Сын, пострадавшей в трагедии в «Хромой лошади» Ирины Пекарской решил стать врачом, чтобы вылечить маму

Муж пострадавшей в пермском клубе не интересуется ее здоровьем и не платит алименты детям

Ирина Пекарская до трагедии и после

Ирина Пекарская до трагедии и после

— На днях у Иринки был День рождения, — говорит мама пострадавшей в «Хромой лошади» Галина Васильевна. – 32 года исполнилось, из которых десять – она прикована к постели.

Пожар в пермском ночном клубе, напомним, случился почти десять лет назад — 5 декабря 2009 года. Погибли 156 человек, десятки — остались инвалидами.

Тогда, почти 10 лет назад, Ирина Пекарская пришла в «Лошадь» вместе с гражданским мужем Сергеем Колпаковым. Мужчина курил на улице, когда начался пожар. Его 22-летняя жена оказалась в самом эпицентре: лежала на полу и, пока не потеряла сознание, кричала и звала на помощь.

Ирина до трагедии. Фото из семейного архива

Ирина выжила, но получила тяжелое токсическое поражение мозга. Ее долго лечили в Москве, затем в питерском институте мозга. Потом неравнодушные пермяки помогли собрать деньги, чтобы отправить девушку на лечение в Германию. В немецкой клинике Ира провела год и три месяца, но все лечение оказалось бесполезным.

«Ирину больше не ругаю, только жалею»

Шесть лет прикованная к постели девушка провела в неврологии пермской краевой больницы. За ней сначала ухаживал муж, но со временем перестал бороться и приходить в больницу.

Тем не менее, все деньги Ирины как ее опекун — выплаты от виновников трагедии (это более миллиона рублей), спонсорские средства (еще несколько сотен тысяч евро), пенсию по инвалидности (14 тысяч рублей в месяц) — он забирал себе.

Сергей Колпаков ухаживал за женой первое время Фото: Вероника РАНГУЛОВА

Куда тратил — никто не знает. Ирину в больнице брили наголо, потому что у нее не было даже шампуня. После публикаций в «Комсомолке» неравнодушные пермяки принесли пострадавшей несколько мешков с шампунями, пеленками и мазями от пролежней. А чиновники организовали переезд Пекарской в Березники, где живут ее мама и дети.

В паллиативном отделении Ирина Пекарская лежит уже два с половиной года. Врачи говорят, что поставить ее на ноги – шансов уже нет. Возможен только грамотный уход.

— Внутренние органы у нее хорошо функционируют, а вот руки, ноги и голова не работают, — продолжает Галина Васильевна. – Я сама инвалид, из дома не выхожу. К Ирине ходит ее старший брат Сергей и его жена или теща. Меняют ей белье, купают, разговаривают.

16 ноября у Ирины Пекарской был День рождения, ей исполнилось 32 года.

— Сергей отнес тортик медикам, навестил Ирину, — рассказывает ее мама. – Он включает телефон на громкую связь, и я что-то рассказываю дочери. Раньше все время ругала: «Зачем ты связалась с этим Колпаковым? Если бы не уехала, ничего бы не случилось!» Ирина только мычала и плакала в ответ. Сейчас я больше ее не ругаю, рассказываю о детях, их учебе в школе.

Ирина и Сергей. Фото из семейного архива

Открытка для мамы

У Ирины два сына. Артуру 10 лет, он учится в четвертом классе. Саше – 12, он шестиклассник. Мальчики живут с бабушкой.

— Ребятки у нас растут хорошие, — продолжает Галина Васильевна. – Артур учится на «четверки» и «пятерки», у Саши бывают и «тройки». Летом они маму навещали. Артур нажаловался, что Саша плохо учится. Дочь в ответ плакала. На День рождения Артурик сделал для нее аппликацию с цветами. Сейчас готовит подарок к Новому году.

Маленький Артур мечтает окончить школу на «пятерки» и стать врачом. Чтобы вылечить свою мамочку.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: «R-A-209337-2», renderTo: «yandex_rtb_R-A-209337-2», async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; s = d.createElement(«script»); s.type = «text/javascript»; s.src = «//an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, «yandexContextAsyncCallbacks»);

Родные Ирины готовы дать согласие даже на экспериментальное лечение. Лишь бы оно помогло поставить женщину на ноги. На них вышел пермский бизнесмен, который готов купить специальный аппарат. Он справляется даже с неизлечимыми болезнями с помощью электроимпульсов.

Но врачи больницы, где лежит Пекарская, отказали в применении аппарата: он излучает электромагнитное поле, которое может привести к эпилептическим приступам.

Ирина Пекарская в больнице Фото: Екатерина ГАСПЕР

Почему нельзя спасти Ирину

— Я дважды осматривал Ирину Пекарскую и хорошо знаю историю ее болезни, — говорит главный ангеоневролог Пермского края Роман Энгаус. — У нее тяжелое токсическое поражение вещества головного мозга, постгипоксическая энцефалопатия. Учитывая тяжесть травмы, осложнения, которые развиваются у длительно неподвижных людей, эту пациентку на ноги не поставить. Никаких высших корковых функций, таких как возможность читать, писать, считать, разговаривать, не вернуть. Она может на что-то реагировать и высказывать некоторые эмоции — громко хохотать, кричать, плакать или немного улыбаться. Но это все. Происходящее она не понимает, реабилитационного потенциала у нее нет.

Отец детей не платит алименты

— Все, что мы можем, помогать медикам ухаживать за Ириной, — продолжает Галина Васильевна. – Купить постельное белье, помыть ее, пообщаться. Моя главная задача – вырастить внуков, детей Ирины. Ее пенсию мы не тратим, откладываем на будущее Артуру и Саше – на учебу, квартиру.

— Отец детей помогает?

— Нет, с тех пор, как Ирину перевезли в Березники, он ни разу не появился. Не интересуется ни ее здоровьем, ни мальчиками. Алименты не платит, даже с Днем рождения не поздравляет. У человека давно другая семья и другие дети. Полиция проводила проверку, куда он потратил деньги Ирины – те, которые перечисляли спонсоры, виновники трагедии и простые люди, которые отдавали последнее на лечение дочери. Он полицейским объяснил: мол, я был опекуном жены, и все деньги тратил на нее. А как проверить, куда он их истратил? Никак!

Оставьте комментарий