленного деда, я им рассказываю. И они носят его фамилию – тоже Рогозовы. Ко мне обращаются из разных университетов и клиник, просят материал о папе.

– У него в Питере осталась сестра. Вы общаетесь?

– Когда я ей в первый раз позвонил, чтобы познакомиться, она решила, что я претендую на квартиру. Но квартира мне не нужна. Единственное, что я хотел, – отыскать дневники папы с записями о жизни в Антарктиде. Если дневники отыщутся – сбудется моя заветная мечта.

ПАМЯТЬ

Высоцкий посвятил песню

В петербургском Музее Арктики и Антарктики уникальной операции посвящен целый стенд. Там же хранятся и инструменты, которыми хирург оперировал сам себя. В 1963 году Владимир Высоцкий посвятил ему песню, где есть такие слова:

«Пока вы здесь в ванночке с кафелем

Моетесь, нежитесь, греетесь,

В холоде сам себе скальпелем

Он вырезает аппендикс».

  • 81
  •  
  • 2
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  • 81
  •  
  • 2
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты